Embattled: кошмарные правила толерантности Голливуда в действии

© youtube.com

© youtube.com

Новые правила голливудской инклюзивности уже в действии.

Как вы знаете, Голливуд принял целый свод правил, согласно которым, чтобы претендовать на премию Оскар и финансирование, творческая группа кинофильма должна формироваться не по заслугам, а по пропорциональному представительству в ней всех меньшинств. В сам сценарий также желательно зашивать линии героев, которые представляют собой всю палитру меньшинств и отражают основные тренды леволиберальной повестки: феминизм, BLM, борьбу с белыми цисгендерными мужиками, религией и консервативным укладом.

Я имел несчастье посмотреть фильм Embattled, драму про миксфайт, снятую по канонам инклюзивности.


Это, конечно, кошмар. Сюжет, на первый взгляд, классический для такого рода фильмов.

Немолодой чемпион ММА в исполнении несравненного Стивена Дорфа лупит противников в клетке и весело проводит время на вилле с дружками и юной женой. Параллельно он растит себе смену в лице 18-летнего сына.

Однажды между ними происходит ссора, и видео, где юнец бьет отца-чемпиона в табло, разлетается по соцсетям. Промоутеры не упускают возможности организовать бой отца и сына.

Реализован же сей сюжет был, как я писал выше, по всем канонам леволиберальной повестки. Одни убогие штампы. Инфернальный чемпион ММА Бойкинс-старший — воплощение старой доброй Америки, созданной белыми консервативными мужиками.

Здоровый брутальный мужик-абьюзер, решающий все свои проблемы агрессией и насилием, газлайтяший женщин и живущий низменными цисгендерными интересами: бои без правил, выпивка, крутые тачки, красивые бабы. В том же ключе он пытается вырастить и сына, но тот не таков.

Бойкинз-младший, которого отец заставил бросить дзюдо ради ММА — чувствительный плаксивый мальчик-бабочка, несмотря на занятия единоборствами. Он живет с матерью, бывшей теннисисткой, которую бросил его отец и с младшим братом-дауном, которого отец в подпитии пытался однажды задушить подушкой.

В школе у Бойкинза-младшего роман с левачкой-феминисткой, которая постоянно убеждает его, что нельзя решать проблемы кулаками. Хотя именно агрессия помогла герою заставить хулиганов вернуть термос одному из даунов, которые учатся с его братом.

Линия инклюзивности продолжается африканцем-колясочником, который работает в школе учителем и в итоге начинает встречаться с матерью героя.

Бойкинз-старший воплощает в себе трамписта-альт-райта, он смеется над тем, что сын слушает нежную попсу вроде Арианы Гранде, говоря, что это музыка для геев (прав, конечно) и нормальным пацанам надо слушать System of Down (тоже прав). Сын в ответ мямлит, что певички-попсовички тратят много бабла на благотворительность, на что отец молвит: «Я трачу на благотворительность миллионы, налоги называется».

Бухая пиво за рулем, Бойкинз-старший рекомендует сыну не делать глоток на перекрестках, а то какие-нибудь либералы обязательно настучат. Сыновей он старается воспитывать мужиками, умеющими за себя постоять на ринге и вне его.

Вишенка любого фильма про единоборства — финальный бой, развивающейся по стандартной канве. Сначала антигерой мочит героя, а в концовке из последних сил герой заваливает антигероя.

Но в новом Голливуде все иначе. Сын с отцом лупят друг друга с переменным успехом, потом сын заваливает отца в партер, но, будучи слизняком, не может добить до победы, нанося удары в корпус вместо головы. И в итоге брутальный отец перехватывает инициативу, забивает сына, выигрывая бой, но покидая арену под свист публики.

Финальная сцена — Новый год. Бойкинзс-старший отмечает его на вилле с толпой моделей, а побитый Бойкинз-младший отмечает его по-семейному — в боулинге, в окружении матери, ее бойфренда-колясочника, девушки-феминистки, брата-дауна и молодой жены-мулатки своего отца, которая ушла от него после боя вместе с младшим сыном. Для полной инклюзивности не хватило только гомосексуалистов и трансгендеров на этом празднике жизни). У отца Новый год явно покруче, да и Стивен Дорф, косплящий Коннора Макгрегора — единственное, ради чего стоит смотреть этот фильм.

Ах, да, без плохих русских не обошлось. В первой сцене Бойкинз-старший лупит русского ММА-шника из Питера — единственное его доброе дело за весь фильм, по мнению авторов. 

Вангую, на волне борьбы с токсичной маскулинностью и мачизмом, драки в следующих инклюзивных боевиках будут выглядеть так: главный герой сразу получает люлей от антигероя и идет плакать в коливинг в объятья небинарного трансгендера из Судана и интерсекциональной феминистки из Таджикистана.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)