Над российскими работодателями нависла угроза дефолта

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

Российский бизнес утопает в долгах. По оценкам Центра макроэкономических исследований «Сбера», многим корпоративным заемщикам прибыли не хватает даже для погашения процентов по кредитам. При этом на совокупную долю таких компаний приходится 28% российского ВВП. Иными словами, более четверти российской экономики де-факто находится в преддефолтном состоянии, констатирует Finanz.ru.

Ключевой показатель долгового бремени — отношение прибыли от продаж к процентным платежам (ICR). В целом по экономике за время кризиса он снизился с 4,5 до 2,7. Особенно тревожная ситуация в несырьевом секторе, где кредитная нагрузка резко возросла в 116 из 192 отраслей, а в 29 показатель ушел в ту самую критическую зону ниже единицы. В этой зоне оказалось 40% сектора услуг, 41% компаний из транспорта, 75% гостиниц и общепита, 76% здравоохранения.


В совокупности эти отрасли генерируют 7% несырьевого ВВП. Скорее всего, это оценка снизу, так как данные не учитывают малый бизнес, вероятно, пострадавший особенно сильно, — говорится в обзоре «Сбера».

Неспособность бизнеса обслуживать долг становится бомбой замедленного действия под банковской системой. Хотя формально просроченная задолженность по корпоративным кредитам с начала года выросла лишь на 423 миллиарда рублей (до 3,041 триллионов рублей), а ее доля в портфеле стала больше только на 0,2% (7,9%, по данным ЦБ на 1 октября), реальный объем плохих долгов на балансах почти вчетверо выше, предупреждает издание.

Все плохо?

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

С одной стороны, оценки ЦМИ «Сбера» по корпоративным долгам находятся довольно близко к реальности, считает эксперт Академии управления финансами и инвестициями Алексей Кричевский.

Их увеличение за этот год более чем предсказуемо, а учитывая падение потребительских расходов, которое только на прошлой неделе составило 10,8%, уже с начала 2021 года в суды могут массово пойти иски о банкротстве, — сказал он «Ридусу».

С другой стороны, кредитование малого и среднего бизнеса в России почти не развито, отмечает аналитик, и получение займов от банков для предпринимателей — это крайне сложная история, если не брать в расчет «невозвратные» кредиты, анонсированные в апреле властью. Но и с ними все максимально сложно, поскольку их запустили спустя одну-две недели после начала локдауна и одобряли не слишком охотно.

В любом случае многим представителям среднего и малого бизнеса может не поздоровиться, даже если дефолт им не грозит, добавляет шеф-аналитик «ТелеТрейд» Пётр Пушкарёв. Потребительский спрос ещё долго будет подавлен из-за нехватки доходов и у населения, и у компаний-партнёров, поэтому в ближайшее время «малышам» придется просто выживать, забыв о развитии и расширении. Однако большим предприятиям, имеющим очевидно высокие экспортные поступления (например, металлургам или производителям удобрений) данная ситуация ничем не угрожает, уверен эксперт.

Но если валовая выручка и генерируемые доходы продолжат падать, то даже для некоторых компаний из списка системообразующих следующий шаг — отказ от ряда привычных рабочих ниш либо сокращение точек продаж и производств ради минимизации издержек, — предупреждает он.

Еще более пессимистично настроена доцент департамента правового регулирования экономической деятельности Финансового университета при Правительстве РФ, член высшего совета «Сильной России» Наталья Оганова. По ее мнению, озвученный процент компаний в критической зоне даже занижен, если учесть, что пока еще действует мораторий на банкротство.

И если сейчас еще ведутся какие-то разговоры с государством на тему того, что надо отсрочить выплату налогов, и банки пытаются так или иначе применить к каждому крупному клиенту свою политику в части выдачи и обслуживания кредитов, то когда будет снят мораторий на банкротство, реальная ситуация действительно вскроется, — предупреждает она.

Уже сегодня показатели не обещают ничего хорошего, подчеркивает эксперт. Например, убытки «Аэрофлота» за девять месяцев составили почти 70 миллиардов рублей. У нефтяных компаний тоже все не так гладко в условиях низких цен на нефть. В плюсе разве что крупные компании, которые занимаются IT-технологиями и продажами, но и у них возникают свои сложности.

Все остальные, я думаю, однозначно будут страдать, — говорит аналитик.

Нет бизнеса — нет работы

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

Долговые проблемы компаний, не говоря уж о возможных дефолтах, неизбежно отразятся на работниках. Для них это означает угрозу увольнения и сокращения зарплаты для оставшихся сотрудников на 25—30%, прогнозирует Пушкарев. Ведь даже для вполне финансово успешного ранее предприятия губительна ситуация, когда его продукцию или услуги покупают всё меньше просто из-за отсутствия средств у населения.

Уже на сегодняшний день безработица в России превысила четыре миллиона человек, напоминает Оганова. Что будет дальше, неизвестно. Компании оказались в ловушке: они получали кредиты на выплату зарплат и должны будут их возвращать, если начнут увольнения. Но в случае банкротства предприятий других вариантов просто не останется.

Массивный рост безработицы может сгенерировать сфера услуг, предсказывает Кричевский. Это одна из наиболее пострадавших отраслей, по которой больно бьет уже вторая волна пандемии. Под угрозой также гостиничный бизнес и сфера туризма.

А массовое закрытие общепитов по стране, по сути, уже факт: рестораны, бары, клубы вынуждены закрываться из-за невозможности и обслуживать долги, и платить зарплаты сотрудникам, особенно в условиях запрета на банкеты и возможность работать ночью. Рестораны — это один из первых пунктов экономии населения, — рассуждает аналитик.

Государство поможет?

О проблемах обслуживания долгов экономисты предупреждали неоднократно, и у ряда компаний могут быть сложности с выплатой кредитов, соглашается руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев. Особенно в отраслях, где объем заемных средств на высоком уровне: это крупный ритейл, торговые центры, фитнес, производства и так далее.

Но также очевидно, что такие компании являются работодателями и плательщиками налогов. Правительство прекрасно понимает, что сложности в таких организациях могут повлечь за собой череду проблем — от банкротства предприятий до роста безработицы и сжатия экономики, уверен эксперт. Недаром не раз звучали разные предложения о списании долгов разным категориям бизнеса, об оказании целевой помощи, напомнил он «Ридусу». Да и банки, по словам аналитика, заинтересованы в том, чтобы заемщики оставались платежеспособными и могли полностью в спокойном режиме погасить займы.

Поэтому наверняка стоит ожидать, что текущие проблемы с кредитной нагрузкой компаний и предприятий будут рассмотрены государством и будет оказана своевременная и полноценная помощь. К примеру, правительство в настоящее время готовит ряд мер по поддержанию населения, регулярно предлагаются новые инструменты для поддержания бизнеса (в части продления моратория на банкротство и так далее). Возможно, что и кредитные проблемы бизнеса не окажутся без внимания кабмина и самих банков, которые могут пойти навстречу своим крупным заемщикам, — предполагает Деев.

Коллеги его оптимизма не разделяют. Государство никак не будет помогать выжить бизнесу, считает Кричевский. По его словам, переносы налоговых платежей только усугубляют последующую нагрузку на предпринимателей, поскольку будущей весной им придется и расплачиваться по госкредитам, и решать вопросы с налоговой.

В период неизвестности это, скорее всего, спровоцирует волну банкротств и увеличение процента безработных до 8-9% по Росстату и 12-14% в реальности, — предупреждает эксперт.

И в дальнейшем государство будет помогать далеко не всем, а только крупным компаниям, преимущественно тем, где у самого государства есть пакет акций, полагает Оганова. Если же будут помогать частным компаниям, где такого пакета нет, то часть акций будет переходить государству — безвозмездной помощи быть не может. А мелкий и средний бизнес преимущественно будет в абсолютном минусе.

Корпоративный рынок пребывает в хаосе. Сейчас все затаились, пытаются выживать, как могут, используя те ресурсы, которые есть на сегодняшний день. Но количество долгов только увеличивается. Поэтому я думаю, что кризис еще впереди, — подводит итог аналитик.

Выход есть?

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

Банковская система не сильно пострадает от долговой проблемы, потому что у большинства банков достаточно много скопилось даже избыточной денежной ликвидности, и этим «лишним» деньгам банковский бизнес не всегда находит в кризис эффективное применение, отмечает Пушкарёв. Да и ЦБ наверняка будет готов, если потребуется, поддержать банки.

Поэтому рефинансирование имеющейся задолженности под более низкий процент с продлением сроков выплаты — один из ключей к решению проблемы, считает аналитик. Общая сумма долговой нагрузки на бизнес в результате снижается. Однако для многих компаний и этого недостаточно, особенно если речь идёт о секторе услуг и других наиболее уязвимых отраслях. Их банкротство станет проблемой миллионов людей, и уже государству придётся оказывать им потом социальную помощь, указывает эксперт.

По его мнению, избежать этого можно путем прямых субсидий из федеральной казны всем малым и средним предприятиям, независимо от их долгового бремени и вообще его наличия. Потому что компенсировать только кредитные выплаты — несправедливо по отношению к тем компаниям, которые стараются выживать на собственные средства, но при этом испытывают те же проблемы.

Хорошо, что бизнес во время второй волны не стали закрывать принудительно: для многих малых форм бизнеса это стало бы последним гвоздём в крышку гроба. Но обороты, выручка продолжают падать и у тех, кто формально продолжает вроде бы работать, как работал, — поясняет Пушкарев.

По его словам, самым верным вариантом был бы возврат всем предприятиям малого и среднего бизнеса, например, ровно половины от уплаченных ими же в казну налогов за 2019 год. По сути, это деньги, которые государство забрало для решения в том числе и социальных задач, и задач экономического развития.

Но сейчас, возможно, главной задачей развития и социальной задачей как раз и становится срочная поддержка этих самых предприятий ради сохранения дохода работающих на них людей, — рассуждает аналитик.

Однако пока государство не делает ничего, сетует он: правительство просто сидит на мешке с деньгами ФНБ, а ЦБ — на золотовалютных резервах.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)

Почему новое дополнение Planet Zoo про пингвинов не вызвало ажиотажа

Игра Planet Zoo стала неплохим симулятором зоопарка, приятным визуально и простым в управлении, потому поток дополнений к ней вполне закономерен. Скоро проект получит новое расширение, посвященное пяти культовым видам водных животных. А свежий трейлер позволяет плотнее взглянуть на милых пингвинов и новые красивейшие средства улучшения ландшафта.


Помимо всеми любимых пингвинов, нам также предстоит встреча с новыми черепахами, гигантской выдрой, карликовым кайманом и серым тюленем. Впрочем, наибольший интерес у геймеров, конечно, вызвали пингвины — эти стайные птицы обладают особенным очарованием и в то же время являются идеальными водными хищниками.

Жаль, но пока ничего не известно про животных, которые действительно живут в воде. Предыдущие симуляторы зоопарков, например Zoo Tycoon, вызывали большой ажиотаж дополнениями про дельфинов, акул и тропических рыбок. Их отсутствие сейчас может давать надежду, что в будущем мы увидим огромное дополнение по этой теме, потому что водная живность популярна всегда.

Помимо новых жильцов зоопарка, в грядущем дополнении мы получим 170 декораций и обучающий сценарий, в котором нам предстоит восстановить зоопарк, расположенный вокруг осушенного русла реки.

Геймеры восприняли новое дополнение без щенячьей радости: многие указали на то, что повторяющиеся контент-паки достаточно скучные, поскольку всего лишь добавляют в игру по три-четыре типа новых животных, но не вносят кардинальных изменений в игровой процесс. Прозвучали в том числе голоса любителей дельфинов, которые оказались разочарованы отсутствием любимцев в игре.

Дополнение Aquatic Pack выйдет 8 декабря.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)