Сибирские крестоносцы: чью сторону заняли старообрядцы в гражданской войне

© warspot.ru

© warspot.ru

Источник

Крестоносцы… Что первым делом приходит на ум при их упоминании? 

Средневековые рыцари в латах, с алыми крестами на плащах и знамёнах, с кличем «Deus vult!» на устах отвоёвывающие у сарацин Гроб Господень? Более искушённые в истории могут припомнить, что в крестовые походы отправлялись не только западноевропейские феодалы, но и русские князья – как в 1111 году, во главе с Владимиром Мономахом против половцев. 

Куда менее известно, что крестоносное войско существовало и воевало в России даже в ХХ веке, в пору Гражданской войны.


Они появились не вдруг. 

Ещё в начале Первой мировой бородатые сибирские стрелки шли в атаки с намоленными иконами пращуров, висящими на груди поверх шинелей. Полковые священники шагали из окопов под свинец вместе со своей солдатской паствой. Когда уже другая война полыхала на просторах России, весной 1918 года на Урале объявился пожилой казак-старообрядец Мокий Кабаев. Он возглавил организованную боевую группу из 70 казаков-староверов, отвергавших брадобритие, табак и водку. 

«Старик Кабаев», якобы ходивший ещё в Среднюю Азию с генералом Скобелевым, посещал белые части с медным наперсным крестом и иконой. Наряду с молитвенными песнопениями и заветами о благочестии, он вдохновлял войска на бой и сам не уклонялся от него. Они и были одними из первых крестоносцев той поры.

Стяг дружины Святого Креста

Стяг дружины Святого Креста

© warspot.ru

Год спустя на другом фронте Гражданской войны, а именно юге России, звучали замыслы создания отдельных воинских формирований, что воевали бы «под знаменем Святого Животворящего Креста». 

Как пишет исследователь В.Ж. Цветков, в конце лета 1919 года в Екатеринодаре (ныне Краснодар) было объявлено об учреждении «Легиона Святейшего Патриарха Тихона». Воинам в нём полагались нагрудные эмалевые кресты, чёрные для рядового состава и белые – для командования. Более того, чины в будущих крестоносных частях планировали уподобить стрелецкому войску допетровского времени. 

Однако командующий Вооружёнными Силами Юга России генерал А.И. Деникин не дал начинанию путёвки в жизнь. Его рассердила перспектива подчинения легионеров не только ему, но и своему идейному руководству. Подлинные же «Дружины Святого Креста» появились ровно в то же самое время на востоке России. Прежде чем рассказать о них, следует обратиться к биографии одного из главных вдохновителей новых крестоносцев.

Известно, что Белое движение в массе своей не было монархическим. Во главе него находились люди, продолжившие службу в Русской армии после отречения Николая II. В их числе присягу Временному правительству в 1917 году принёс и генерал М.К. Дитерихс. Опытнейший военачальник, окончивший Николаевскую академию Генерального штаба по 1-му разряду, ещё раньше он стал восприемником от купели самого наследника престола цесаревича Алексея. В Первую мировую войну руководил штабом 3-й армии на Восточном фронте, затем возглавлял 2-ю Особую пехотную бригаду на Балканах.

Слева единственный сохранившийся фотоснимок Мокия Кабаева, организатора первой белой крестоносной дружины (http://new.yaik.ru). Справа генерал-лейтенант М.К. Дитерихс. (художник Д. Трофимов, 2003 год)

Слева единственный сохранившийся фотоснимок Мокия Кабаева, организатора первой белой крестоносной дружины (http://new.yaik.ru). Справа генерал-лейтенант М.К. Дитерихс. (художник Д. Трофимов, 2003 год)

Возвратившись в Россию летом 1917 года, Дитерихс стал начальником штаба 3-го конного корпуса генерала А. М. Крымова, главной ударной силы Корниловского мятежа, хотя от участия в нём уклонился. Осенью, по одной из версий, вызволял Л.Г. Корнилова и других генералов из Быховской тюрьмы, затем руководил штабом Чехословацкого корпуса – словом, биография и карьера из тех, что впору экранизировать. 17 января 1919 года по предписанию адмирала Колчака Дитерихс начал расследование убийства царской семьи. По версии историка С.Э. Зверева, именно это событие стало рубежным для мировоззрения генерала.

В середине июня 1919 года вышел подписанный Дитерихсом приказ, содержащий следующие примечательные слова: «Призываю всех объединиться в борьбе против общего врага. Напоминаю, что мы ведём не политическую борьбу, а религиозную». 6 августа того же года руководивший пресс-бюро при правительстве Колчака философ Д.В. Болдырев на митинге в Омске призвал всех вступать в дружины Святого Креста. Тогда же начали формироваться и дружины Зелёного Знамени из исповедующих ислам. Парадоксально, но факт: крестоносцы и мусульмане, тысячу лет тому назад непримиримые противники, в рядах Белого движения вставали в единый строй.

Это были сугубо добровольческие формирования. Как указывает историк Р.Г. Гагкуев, они комплектовались согласно штатам отдельных сводных батальонов и набирались прежде всего из числа беженцев. Срок службы добровольцев составлял полгода. Их обеспечивали униформой и тёплой одеждой, с учётом суровости климата и скорых осени с зимой. 

Военнослужащим в дружинах выплачивалось жалование. Многим из них не хватало крыши над головой, свой угол всегда был для беженцев вопросом первостепенной важности. В таких случаях выдавались деньги на жильё, или обеспечение квартирой. Кроме того, производилась разовая единовременная выплата денег – по 1000 рублей в руки. 

Беспорочно отслужившие свои первые шесть месяцев могли рассчитывать ещё на 800 рублей, после года в крестоносцах – на 1000. Два года в рядах Святого Креста или Зелёного Знамени предполагалось вознаграждать целыми 5000 рублей. Всего же на развитие этого почина правительством Колчака было выделено 10 миллионов рублей.

Униформа добровольцев дружин Святого Креста и Зеленого Знамени: полка Иисуса Христа, одной из омских дружин Святого Креста, Киргизской Дружины Зеленого Знамени (http://kolchakiya.ru)

Униформа добровольцев дружин Святого Креста и Зеленого Знамени: полка Иисуса Христа, одной из омских дружин Святого Креста, Киргизской Дружины Зеленого Знамени (http://kolchakiya.ru)

По принципу единоначалия всеми дружинами командовал назначенный на эту должность генерал В.В. Голицын. У него под рукой был целый аппарат офицеров, наделённых полномочиями для действия во всех подконтрольных регионах. Голицын был весьма воодушевлён идеей добровольчества. В сентябре 1919 года он делился с прессой:

«Отрадно видеть, что добровольчество идет с низов… Это движение выдвинуло новый клич: «За веру Родины!» Православные под знаком креста и мусульмане под знаком полумесяца поднимаются на Священную войну».

Помощь со стороны союзников по Антанте выразилась, в частности, в заказе 100 тысяч томиков Библии. Каждому дружиннику-христианину должен был выдаваться один экземпляр – правда, за Урал священные книги доставили лишь в ноябре.

Дружины Святого Креста являлись весьма необычными воинскими формированиями, а наряду с этим – братствами. У отдельных частей мог быть свой небесный покровитель – Александр Невский, Сергий Радонежский и т.д. Наряду с присягой, добровольцы приносили и священный обет. В строю они должны были носить восьмиконечный крест на униформе. Дисциплина в дружинах сочеталась с запретами на спиртное, брань, плотские утехи и т.д. Наконец, примечание к «Положению о Дружинах…» гласило: «При обращении солдат к офицерам допустимо слово “брат” присоединять к чину – например, “брат поручик”, “брат капитан” и так далее». Вступивших в ряды дружин женщин именовали «сёстрами».

Правда, даже самый искренний порыв не компенсировал нехватки боевой выучки и опыта. В дружины вступали по большей части незнакомые с военным делом люди. Только для усвоения необходимых азов им требовалось полгода, а на деле уже месяц-два спустя крестоносцев отправляли на передовую. Первые из них пошли в бой в сентябре. На сегодняшний день неизвестны ни точное количество добровольцев, ни явные свидетельства их успехов на фронте.

Знак дружины Святого Креста, 1919 год (http://www.auction-imperia.ru)

Знак дружины Святого Креста, 1919 год (http://www.auction-imperia.ru)

Движение дружин Святого Креста и Зелёного Знамени, несомненно, всколыхнуло белую Сибирь и повлияло на итог Тобольской операции осенью 1919 года. Колчаковские войска тогда вытеснили за Тобол 5-ю армию РККА командарма М.Н. Тухачевского. «Войска фронта! Вместе со мной каждый по своей вере сотворите благодарственную молитву Богу, Сыну Его Христу и Пророку Магомету за дарованную победу…» – восклицал по этому поводу в приказе Дитерихс. Но эта победа оказалась последней для Белого движения на востоке России.

На начало 1920 года историки ещё отмечают отдельные части крестоносцев, сливающиеся с регулярной армией, и сходятся во мнении, что к заявленной религиозной войне массы населения были попросту не готовы. Вдобавок, обычным делом для белой Сибири была, к примеру, порка шомполами. Неоднократные приказы, воспрещающие телесные наказания и рукоприкладство, попросту не работали. «Бьют хуже, чем при царе. Бьют, да приговаривают: «Приказ приказом, морда мордой, а Колчак Колчаком»», – встревоженно сообщал священнослужитель Борис Серебряков в письме колчаковскому военно-политическому руководству в октябре 1919 года. Светлые идеалы слабо сочетались с таким положением вещей. «Последний резерв» Верховного правителя России не помог ему выиграть войну.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)