Когда и как Румыния совместно с СССР «применила» ядерное оружие

© warspot.ru

© warspot.ru

Источник

О боевых задачах румынской армии времён Варшавского договора у нас до сих пор известно очень мало. Сказывается как вездесущая советская секретность, так и общая закрытость социалистической Румынии. Это незнание привело к поверхностному и пренебрежительному отношению к румынам среди любителей военной истории, что не имеет под собой никаких реальных оснований.


По боеспособности и стойкости своей армии Румыния превосходила большинство стран в бассейне Дуная и на Балканах, а также служила стратегическим резервом Главнокомандования Варшавского договора на Юго-Западном ТВД.

Чтобы компенсировать возможный выход Румынии из военной организации социалистических стран, советскому командованию пришлось внести серьёзные коррективы в стратегическое развёртывание вооружённых сил, ослабив войска в Центральной Европе за счёт переориентации на Балканское направление войск Киевского военного округа.

Румынская армия и ядерное оружие

Послевоенная румынская армия как активный участник Организации Варшавского договора (ОВД) принимала деятельное участие в развитии теории и практики фронтовых операций с применением оружия массового поражения. Сейчас это может показаться странным, но Румынская народная армия (РНА) была крупнейшей группировкой на Юго-Западном стратегическом направлении.

В 1961 году её численность мирного времени была определена в 130 тыс. человек (бёз учета пограничных войск), а плановая численность военного времени — 422 тыс. человек. То, что румынское вооружение и военная техника были не самыми современными в Варшавском договоре (ВД), с лихвой компенсировалось ещё большей технической отсталостью противостоявших румынам армий НАТО.

Политинформация в окопах перед учебной атакой

Политинформация в окопах перед учебной атакой

© warspot.ru

С момента создания ОВД и до 1963 года протоколы о развитии РНА и оперативные планы её применения разрабатывались в Москве в Главкомате Объединённых вооружённых сил ВД с участием министра обороны и начальника генштаба Румынии. Это определяющим образом повлияло на повышенный интерес румынской армии к применению ядерного оружия. 

В сентябре 1954 года министр обороны Румынии генерал Эмиль Боднэраш и начальник генштаба РНА генерал Ион Тутовяну были наблюдателями от Румынии на знаменитом войсковом учении с практическим применением ядерного оружия на Тоцком полигоне. Под впечатлением от этого учения 12 октября 1954 года РНА издала директиву №B05920/12.10.1954 о подготовке и проведении в Румынии в сентябре 1955 года корпусного учения с имитацией применения ядерного оружия.

Первый министр обороны социалистической Румынии генерал Эмиль Боднэраш (на фото в центре) во время оперативной поездки в горнопехотные части. По анкетным данным — украинец (сын украинца и немки). Окончил артиллерийское училище королевской армии, а затем бежал в СССР, где состоял в аппарате Коминтерна и НКВД. Сыграл ключевую роль в карьере многолетнего лидера Румынии Николае Чаушеску и оставался его ближайшим другом и советником до своей смерти в 1976 году

Первый министр обороны социалистической Румынии генерал Эмиль Боднэраш (на фото в центре) во время оперативной поездки в горнопехотные части. По анкетным данным — украинец (сын украинца и немки). Окончил артиллерийское училище королевской армии, а затем бежал в СССР, где состоял в аппарате Коминтерна и НКВД. Сыграл ключевую роль в карьере многолетнего лидера Румынии Николае Чаушеску и оставался его ближайшим другом и советником до своей смерти в 1976 году

© warspot.ru

Практическая подготовка к учению началась в июле 1955 года в сельской коммуне Чинку (округ Брашов). Сапёры выкопали шахты глубиной по 30−40 м, в которые заложили десять тысяч 200-литровых бочек с бензином и несколько вагонов взрывчатки. Всего было смоделировано шесть ядерных ударов: четыре в начале учения и два в ходе «боевых действий». По сценарию, после нанесения ядерных ударов была проведена 20-минутная артиллерийская подготовка, и высажен воздушный десант, после чего началось наступление. Всего в учении было задействовано порядка 23 тыс. человек: 3391 офицер, 480 гражданских служащих и 19 524 солдата и сержанта. Также присутствовали 100−150 гостей, в том числе всё руководство Румынии и представители стран-участниц ВД.

Со стороны Командования химических войск РНА к учению привлекался личный состав одного химического батальона, одного батальона тяжёлых огнемётов, а также группа офицеров 502-й центральной химической лаборатории. Эта лаборатория сыграет ключевую роль ещё в одном знаковом для РНА событии — в мае 1962 года на полигоне под Кымпулунг-Мусчел в Центральной Румынии пройдёт войсковое учение с реальным применением химического оружия.

В начальный период Холодной войны все её участники прошли через подобные поиски оптимальных способов применения оружия массового поражения при выполнении войсками оперативно-тактических задач. Впрочем, в дальнейшем румынская армия больше не проводила столь рискованных мероприятий боевой подготовки. Основными средствами стали советский имитатор ядерного взрыва ИУ-59 и болгарские полевые комплекты имитации оружия массового поражения ПКИ-2. С помощью последних можно было имитировать ядерный взрыв, заражение местности стойкими отравляющими веществами, применение зажигательных средств и стрельбу артиллерии.

В качестве возможных носителей ядерного оружия РНА располагала самолётами Ил-28 и Су-7Б. Но в румынских ВВС их было немного, и в ходе учений применялись они неправильно. Советники из СССР подчёркивали: «В таком составе авиации необходимо иметь не менее 15−20 носителей ядерного оружия. Без этого количества авиации фронт не сможет успешно решить задачи нанесения ударов по противнику в оперативной глубине». 

«Атомной артиллерии» в составе румынской армии также не было. В 17-й отдельной артиллерийской бригаде прорыва РГК имелся дивизион 240-мм миномётов, к которым в СССР были разработаны спецбоеприпасы мощностью 2 кт, но румынские артиллеристы никогда с ними не знакомились. Поэтому при нанесении «ядерных» ударов в РНА делали ставку на ракетные войска.

Артиллерия резерва Главного командования РНА

Артиллерия резерва Главного командования РНА

© warspot.ru

Модификации оперативно-тактических ракет 8К11 и 8К14 для ядерных и химических боевых частей в Румынию никогда не поставлялись. По официальным данным, тактические ракеты для комплекса 2К6 «Луна» поставлялись лишь в обычном и учебном снаряжении. 

Однако по румынским архивным материалам, в 1964 году из 34 имевшихся тогда в Румынии ракет для комплекса «Луна» только 16 были 3Р9 (под осколочно-фугасную боевую часть 3Н15), а остальные 18 — 3Р10 (под ядерную боевую часть 3Н14). Как докладывал в Центральный комитет Румынской рабочей партии министр обороны Леонтин Сэлэжан, в октябре 1960 года первый заместитель министра обороны СССР Главнокомандующий Объединёнными вооружёнными силами (ОВС) стран-участниц ВД маршал Советского Союза Андрей Гречко лично обещал ему, что советские ядерные боевые части для румынских ракет будут поданы «в нужное время».

На встрече министров обороны стран-участниц ВД в Праге 30 января-1 февраля 1962 года Гречко сообщил о том, что «он намерен предложить правительству СССР одобрить передачу странам Варшавского Договора ядерные боеголовки для ракет, находящихся у них на вооружении». 

Сэлэжан комментировал, что в случае согласия советского правительства боеголовки могут поступить в Румынию, начиная с 1963 года. Гречко мотивировал это тем, что в современной войне у командования ВД не будет трёх-четырёх дней для получения разрешения правительств на ядерное решение, а даже если они и разрешат, то все предпринятые меры окажутся запоздалыми. Румынский министр обороны информировал ЦК партии, что советская сторона предоставила ему общую схему работы по передаче специальных боеприпасов со складов в СССР, и он ещё сделает конкретные предложения по мере получения дополнительной информации. Но затем грянул Карибский кризис, после которого в СССР решили не возвращаться к этой теме.

Министр обороны Румыни генерал Леонтин Сэлэжан в войсках

Министр обороны Румыни генерал Леонтин Сэлэжан в войсках

© warspot.ru

Причина состояла в глубинных румынско-советских противоречиях, которые внезапно обнажил Карибский кризис. На Бухарест произвело большое впечатление то, с какой лёгкостью он может оказаться вовлечен в тяжёлую войну, противоречащую его интересам, из-за простого следования в фарватере советской внешней политики. Особенно негативную реакцию Бухареста вызвал приказ о приведении ОВС ВД в повышенную боеготовность 23 октября 1962 года, отданный маршалом Гречко армиям союзников напрямую, через голову национальных правительств. О том, что коммунисты так друг с другом не поступают, ворчали во всех столицах стран-участниц ВД, но советская сторона считала свои действия правильными и поясняла, что этого требовали обстоятельства. В Бухаресте таких объяснений не приняли и полагали недопустимым, чтобы Советский Союз ни о чём не информировал союзников, и они узнавали о событиях из сообщений западной прессы.

Конечно, на таком фоне уже не шло и речи о передаче союзникам ядерного оружия. До наступления особого периода оно оставалось исключительно в советских руках. Тем не менее, РНА продолжала отрабатывать применение оружия массового поражения в ходе своих операций при активном содействии советской стороны. Иначе не могло и быть, учитывая те боевые задачи, которые ставились коалиционным командованием перед РНА.

Учение 1965 года

До августа 1964 года оперативный план применения РНА предполагал проведение её силами двух наступательных операций на Североитальянском направлении. Вершиной отработки этого плана стало проведение в 1965 году двухстепенного оперативно-стратегического командно-штабного учения со средствами связи под руководством министра обороны по теме «Фронтовая наступательная операция в начальный период войны без применения ядерного оружия с последующим переходом к его применению». В том же году состоялись совместные румынско-советские учения по теме «Обеспечение применения ракетных войск в армейской наступательной операции» (в том числе по ядерно-техническому обеспечению). Остановимся на них подробнее.

Большое майское учение проходило в провинциях Олтения и Трансильвания. На подведении его итогов присутствовал Главнокомандующий ОВС маршал Гречко с большой группой советских генералов и офицеров. РНА создала 3-й Западный фронт в составе 12-й и 18-й общевойсковых армий, 9-го армейского корпуса и отдельного авиационного корпуса (нумерация была условной). При этом 12-ю и 18-ю армии представляли управления и штабы 2-й и 3-й армий со средствами связи, совершавшие развёртывание полевых пунктов управления. Авиационный и 9-й армейский корпуса «обозначались» группами офицеров из командований ВВС и 2-й армии. Ход учения контролировал аппарат офицеров-посредников из числа преподавательского состава Военной академии в Бухаресте, а также группа советских наблюдателей.

Согласно вводной к учению, вследствие политических и экономических неудач империалистические государства усилили гонку вооружений и развязали агрессивную войну в Европе без применения оружия массового поражения. В частности, натовская группа армий «Тиса» нарушила нейтралитет Австрии и Югославии, прошла через их территорию и на 450-км фронте развернула наступление против Румынии. В ходе тяжёлых боёв 18-я армия сдерживала противника в долине реки Муреш, пока 12-я действовала на направлении Бухарест — Крайова, пытаясь отбросить противника, ворвавшегося в Банат и Олтению по долине Дуная.

21 мая румынский 3-й Западный фронт получил от Главкомата ОВС ВД оперативную директиву, в соответствии с которой ему ставилась задача уничтожить группировку противника, вторгшуюся в Трансильванию и Олтению, и восстановить положение по линии западной границы Румынии. Дальнейшая задача состояла в том, чтобы 26 мая перейти в решительное наступление с целью уничтожения оперативных резервов противника и во взаимодействии с войсками 2-го Западного и 1-го Южного фронтов к 4 июня овладеть рубежом западный берег Дуная — озеро Балатон, освободив территории Румынии, Венгрии и часть Югославии. Этим создавались условия для выполнения последующей задачи фронта: проведение наступательной операции на Североитальянском направлении.

Учебная атака румынской пехоты при поддержке танков Т-55

Учебная атака румынской пехоты при поддержке танков Т-55

© warspot.ru

В ходе подготовки к наступлению 12-я армия совершила перегруппировку в долины рек Джиу и Олт, сменив оборонявшиеся там войска 9-й армейского корпуса, заняла исходные районы и перешла в наступление в направлении Сибиу — Дева — Тимишоара. Бóльшая часть румынских резервов главного командования (одна танковая и две механизированные дивизии, а также отдельный парашютно-десантный полк) выдвинулась в долину Дуная, чтобы сменить войска 12-й армии и обеспечить их перегруппировку на север. Пограничные войска оставались в долине Дуная в качестве сил прикрытия. Войска 9-го корпуса перегруппировались ещё дальше на север, чтобы сменить измотанные в боях горнопехотные бригады 18-й армии, с первых часов сдерживавшие натовское вторжение на западных склонах гор Апушени.

Румынская горная пехота была признана лучшей в ОВС ВД

Румынская горная пехота была признана лучшей в ОВС ВД

© warspot.ru

Пытаясь прорвать румынскую оборону, противник применил ядерное оружие. Поэтому 24 мая командующий 3-м Западным фронтом приказал нанести ядерные удары по натовским войскам на Трансильванском плато, а затем, используя результаты этих ударов, перейти в контрнаступление и восстановить положение по линии государственной границы. После этого румынские войска без оперативной паузы начали новую наступательную операцию с задачей нанести поражение спешно созданным натовским группам армий «Центр» и «Альпы». Последние пытались организовать линию фронта по горному массиву Богемский лес вдоль границ Германии и Австрии с Чехословакией и далее в Австрийских Альпах до Гориции и Триеста на северо-востоке Италии, а также до югославского полуострова Истрия. 

С прорывом этой линии обороны 3-й Западный фронт по приказу Верховного Главнокомандования на 250-км фронте развернул наступление на Северную и Центральную Италию вплоть до Рима и Пескары. На этом учение закончилось, и 27 мая в Ораде состоялось подведение итогов.

Вперёд, на Италию! Румынские механизированные войска на учении

Вперёд, на Италию! Румынские механизированные войска на учении

© warspot.ru

С точки зрения автора этой статьи, данный сценарий заведомо превосходил реальные возможности РНА. Противнику легко наносили поражение в ходе оборонительной и наступательной операций на фронте от 250 до 450 км, а глубина наступления войск фронта на театре просто впечатляет: от Крайовы и Брашова в Румынии до Вены, Триеста и даже окрестностей Рима.

Конечно, это было бы невозможно без массированного применения ядерного оружия, но в том-то и дело, что в итоговом докладе советские наблюдатели констатировали ряд выявленных проблем именно в его отношении. В частности, утверждалось, что «степень подготовки ядерных средств не на должном уровне: конкретные цели для ядерного оружия не были определены или определены не своевременно; не было установлено никаких запасных целей». Также отмечалось, что при планировании операций и определении войскам боевых задач румынский генштаб не учитывал вероятные потери, понесённые противником от применения оружия массового поражения, задействованного войсками ВД, а также свои потери от ядерных ударов со стороны НАТО.

Румынские зенитчики на учении в условиях применения «противником» оружия массового поражения

Румынские зенитчики на учении в условиях применения «противником» оружия массового поражения

© warspot.ru

Оперативный план РНА

В это же время уже шла разработка обновлённого оперативного плана РНА, который был представлен Штабом ОВС ВД в Москве и 16 июня 1965 года окончательно утверждён военно-политическим руководством Румынии. В соответствии с ним главные усилия румынской армии были переориентированы с Североитальянского на Греческое направление. Румынский фронт должен был сосредоточиться на Дунае в районе городов Калафат — Турну-Мэгуреле, а затем выдвинуться на территорию Болгарии, нанести поражение противостоящей группировке противника и в ходе 15−20-суточной наступательной операции вывести Грецию из войны. 

Советская сторона передавала румынским войскам ядерные боеприпасы для нанесения серии ударов с целью уничтожения основной группировки войск противника, обеспечения прорыва линии укрепрайонов, а также поражения командных пунктов и аэродромов в оперативном тылу противника. Собирать румынские ракеты должны были две советские сборочные бригады с ядерными боевыми частями — для них отводились специальные районы под Яссами и у Хиршовы (округ Констанца).

В 1977—1978 годах в рамках модернизации и перевооружения ракетных войск начался переход на новую материальную часть. В частности, Румыния получила из СССР 13 оперативно-тактических ракетных комплексов 9К72 с ракетами 8К14. С этой материальной частью румынские ракетные войска оставались до конца своего существования в 90-е годы. В отличие от других союзников по ВД, Румыния не получала из СССР ракетных комплексов «Точка» и «Ока». В октябре 1976 года президент Румынии Николае Чаушеску распорядился изучить возможность самостоятельной разработки и производства румынской баллистической ракеты с дальностью полёта 500 км, но это оказалось невозможно как по техническим, так и по финансовым причинам. 

После свержения режима Чаушеску в 1989 году проводилась международная проверка румынских ракетных войск по теме их возможных секретных контактов с Китаем или КНДР. Выяснилось, что Бухарест не закупал ракетную технику в этих странах и не пытался увеличить дальность действия своих ракет 8К14 с их помощью, как это сделал Ирак. Генерал армии Виктор Станкулеску, до революции бывший первым заместителем министра обороны, а затем в течение двух лет министром обороны Румынии, утверждал, что РНА располагала только советскими поставками ракет, дислокация и применение которых предполагались в строгом соответствии с предписаниями Главнокомандования ВД. Собственных ядерных программ, в отличие от Югославии и Северной Кореи, в Румынии не вели.

Командно-штабное учение «Zimbrul», 1978 год

Командно-штабное учение «Zimbrul», 1978 год

© warspot.ru

Де-факто оперативный план 1965 года действовал до конца Холодной войны, хотя уже в 1980 году советская и румынская стороны официально признали, что он устарел и больше не соответствует уровню развития РНА и обстановке на потенциальном театре военных действий. При этом новый план так и не утвердили. Советское ядерное оружие для румынских носителей никогда не пересекало границ Румынии и не хранилось на её территории. 

Более того, в 70-е годы Румыния выдвигала инициативы превратить Балканы в зону мира, свободную от ядерного оружия и иностранных баз, а также требовала от ОВД принять положение о неприменении ядерного оружия против неядерных государств. Таким способом Румыния надеялась защититься от натовского ядерного удара после начала стратегической перегруппировки советских войск по её территории в Болгарию. Учитывая развал южного фланга НАТО (ситуацию «полувыхода» Греции в 1974 году и запрет на поставки вооружений в Турцию), эти предложения Бухареста имели политическую логику, хотя и вызвали негативную реакцию со стороны Москвы.

По материалам книги автора «Тень ядерной войны над Европой. Обзор оперативно-стратегического планирования НАТО и Варшавского Договора. Часть первая: Балканское направление и зона Черноморских проливов». Фото взяты из бюллетеня Военного архива Румынии «Document» (2015 и 2016 годы), фотоальбома «Сухопутные войска Румынии: история в датах и фотографиях» (Издательство науки и техники, Бухарест, 2013) и журнала «Astra. Serie nouă» (2016).

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)