Как связаны гуманизм и терроризм

© Коллаж/Ridus.ru

© Коллаж/Ridus.ru

Да, терроризм — неизбежное следствие гуманизма. Поскольку последний совершенно распоясался в XX веке, то вполне закономерно, первый стал тогда же популярным политическим инструментом. В лютые, «человеконенавистнические» времена Средневековья или Античности теракты были невозможны, ибо бесполезны. Ведь теракт отличается от просто политического убийства или диверсии тем, что всегда адресован обществу. И это общество должно быть уже достаточно подготовленным гуманистической пропагандой. Должно осознавать свои «права человека».


Чаще всего, кошмаря оное, «акционеры» провоцируют смену его настроя, оказывая тем самым давление на власть. Либо (в случае «центрального террора» народовольческо-эсеровской модели) деморализующе воздействуют непосредственно на власть, демонстрируя, правда при этом, опять же обществу, уязвимость и в конечном счете, обреченность оной.

Таким образом, ни зилоты-сикарии в оккупированной римлянами Палестине, ни ассасины террористами не были. Первые являлись чистой воды партизанами, вторые — бригадой политических убийц. Ведь зилоты никоим образом не рассчитывали повлиять на умонастроение римского плебса, а посланники «Старца горы» на крестьянские массы далекой Европы. Они просто физически устраняли врагов. Равно, и знаменитые афинские друзья-педерасты Гармодий и Аристогитон просто тираноборцы. Не больше, но и разумеется, не меньше…

Такие явления как террористическая борьба представителей малых, угнетенных народов, или религиозных общностей вообще немыслимы до наступления «эры гуманизма и прогресса». Например, есть мнение, что Кромвель истребил до половины населения Ирландии. Если бы в ответ нечто типа IRA открыло бы тогда «второй фронт» в Англии, надо думать, лорд-протектор не рефлексируя особо, перерезал бы и вторую половину, ничуть не опасаясь «мирового общественного мнения» и пацифистских протестов на родине.

До нас дошли письма Кромвеля, по которым мы можем судить, каково оно, мировоззрение негуманного христианина (а он был пламенным пуританином). Вторжение в Ирландию стало возмездием за восстание 1641 года, когда местные католики, полагавшие (и отнюдь не безосновательно), что их ущемляют протестанты, устроили кровавую резню последних, не щадя ни женщин, ни детей. При этом, был пущен слух, что повстанцев поддерживает сам король, недовольный претензиями на ограничение его власти со стороны пуритан.

Оливер Кромвель и Кромвель закрывает «долгий парламент»

Оливер Кромвель и Кромвель закрывает «долгий парламент"

© Сэмюэл Купер и Эндрю Каррик Гоу

По совокупности, преступлений и ошибок, 30 января 1649 года Карл I был казнен как «враг всех добрых людей этой нации». Монархия объявлялась «излишней, обременительной и опасной для свободы, безопасности и общественных интересов народа». Палата лордов упразднялась. Так Англия на время стала республикой. И теперь пришел черед покарать Ирландию.

Кромвель рассматривал свою экспедицию на «зеленый остров» именно так. Свидетельством чему грозные слова из Декларации ирландскому католическому духовенству, опубликованной в январе 1650 года: «Вы без всяких причин подвергли Англию самой неслыханной и самой варварской резне (не взирая на пол и возраст), которая когда-либо случалась на этой земле. И во времена, когда Ирландия находилась в полном мире… Вы — часть Антихриста, царство которого, как ясно сказано в Священном писании, должно лежать в крови… и вскоре все вы должны будете пить кровь; даже остатки в чаше гнева и ярости Бога будут влиты в вас».

А в одном из личных писем, оправдывая свою жестокость, он писал: «Я убежден, что есть справедливый божий суд над этими варварами и мерзавцами, запятнавшими свои руки таким огромным количеством невинной крови; и что это поведет к предотвращению кровопролития на будущее время, что является достаточным оправданием для тех действий, которые в противном случае не могли бы вызвать ничего, кроме упреков совести и сожаления».

Какой уж, тут ответный терроризм, при таком подходе?

Важен еще один момент, гуманизм рассматривает всех людей, как неких «общечеловеков», если и не одинаково, то схожим образом мыслящих. Философ, который уже в XIX веке яростно противостоял принципам гуманизма и эгалитаризма, Жозеф де Местр говорил по этому поводу: «В мире отнюдь нет общечеловека. В своей жизни мне довелось видеть Французов, Итальянцев, Русских и т. д.; я знаю даже, благодаря Монтескье, что можно быть Персиянином; но касательно общечеловека я заявляю, что не встречал такового в своей жизни; если он и существует, то мне об этом неведомо».

Гуманисты сейчас же вспомнят и выдернут из контекста евангельское речение «нет ни эллина, ни иудея». Но смысл этой фразы вовсе не в апологии интернационализма-гуманизма. Полностью она звучит так: «нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос». То есть, речь идет сугубо о христианах, причем, истинных, отрекшихся от всех и всяческих идентичностей, чтобы стать сынами Божьими.

Таким образом, мы видим, что в догуманистическую эпоху террористу, ратующему за права некой отдельной группы «чужих», уповать было совершенно не на что.

То есть, надо понимать, что в современном гуманистическом мире террорист всегда ведет заведомо нечистую и подлую игру. Даже, если он лично готов умереть, то отнюдь не ждет, что в ответ на его «подвиги» «кровавый режим» перережет всех его родных и близких, а может, и вовсе истребит весь его народ. Между тем, сам во многих случаях посягает на жизни ни в чем непосредственно не виновных людей.

© AP/TASS

Интересно, что сейчас со стороны некоторых мусульман можно услышать упреки в адрес христиан, суть которых в том, что если б они сами вовремя окоротили разнообразных кощунников, то и трагедий, связанных с реакциями на карикатуры, удалось бы избежать. То есть, фактически, христиан, таким образом, призывают вернуться к средневековому сознанию, совершенно, не беря в расчет, чем подобное может обернуться для самих мусульман.

Объясним, на историческом примере. В последний период существования Иерусалимского королевства дерзкими деяниями прославился рыцарь Рене де Шатильон. В частности, он единственный, кто рискнул организовать рейд, целью которого было само сердце ислама — Мекка. Его авантюра провалилась. Ну, а сам он, после роковой для крестоносцев битвы при Хыттине, был казнен лично султаном Саладином.

Так вот, представим, что европейские лидеры начнут мыслить в парадигме Рене. Постxpистианская цивилизация обладает такой военно-технической мощью, что способна вообще тотально уничтожить любую другую, бросившую ей вызов (исключение — Китай, но речь не о нем).

Но бросающие вызов, прекрасно осознают, что подобная перспектива им не грозит. Причем, как со стороны политиков гуманистов, так, и христиан. Именно потому, что они уже давно не мыслят, как Рене де Шатильон.

Или вспомним времена инквизиторов, которые, конечно, точно не помиловали бы кощунников. Но вот, незадача, они же сначала выслали из Испании всех мусульман, отказавшихся принять христианство. А затем и тех, кто пошел на это, но как казалось инквизиторам, недостаточно искренне.

То есть, претензии некоторых мусульман к гуманизму и толерантности выглядят, в этой связи, очень странно. Они удивительным образом не понимают, что эти два явления дали свободу одновременно и им, и карикатуристам. А в случае гипотетического торжества «Нового Средневековья» они, точно так же, вместе на территории Европы ее лишились бы.

Впрочем, если что, сам автор не сторонник толерантности.

С книгами автора можно познакомиться здесь

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)