Как отстоять биологический суверенитет в эпоху ковида

© Коллаж/Ridus.ru

© Коллаж/Ridus.ru

Прошедшая под эгидой «Ридуса» онлайн-конференция «Биологические лаборатории США: угрозы для мирового сообщества» была уже четвертой по счету в уходящем году.

Сейчас речь идет не столько о донесении информации широкому кругу и осмыслении проблематики биологических угроз, сколько о промежуточных итогах и этих экспертных обсуждений, и последовавших за ними действий.


Бремя пандемии, мобилизация резервов

Много внимания было уделено и вопросам противодействия пандемии коронавируса. Насколько эффективными были предпринятые меры? С таким вопросом мы обратились к участнику онлайн-конференции Александру Эдигеру — эксперту движения «Сильная Россия» по вопросам здравоохранения, врачу-патологоанатому, эксперту по фармацевтическому рынку, клиническому фармакологу.

«Сейчас мы пожинаем плоды, в том числе и плоды ошибок», — так характеризует нынешнюю ситуацию эксперт. Эдигер уверен, что ковид — это всерьез и надолго. «Ковид-диссидентство и отрицание ковида как фактора, который очень драматически, страшно и надолго вошел в мировую жизнь, мировую экономику, мировую социальную политику, — это будет, по-видимому, уже невозможно».

Эксперт настаивает на том, что сегодня все предсказания по поводу динамики пандемии или выхода из нее ничего не стоят. «Это связано даже не с тем, что было упущено довольно много времени, почти полгода, серьезными исследователями на эту тему. Например, понимание, что с этим делать, что такое устойчивость вируса, что такое противоэпидемические меры, оценка этих мер, оценка мер терапевтических, какие-то попытки международного сотрудничества, кооперации между учеными, между практиками — это всё провалено. Это мы сейчас говорим о международном опыте. Россия оказалась в одиночестве. Не только Россия, все отдельные страны оказались в одиночестве перед этой большой бедой».

Александр Эдигер.

Александр Эдигер.

© Первый канал

По мнению Эдигера, иначе и быть не могло: всё это продиктовано международными условиями в том виде, в котором они сложились на начало 2020 года. Соперничество, зависть, отсутствие каких-то джентльменских правил не позволили корректно обмениваться информацией, советоваться, забыть какие-то политические или коммерческие амбиции.

«Это привело к тому, что Китай, Россия, Штаты, отдельные страны ЕС в какой-то момент оказались в позиции низкого старта, все на одинаково нулевом уровне, — объясняет эксперт. — И вот как страны с этого нулевого уровня начали справляться в первой фазой? Сейчас уже вторая фаза этой пандемии. Тут начался самый интересный вариант. Россия оказалась очень неплоха как в области теоретического осмысления, что такое ковид, так и в принятии мер. Важно другое. Это то, что мы упустили, и сейчас обязаны об этом сказать. Это не вторая волна. Никакой второй волны нет, потому что первая волна еще не закончилась. Не было падения случаев статистики как по заболеваемости, госпитализациям, так и по летальности. Не было нулевого уровня. Июль, август остались достаточно напряженными. То есть вирус не ушел. Вирус продолжает циркулировать. И то, что происходит сейчас, — это очередная девиация статистическая внутри продолжающейся пандемии».

Эдигер подчеркивает, что Россия чрезвычайно разнообразно, сложно и динамически реагирует на происходящее. «Первое — это накопление резервов. И второе — мобилизация этих резервов. То, что происходит сейчас. Недавняя информация говорит о том, что почти заполнены койки, почти выбраны резервы кадровые и ресурсные. Но это уже тяжелая, напряженная, но вполне планомерно реализуемая работа».

Эксперт напомнил ситуацию в марте — апреле, когда появилось новое понятие «золотого запаса» в мире — количество аппаратов ИВЛ. Наблюдался бум. Некоторые страны даже прибегли к краже чужих самолетов, загруженных аппаратами ИВЛ и другими медицинскими средствами. «Аппарат ИВЛ вдруг был обозначен как последний довод королей в области ковида, — говорит Александр Эдигер. — Эта страшная, фатальная глупость закончилась давным-давно. То, что происходит сейчас, мы стараемся просто не доводить до ИВЛ. Занимаемся тем, что не лечим противовирусно, лечим патогенетически, лечим достаточно успешно. Несмотря на страшные цифры, которые нас по-прежнему каждый день чрезвычайно сильно угнетают. В данном случае я говорю о психологии медиков, которые имеют с этим дело».

Эксперт отмечает, что в России изданы несколько важных документов, которые не попали в широкую информационную сеть. Один из них — атлас морфологии ковида, вышедший под руководством известного ученого-патологоанатома Олега Зайратьянца. Эдигер считает, что из этого атласа необходимо сделать мировое практическое пособие, где будут представлены очень внятные фрагменты клинических рекомендаций. «В данном случае есть уже некоторое теоретическое спокойствие у докторов, практиков, организаторов здравоохранения», — подчеркивает эксперт.

Колоссальный шанс

Участники онлайн-конференции обсудили также разработки отечественных вакцин и перспективы вакцинации.

«У нас тяжелейшая дилемма, что делать по поводу вакцины, — говорит Александр Эдигер. — Ясно, что российская вакцина „Спутник“ создана. Есть великолепные вакцины производства новосибирского „Вектора“. Есть блестящая тематика, связанная с Центром Чумакова, — цельновирионная вакцина. То есть уже сейчас Россия практически накрыла все концептуальные направления по созданию вакцин».

Но нужна еще информация по эффективности и безопасности этих разработок. Причем безопасность надо ставить во главу угла.

Александр Эдигер так оценивает нынешнее положение дел: «Мы закладываем сейчас фундамент. Если мы знаем, что ковид — это всерьез и надолго, то нам нужен не только день сегодняшний, но и день завтрашний. Нам нужно понять, как вакцинация отразится не просто на неких группах населения, а на десятках миллионов наших людей. И, разумеется, если всё будет нормально, еще и на экспорте. Мы сейчас находимся в стадии накопления информации. Россия имеет колоссальный шанс, если всё будет нормально, оказаться лидером в этом направлении. Но позиция моя и ряда моих высокоуважаемых коллег: давайте еще поднакопим информацию. Мы должны ее сейчас поднакопить, перейти в первоначальную стадию третьей фазы с тем, чтобы понимать, что мы получаем на выходе.

© Dwi Anoraganingrum/Geisler-Fotop/ТАСС

Есть еще один аспект у этого всего. Насколько мне известно, мы находимся в чрезвычайно интересном лидерском положении, связанном с тестированием. Совершенно очевидно, что на современном уровне двух групп тестирования (ПЦР- и антительные тесты) недостаточно. Нужно тестирование на уровне клеточного иммунитета. В этом смысле есть чрезвычайно интересные и очень важные разработки. То есть объективных шансов стать одним из мировых провайдеров у нас более чем достаточно.

Но риторический вопрос: кто нам позволит в современной международной обстановке побыть научно-методическим лидером, а тем более практическим лидером? А тем более — производителем вакцин на высокопопуляционные группы, такие, например, как Индия, возможно, Китай, Юго-Восточная Азия?»

Эксперт предполагает, что в сегодняшней ситуации Россия может потратить колоссальные усилия на продвижение своих вакцин — и не достичь успеха.

Эдигер прокомментировал и недавнюю информацию из США о вакцине компании Pfizer. Он считает эти работы малоинтересными по сравнению с возможностями российской вакцины.

«Весь вопрос: что это будет за чемпионат? Будет ли он честным? А честным он, конечно, не будет», — прогнозирует эксперт.

Эдигер также отмечает, что некорректно и неверно говорить сегодня о принудительной вакцинации в РФ. По его словам, вакцинация должна происходить с точки зрения жесткого определения критериев групп включения (кого вакцинировать). А принудительная вакцинация могла быть только в том случае, если бы ковид признали особо опасной инфекцией. Но коронавирус таковой не является, при всей тяжести и сложности проблемы. «Прививать надо начинать с отдельных гомогенных однородных групп, тех, кому это абсолютно необходимо», — заключает эксперт.

Изменения в оценке деятельности биолабораторий

Во второй половине онлайн-обсуждения мы говорили уже собственно о биологических угрозах и биолабораториях США.

За полгода нам удалось консолидировать экспертное сообщество, выработать общие позиции по отношению к этой проблематике.

Содержательными и острыми были выступления эксперта в области зоонозных заболеваний Григора Григоряна, которым была посвящена отдельная публикация «Ридуса». Он уже не впервые выступает в наших конференциях. Кстати, за время, прошедшее с момента участия Григоряна в предыдущей нашей встрече, он успел побывать добровольцем на фронте в Арцахе. Об этом Григор рассказал в интервью, которое вышло на страницах ridus.ru. 

Он уже не впервые выступает в наших онлайн-обсуждениях. За время, прошедшее после участия Григора Григоряна в предыдущей конференции, он успел побывать добровольцем на фронте в Арцахе. Об этом Григор рассказал в интервью, которое в ближайшие дни выйдет в «Ридусе».

Глава Евразийского аналитического клуба Никита Мендкович акцентировал внимание на военно-политическом аспекте, связанном с пандемией: «Ее опыт показал, что биологическое оружие — это не некий реликт прошлых лет. Это объективная сегодняшняя угроза. Пример пандемии коронавируса показал, что вирус даже с относительно низкой летальностью может наносить существенный ущерб и экономике страны, и работе ее инфраструктуры, логистике. Не говоря уже о том, что он повышает дезорганизацию общества, ведет к росту протестных настроений. Мы это видим на примере Германии и ряда других стран, где на волне коронавируса вспыхнули достаточно серьезные беспорядки и столкновения с полицией».

Но я бы здесь привел и полярно противоположные примеры. На той же Украине есть все предпосылки для социальной напряженности, поскольку власть во время пандемии бросила миллионы людей на произвол судьбы. Деньги из «коронавирусного» фонда расходовались на президентский проект «Большая стройка», на финансирование МВД. Больницы оказались не подготовлены к пандемии. На трудностях карантинного периода наживались олигархи, близкие к власти. Самолет «Мрия» с гуманитарным грузом из Китая, поступившим в продажу в различных «Эпицентрах», стал синонимом коррупции и цинизма Офиса президента. Слова «российская вакцина» на официальном уровне признаны крамольными. И при этом коронавирус становится фактором сдерживания протестных настроений, предлогом для «профилактики» социальной активности населения. Даже откровенные провалы власти и проблемы людей используются «слугами народа» для манипуляций.

Никита Мендкович.

Никита Мендкович.

© facebook.com

Никита Мендкович напомнил об основных аспектах, которым были посвящены уже четыре онлайн-конференции «Биологические лаборатории США: угрозы для мирового сообщества»: «Касательно пандемии есть разные мнения, имеет коронавирус искусственное или естественное происхождение. Я знаю несколько вполне серьезных опубликованных в научной печати исследований, настаивающих именно на искусственном происхождении. Я имею в виду и французские, и норвежские публикации в этом вопросе. Не говоря уже о резонансной истории с индийским исследованием, которое потом было удалено из открытых источников. Тем не менее я сам не берусь делать на этот счет какие-то выводы. Упомяну лишь, что в связи с этими фактами проводились многочисленные журналистские расследования. И делались предположения, что нынешняя пандемия коронавируса может являться результатом биологических экспериментов в лабораториях армии США.

Не секрет, что в последние четыре-пять лет США вели эксперименты по созданию биологического оружия на основе коронавируса. Причем задействовали в этих целях свои научные центры на территории СНГ: в Грузии, в Казахстане, в Узбекистане. Ряд работ по данному направлению в настоящий момент попал в открытую печать. Я очень рад, что мне удалось заинтересовать в этой проблематике и экспертов, и журналистов, и политиков, в связи с чем были запущены определенные политические процессы. Прежде всего, речь о том, что начала изменяться оценка указанных биолабораторий, которые перестали восприниматься как некий элемент ландшафта и многими были осознаны в качестве угрозы безопасности стран пребывания и региона».

Глава Евразийского аналитического клуба отметил конкретные результаты медийного резонанса и общественного противодействия в связи с деятельностью биолабораторий США. Например, июньское заявление президента Казахстана, анонсировавшего уход американских военных биологов из лаборатории в Алматы.

«Я очень надеюсь, что предложение о биологических инспекциях со стороны военных России будет принято, ситуация начнет систематически изучаться, причем не только в Алматинском центре, но и в других центрах, которые сотрудничали с армией США, — говорит Никита Мендкович. — Например, в Институте проблем биологической безопасности в Джамбульской области. Я надеюсь, что будет допущена военная инспекция стран ОДКБ, будет изучена ситуация. Ну и, с одной стороны, мы получим гарантию того, что больше биологические военные разработки там не будут вестись, а с другой стороны, может быть, удастся добиться публикации всей информации об экспериментах, проводившихся США на территории Казахстана, включая случаи намеренного заражения местной фауны характерными и нехарактерными для региона заболеваниями».

Эксперт добавляет, что возникшая политическая дискуссия позволила привлечь внимание к биолабораториям в других странах СНГ, включая Узбекистан, Армению, Украину, которые также на разных условиях сотрудничают с Пентагоном.

«Я очень надеюсь, что хотя бы в дружественных России государствах будут приняты политические решения о прекращении такого рода работ, — продолжает глава Евразийского аналитического клуба. — Я хочу подчеркнуть: подобные лаборатории являются частью военной инфраструктуры НАТО. Фактически это аналогично размещению ракетных пусковых установок с ядерным оружием на территории соответствующих государств. Спокойно к этому Москва не может относиться. И я надеюсь на планомерные усилия наших дипломатов по закрытию данных объектов. Тем более что ряд политиков в названных государствах уже обратили внимание на угрозы этих лабораторий. В Казахстане было заявление представителей Компартии Казахстана. В Армении и Молдавии компартии также выступили с заявлением о необходимости скорейшего закрытия военных разработок НАТО с участием научных центров на территории этих государств».

Никита Мендкович напомнил, что на Украине оппозиции удалось инициировать расследование деятельности биолабораторий США через судебный иск, хотя это и не привело к прекращению указанной деятельности. Буквально накануне было опубликовано большое расследование об использовании биолабораторий на Украине как для военных целей, так и для проведения экспериментов в интересах американских корпораций на людях, проживающих на Украине.

Черед дипломатов и политиков

Глава Евразийского аналитического клуба подчеркивает, что на первом этапе эксперты, журналисты сделали максимум возможного для привлечения внимания к проблеме биологических угроз. А дальше наступает черед дипломатов и политиков.

«Я с сожалением должен отметить, что в ряде случаев к этому проявляется откровенно халатное отношение, в том числе со стороны некоторых работников посольств РФ в странах СНГ, которые не хотят заниматься этим вопросом, вникать в него и ставить его максимально жестко перед своими контрагентами в странах пребывания», — сетует Никита Мендкович.

Однако события этого года поспособствовали осознанию серьезности проблемы. Поэтому есть определенный прогресс в отношении к ней. «Кроме этого, есть ряд закрытых диалоговых форматов со странами СНГ, которые, я надеюсь, в близком будущем приведут к принципиальному решению о закрытии биолабораторий НАТО на территории наших стран, в особенности на территории стран ОДКБ, — говорит глава Евразийского аналитического клуба. — Насколько я знаю, были приняты соответствующие решения Организации договора коллективной безопасности об общей биологической безопасности. И я надеюсь, они станут инструментом для ликвидации внешнего военно-биологического присутствия».

Есть надежда, что дипломатическими и политическими методами удастся добиться закрытия биолабораторий или взятия их под контроль членами ОДКБ.

© pexels.com

Эксперт подчеркивает, что на текущий момент биологические лаборатории НАТО на территории СНГ занимаются разработками как минимум двойного, а скорее даже военного назначения.

«Речь идет об изучении и распространении местной фауной болезней, опасных для человека, — объясняет Мендкович. — Причем зачастую эксперименты и исследования в этой области сопровождаются нетипичными вспышками этих заболеваний, а иногда появлением нехарактерных для региона штаммов, которые, как показывают последующие исследования, более характерны для стран дальнего зарубежья, в особенности США и Западной Европы. Речь, например, о вспышках болезней на территории Казахстана, которые совпадали по времени с выделением грантов Департамента обороны США на исследование указанных заболеваний».

Эксперт сообщил, что после предыдущей конференции этой осенью был выпущен большой доклад с описанием на основе открытых источников примеров подобных совпадений. Более того, этот материал был передан в компетентные органы России и Казахстана.

«Я очень надеюсь, что сейчас, по мере накопления обеспокоенности этим начнут всерьез заниматься уже и силовики, которые проведут расследование и установят, кто ответственен за эти предполагаемые незаконные эксперименты. Я надеюсь, что это станет подспорьем в ликвидации этого внешнего опасного военно-биологического присутствия», — резюмирует глава Евразийского аналитического клуба.

Напомним, 1 декабря Сергей Лавров на пресс-конференции по итогам заседания Совета министров иностранных дел стран — участниц ОДКБ заявил: «Много внимания уделили задачам повышения нашей способности противостоять угрозам в сфере биологической безопасности. На этот счет есть целый ряд предложений, которые сейчас продолжают обсуждаться. Я уверен, что мы в скором времени сформируем специальный механизм в рамках ОДКБ, который будет эти угрозы рассматривать и вырабатывать конкретные рекомендации о путях их купирования».

Изменения, прогнозы, перспективы

Александр Эдигер отметил несколько моментов, которые приходится учитывать в этом году и в ближайшее время.

«Первое. Обратите внимание: ковид не просто изменил конкретную ситуацию экономическую и даже медицинскую. Он ее изменил очень своеобразно. Например, как сейчас себя будут вести банальные сезонные ОРВИ на фоне ковида и на фоне антиэпидемических, антиковидных мер? Очень интересная тема, в том числе и для разведки.

Второе. Что такое сейчас так называемая внебольничная пневмония? Мы были, наверное, первыми в мире, кто сказал, что ковид — это не пневмония, а специфическое поражение легких. Вот что будет сейчас с пневмонией?

И третье направление (в данном случае мы обозначаем ряд моментов, которыми должны заниматься в том числе медицинские разведчики) — это так называемая нозокомиальная флора. Это флора в больницах, реанимациях, хирургиях. Флора, специально выращенная, потому что мы своими антибиотиками ее выращиваем.

И к этому можно добавить четвертое направление: что изменится с флорой вообще, если брать мазки, например, носоглотки после массового применения «Азитромицина», которое случилось по всему миру, в том числе и в России? Что происходит?

Понимаете, что самое интересное в этой ситуации? Некий биологический центр. Чем он прекрасен с точки зрения выполнения военных функций? Первое: он изолирован. Второе: там могут быть не просто клерки и не просто минилаборатории с какими-то девайсами, техникой и так далее. Там же можно просто элементарно на хорошем сервере накапливать информацию из разных источников, анализировать информацию и создавать из этого в том числе и рекомендации. Например, предсказывать, что произойдет в России весной: ковид, с одной стороны, а с другой стороны, нековид, сезонные инфекции… На основании данных биологической разведки можно устроить Predict (предсказание), если этим заниматься, если окружить Россию (что и произошло) десятками центров, каждый из которых будет по одной и той же матрице собирать данные и их обрабатывать. Зачем это нужно? Это элементарный экономический прогноз. И не только экономический — еще и социальный, еще и военный. То есть понимаете, что происходит?»

© pexels.com

Эксперт указывает, что биологический суверенитет предполагает бережное отношение к реальной информации, которая не должна попадать в руки врагов. И эта биологическая информация должна быть разделена на максимально ценные или максимально целевые блоки. «Потому что в этой связи мы начинаем понимать, зачем нужна информация о количестве и качестве белка, потребляемого данными группами населения, зачем нужна информация об антителах, информация даже о мазках из носоглотки про разные вирусы, — говорит Эдигер. — Или информация о реальных количествах потребления антибиотиков в стационарах и нестационарах. Любой серьезный военный аналитик, который не дружествен нам, на основании этого может сделать массу интереснейших выводов и, к сожалению, правильно спланировать контроперацию против любой из наших стран».

В завершение дискуссии Александр Эдигер ответил на вопросы, чего ждать в следующем году, перейдет ли общество на новые рельсы, считаясь с новыми «ковидными» условиями.

Эксперт считает, что есть надежда на то, что будет сформировано настоящее досье ковида. «Если эта разработка случится (она делается), все остальные вопросы будут вторичными. В том числе все противоэпидемические меры, нужен ли локдаун, нужна ли вакцинация, — это на данный момент метод не очень научного тыка».

Эдигер напомнил, что прошедшая весна была связана с методом проб и тяжелейших ошибок.

«Россия, я надеюсь, не пойдет по пути локдаунов даже региональных, даже временных, потому что это не работает, — прогнозирует медик. — Нам придется изобретать комбинированный способ. Я так думаю, это комбинация частичных вакцинаций с той или иной степени жесткости мерами изоляции (но не карантином). И, разумеется, надо будет взвешенно, внятно и точно смотреть на прямые противовирусные препараты… Будущий год ожидается, к сожалению, не лучше, чем этот. Потому что вирус, конечно, не уйдет. Борьба продолжится. Я не очень понимаю, откуда берутся прогнозы, связанные с концом 2021 года: кто, когда, какой математик, какую модель построил?»

Плохие прогнозы от Эдигера: полное отсутствие международного сотрудничества, очень грязный мировой чемпионат между вакцинами. «Невероятно грязный и невероятно денежный. Потому что они вбивают примерно в 12-15 раз больше денег, чем мы, и в создание, и в промоцию. И разумеется, изоляция России в этом смысле. Российское профессиональное и политическое одиночество, если мы говорим о ковиде».

Обнадеживающие прогнозы от Эдигера: «Я вижу интересное развитие побочных или боковых, латеральных моментов, связанных с инфекциями в целом, с кардиологией. Я очень надеюсь, что получат импульс наши фармпроизводители».

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)