«Кто-то из толпы выстрелил в Колокольцева»: откровения участников Манежки

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

Сегодня исполнилось десять лет, как на Манежной площади прошли массовые беспорядки. Поводом для столкновения с правоохранительными органами стало убийство болельщика столичного «Спартака» Егора Свиридова. С помощью очевидцев ridus.ru воссоздал цепочку событий, произошедших в Москве с 6 по 11 декабря 2010 года.


Алексей Усачев, болельщик московского «Спартака», друг Егора Свиридова

— Шестое декабря. Ночь. Я уже спать лег, думаю, около часа было. Смотрю (тогда уже чаты были) — сообщения пошли, что Егора убили. Сперва не понял, какого Егора. Обзвонил, кого мог. Написал кому-то. В итоге говорят: «Седого». Седой у него прозвище было, у Егора Свиридова.

Наши ребята, у кого была возможность, сразу поехали на место убийства. Ночь там провели. В итоге милиция всех задержала, как говорится, и наших, и не наших. Наших, правда, отпустили быстро. Кавказцев держали какое-то время, но потом отпустили всех, кроме Черкесова.

Это вызвало большое негодование у общественности околофутбольной. Кроме того, прокурор себя очень борзо вел. Когда он приехал на место убийства, выражался, как блатной уркаган: «Ну чо, где терпилы-то? Чо мы тут делать щас с ними будем?» Вел себя очень вызывающе.

На одном из форумов фанатских появилось предложение поехать к прокуратуре Северного округа. Позднее в одном открытом чате было решено: поехали к прокуратуре, выразим там свой протест. Я, правда, сам не поехал, но поехали многие, причем не только болельщики, но и просто неравнодушные русские люди.

Тогда было много беспредельных случаев, и у всех накипело, что убивают русских парней регулярно. Повалили 7 декабря толпой к прокуратуре, вплоть до дедов и бабок, и в итоге перекрыли Ленинградское шоссе. Оно еще было до реконструкции. Без отбойника.

В наших глазах обстановка на тот момент была такая: всех отпустили, кроме одного, который на себя все берет. Ребята, которых вместе с Егором тоже подстрелили, звонили мне и спрашивали: «Лех, что делать-то? Дело полузаминают-полусливают. Дескать, убийцу посадят, а остальных что?»

Я предложил ехать в прокуратуру Москвы. Собрал всех, кто был там помимо Егора, и поехали писать заявление о бездействии сотрудников полиции и прокуратуры. Написали. И только мы вышли, мне позвонили из прокуратуры, из особого отдела (по особо важным делам). Они уже всех собирали, потерпевших и ближайший круг. Из прокуратуры Москвы мы поехали в особый отдел. Вот там уже подробно всех допрашивали: меня, потерпевших, жену Егора. Дело как-то закрутилось, но волна протестная в обществе уже была.

Шествие памяти Егора Свиридова утром 11 декабря 2010 года на Кронштадтском бульваре

Шествие памяти Егора Свиридова утром 11 декабря 2010 года на Кронштадтском бульваре.

© соцсети

Мы думали, каким образом заявить о своем негодовании. Рассматривали разные варианты и в итоге решили провести марш на Кронштадтском бульваре от метро «Водный стадион» до места убийства. Параллельно на одной из гостевых книг появилось объявление, что вечером на Манежной площади будет акция протеста какая-то. Но мы приняли решение туда не ехать.

Провели свою акцию, где были представители всех московских клубов, гости из других городов. Установка была на мирную акцию. Все понимали, что будет, если мы станем грань переходить. Никто не хотел беспорядков и последующих вытекающих неприятных последствий.

На Манежку мы не поехали, не было у нас такой установки. Может, какая-то часть с бульвара туда отправилась, но там ничего не организовывалось. Не было там никаких организованных объединений, просто разрозненная толпа недовольных. Стихийный митинг, который превратился в беспорядки.

Дмитрий Демушкин, политик, националист

Дмитрий Демушкин на акции на Манежной площади 11 декабря 2010 года

Дмитрий Демушкин на акции на Манежной площади, 11 декабря 2010 года.

© Фото из личного архива Дмитрия Демушкина/Ridus.ru

— Вся агитация — от фанатских пабликов до форумов националистов — была ориентирована на шествие по Кронштадтскому бульвару с возложением цветов. Людей было много, потому что в обществе царило недовольство. Убийство Свиридова не первый же случай был. До этого, например, было убийство Юрия Волкова у метро «Чистые пруды».

На «Водный стадион» съехалось огромное количество людей. Там я услышал предложение поехать на Манежную площадь. Честно сказать, я думал, что ничего на Манежной площади не будет. Довольно скептически к этому отнесся, потому как был уверен, что власти ее перегородят турникетами, что они часто делают, и никакого схода не допустят. Тем не менее меня убедили.

Нас было десять человек, поехали на двух машинах. Когда приехали, к своему удивлению, увидел, что никаких кордонов не было, а милиции было очень немного. Толпы молодежи начали просачиваться на площадь и там концентрироваться. Там много обычных людей гуляло, не была площадь фанатами и скинхедами заполнена. Первоначально это была такая сборная солянка, где очень много было обычных горожан.

Всеволод Радченко, неравнодушный гражданин

Всеволод Радченко на акции на Манежной площади

Всеволод Радченко на акции на Манежной площади.

© Фото из личного архива Всеволода Радченко/Ridus.ru

— После убийства Егора Свиридова информация об этом деле стала активно распространяться. Про само убийство, про акции фанатов — перекрытие Ленинградского шоссе, возложение цветов на месте убийства. Тогда же стала появляться информация, что будет какая-то акция на Манежке. Я читал об этом на форумах, плюс мне писали об этом знакомые и друзья.

Когда ехал, ожидал, что будут перекрыты выходы из метро или вовсе закрыты, но на станции «Охотный ряд» все было на удивление буднично. Меня поразило отсутствие интереса милиции к собравшимся. Они никому не чинили препятствий. То есть об акции на Манежной площади я знал, потому что читал и друзья звонили и рассказывали. Это не было секретом. По этой логике об акции должны были знать и власти. Когда вышел наверх, удивился многочисленности толпы. Не билось одно с другим.

Манежная площадь

Манежная площадь.

© Фото из личного архива Всеволода Радченко/Ridus.ru

Оба прохода от Манежной к Красной площади были блокированы ОМОНом и конной милицией. Были закрыты ворота и в Александровский сад, в котором по периметру кремлевской стены разместились «космонавты» со щитами.

Милицейский матюгальник постоянно надрывался: «Акция не санкционирована. Соблюдайте законные требования сотрудников милиции! Не поддавайтесь на провокации! Против вас будет применена физическая сила. Участники беспорядков будут задержаны. Против зачинщиков будут возбуждены уголовные дела. Расходитесь!» В ответ толпа хором орала «Идите на ***!!!» и всякое такое.

Я вместе с ребятами забрался на вентиляционную башню высотой метра два с половиной и снимал на видео, что там происходило.

Дмитрий Демушкин

— Все шло довольно вяло около часа. Потом случился конфликт у здания Манежа, у елки, где сняли елочные игрушки и начали их кидать в омоновцев, которые подъехали. Омоновцы попытались задержать несколько человек, вломились в толпу, завязалась легкая потасовка.

Что дальше было, не могу утверждать. Возможно, какого-то омоновца схватили и затащили в толпу, и ОМОН кинулся нейтрализовать собравшихся. Началась чудовищная давка, десятки человек попадали. Меня схватили мои соратники и оттащили за столб.

Крики. Обыватели просто пытались убежать, но падали из-за гололеда. Началась драка, стрельба из травматов пошла. Тут же приехали какие-то люди в зеленых бушлатах, ВВ, насколько я понимаю. Стали все окружать, появились силы полиции, грузовики с омоновцами. Тотальное оцепление.

Всеволод Радченко

— Милиция в целом вела себя предельно корректно. Но со стороны разгоряченной толпы в них все чаще стали лететь файеры, куски разобранной елки, елочные игрушки, куски арматуры и прочее. Периодически звучали сухие хлопки, напоминающие выстрелы из травмата. Мы предположили, что это ОМОН стреляет резиновыми пулями, но так и не увидели ни упавших, ни кричащих.

Манежная площадь

Манежная площадь.

© Фото из личного архива Всеволода Радченко/Ridus.ru

В какой-то момент, когда ОМОН подкопил сил, «космонавты» начали орудовать дубинками, народ побежал. Так продолжалось полминуты. Перед наступавшими образовалась достаточно большая свободная площадь. Они стянулись к дальнему краю освободившегося пространства для перегруппировки. Если бы они дальше продолжали преследовать людей и врезаться в толпу, они бы потеряли строй и их бы заклевали поодиночке, как, в принципе, и произошло с парой увлекшихся бойцов, которых топтала толпа, пока их товарищи группировались для следующей атаки. Надо отдать должное, своих ОМОН отбил.

Спустя короткое время площадь перед зданием Манежа была полностью зачищена. Начались задержания активистов, попавших в окружение. Молодежь, прижатая к ограде Александровского сада, еще некоторое время огрызалась и отбивалась от напиравших на них омоновцев. Но через какое-то время сопротивление прекратилось. Часть задержали, кто-то успел перепрыгнуть через перила ограждений в Александровский сад, многие просто прекратили сопротивление. Задержанных поволокли по асфальту к подъехавшим двум пустым автобусам. Все это активное действо уложилось в три с небольшим минуты.

Дмитрий Демушкин

— Я сразу побежал искать руководителей, кто за все это отвечает. Нашел Бирюкова (на тот момент начальник управления информации и общественных связей ГУВД Москвы) и с ним начальника ОМОНа Хаустова. Я их знал по согласованию своих бесчисленных акций.

Говорю им: зачем вы толпу вытесняете? Я понял, что плана у них никакого не было. Мне ответили, что это хулиганы, и «мы Манежную зачистим». Я говорю: вы куда их зачистите? Вы хотите эту толпу многотысячную дерущуюся в метро выдавить, где вы не сможете ничего сделать и начнется бойня?

Приехал начальник ГУВД Москвы Колокольцев. Подошел ко мне и говорит: на, Демушкин, мегафон, выйди и объяви, чтоб все расходились, требования узнай, может, есть какие. Я говорю: я не пойду никуда, вы ж людей убили. Я был тогда абсолютно убежден, что есть жертвы из-за давки, потому что видел, как сотрудники полиции людей без сознания тащат. Если бы я взял мегафон и пошел с кем-то беседовать, это закончилось бы тем, что меня сделали бы организатором массовых беспорядков по итогу и отправили бы на всю жизнь в тюрьму.

Я поэтому сразу Колокольцеву сказал, что никаких переговоров вести не буду, вы должны сами выйти и поговорить. Он сначала офигел: «меня ж убьют там, кто мне обеспечит безопасность?» Стоял-стоял, потом говорит: пойду. И это был поступок, я прямо удивился. Я пошел с ним, все время с ними находился, чтобы на меня ничего не повесили. Разговор не получился: ему скандировали оскорбления, у него даже слезы потекли.

Дмитрий Демушкин на Манежной площади

Дмитрий Демушкин на Манежной площади.

© Фото из личного архива Дмитрия Демушкина/Ridus.ru

Люди в толпе орали кричалки, хлопали, вскидывали две руки вверх, как болельщики делают. И в этот момент кто-то из толпы выстрелил в Колокольцева из ракетницы. Ракета попала одному из активистов в руку и ушла вверх, Колокольцев даже не заметил ничего. Омоновец, который рядом со мной был, смотрит на меня и орет: это *****ц! Я ему: ладно, ладно, никто и не видел особо. Если бы попали в Колокольцева, началась бы такая бойня…

Разговоры градус немного понизили, но толпа все равно была разгоряченная. Когда совсем стемнело и стало холодно, люди начали разъезжаться. Весь следующий день я в провел в ГУВД. Самый длинный допрос в моей жизни, 13 часов. Правда, надо отдать должное, перерыв на обед был. Потом еще таскали на допросы месяца два. Они все были уверены, что это я все организовал, ведь там не было лиц медийных, ни одного лидера фанатов. Последние были предупреждены, что сюда лезть нельзя. Не было людей, с кем можно вести переговоры. А я почти всю Манежку простоял с Бирюковом и иже с ними.

Итоги

В результате столкновений на Манежной за медицинской помощью обратились 35 человек, их них восемь — полицейские.

12 декабря 2010 года президент России Дмитрий Медведев прокомментировал беспорядки на Манежной площади в Twitter: «И последнее на сегодня. По Манежной. В стране и в Москве всё под контролем. Со всеми, кто гадил, разберёмся. Со всеми. Не сомневайтесь».

В октябре 2011 года присяжные в Мосгорсуде признали Аслана Черкесова виновным в убийстве и злостном хулиганстве. Он получил 20 лет колонии строго режима. Его подельники — Хосин Ибрагимов, Рамазан Утарбиев, Артур Арсибиев, Аной Анаев и Нариман Исмаилов — получили по пять лет колонии общего режима за злостное хулиганство.

В то же время сроки стали получать и участники беспорядков на Манежной площади. 28 октября 2011 года Тверской суд приговорил активиста «Другой России» Игоря Березюка к пяти с половиной годам лишения свободы. Его соратники по незарегистрированной политической партии Руслан Хубаев и Кирилл Унчук получили четыре и три года лишения свободы соответственно. Тогда же огласили приговор «беспартийным» участникам беспорядков — Александру Козевину и Леониду Панину. Они получили по два с половиной года.

Манежная площадь

Манежная площадь.

© Фото из личного архива Всеволода Радченко/Ridus.ru

В августе 2012 года Тверской суд вынес приговор по второму делу. Владимир Кирпичников получил три года колонии, Николай Двойняков — два года колонии, Виталий Васин — три года условно, Григорий Бильченко — два года условно.

Последним осудили Павла Важенина. В июле 2014 года он получил три года колонии общего режима. По мнению прокурора, 11 декабря 2010 года на Манежной площади Важенин дрался с омоновцами и бросал в них комья слежавшегося снега и металлические ограждения. Помимо этого, по словам обвинения, Важенин скандировал нецензурные и ксенофобные лозунги.

Павел Важенин, «правый» активист

Павел Важенин

Павел Важенин.

Фото из личного архива Павла Важенина

— Меня осудили спустя почти три года после событий. Мне изначально вменяли четыре статьи: 318-ю, 213-ю, 212-ю, 282-ю. В итоге меня осудили по двум статьям: 318-й, ч. 1-й и, насколько помню, 213-й, ч. 2-й. Дали три года. В итоге после кассационной жалобы мне оставили только 318-ю, ч. 1-ю. Приговор по этой статье оставили — два года. На тот момент они уже были отсижены, и я вскоре вышел на свободу. С обвинением согласен не был. Правозащитные организации, включая «Мемориал», признали меня политзаключённым и считали приговор и моё преследование неправомерным и основанным на политическом преследовании.

Действия милиции на Манежной площади я считаю чрезмерными. Силовики сами спровоцировали конфликт. Милиция перекрыла все выходы с Манежной площади во время движения людей. Выталкивала всех непонятно куда. Началась неразбериха и агрессия.

Не помню, откуда я узнал об акции. От друзей. Пошел на площадь в качестве неравнодушного гражданина и представителя общественно-политической организации. Полиция знала, что я участник правых организаций.

Больше всего из событий на Манежной площади запомнилось желание людей донести своё возмущение до представителей власти. Готовность идти на риск. Драка на Манежной площади была не единственным актом, связанным с этим делом. Были крупные акции до этого и после.

В 2018 году начались аресты по делу «Чёрного блока». Были арестованы Воробьев и Спорыхин. Следствие желало меня видеть в рамках этого дела. В материалах у них я проходил как инструктор. Якобы я обучал «Черный блок» сопротивлению полиции и нападению на полицию. Я не был арестован, но моей фигурой интересовались. Я не стал дожидаться и уехал. На основании всех собранных мной документов получил политическое убежище в США.

Последствия

Стоит отметить, что события на Манежке повлияли на жизнь не только осужденных за беспорядки.

«Власть поняла, что есть очень большой слой населения, который вовлечен в околофутбольную культуру. Он предстал их взору, скажем так. Были созданы спецотделы по работе с болельщиками при ФСБ, при МВД. Выделили им из бюджета серьезно, они начали сбор оперативной информации о группировках, о лидерах и так далее. Движение на тот момент не то чтобы на пике было, но на достаточно высоком уровне. Впоследствии уже началось такое постепенное закручивание гаек», — поделился своей точкой зрения Алексей Усачев.

«На тот момент Манежка дала очень большой импульс, — считает Дмитрий Демушкин. — Темы миграции и нелегальных мигрантов, этнической преступности попали во все ленты агентств и на федеральные каналы. Все эти новости сопровождали выезды ОМОНа и зачистка рынков, все это под съемку. Тема миграции была основной четыре года, ее закрыла только Украина в 2014-м. Появился новый тренд — борьба с украинским фашизмом, а до 2014 года на всех каналах из-за Манежки в тренде была борьба с этнической преступностью и так далее».

Манежная площадь

Манежная площадь.

© Фото из личного архива Всеволода Радченко/Ridus.ru

«Сегодня ситуация иная. Власть сделала выводы, поняла, что организованные националисты и фанаты — это движущая сила опасная, что они могут быстро собраться. Что, не дай бог, они соединятся с „болотной“, и тогда все будет очень грустно: активные группы, способные снести любые кордоны, и тысячи рассерженных горожан», — продолжает он.

«Власти учли опыт майдана, где фанаты, националисты, афганцы и чернобыльцы создали такую ситуацию, что власть на Украине поменялась. Власти начали системную зачистку организованных фанатских сообществ и уничтожение всех националистов. Все организации националистов были запрещены, а лидеры их если не посажены, то выдавлены из страны», — резюмировал политик.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (1)