Почему на Западе проявили интерес к русскому фольклору

© Наташа Чарова / pofaktam.ru

© Наташа Чарова / pofaktam.ru

Вышел новый альбом группы Lucidvox — «Мы есть». Музыкально запись продолжает линию психоделик-рока с фольклорными влияниями, а вот лирически кое-что изменилось — песни на альбоме предстают уже менее образными и абстрактными историями участниц.

Авторы издания pofactam.ru для ridus.ru пообщались с Алиной (вокал), Галлой (гитара) и Аней (бас) в Zoom — девушки рассказали о каждой песне с альбома, случайных идеях на студиях и том, что нужно делать, чтобы группу заметил западный лейбл.


Истории каждой песни из альбома «Мы есть» 

— Начнем с главного, альбома «Мы есть». В пресс-релизе вы указываете, что песни вдохновлены личными историями участниц. С чем связан этот переход от абстрактного к более конкретному?

Галла: Может с тем, что все участницы стали писать самостоятельные тексты. Возможно, с тем, что становясь старше, сталкиваешься с более серьёзными вопросами, большей ответственностью, которая немного спускает тебя на землю. Не думаю, что этот переход был задуман специально.

Аня: Да, это не было сознательным выбором, всё произошло естественно. Просто мы в какой-то момент поняли, что так или иначе пишем о личных вещах, проблемах, историях.

Алина: Возможно, мы просто решили проанализировать события в наших жизнях, разобраться, что к чему, и дать им какое-то объяснение. Всё начинается с мысли — кажется, это моя история, она делает вклад моё самопонимание и саморазвитие.

Аня: Мы играем довольно давно. Мне кажется, за пять лет в нас появилась смелость говорить о личном — о том, о чём говорить более болезненно, что более страшно показывать людям.

Галла: Я бы сказала, что и прошлые наши песни были личные, просто имели более абстрактную форму. Например, текст песни «Время прочь» был взят из строчек бабушки.

— А что изменилось с музыкальной и технической точки зрения?

Галла: Во-первых, у нас появился синтезатор. Ещё в нашей записи поучаствовали гости — например, Тимур (Тимур Мизинов из «Деревянных китов»), который играл на трубе в «Беглеце». В песне «Звёздочка» у нас появились скрипки.

Алина: А ещё в «Звёздочке» поучаствовали Даша Аврамова (AVRAMOVA!) и Ксюша Карло. Также Даша записала бэк-вокал в «Сирине» — мне кажется, он очень круто вплёлся в наши фолк-мотивы.

Галла: Даша вообще обладательница удивительного голоса, которым можно петь что угодно.

© Анастасия Лебедева / pofaktam.ru

Алина: Мы записывали альбом на трёх студиях и на каждой добавляли какие-то штучки, записывали партии случайно найденных инструментов. Так в наших песнях появился ксилофон, Moog или, например, гармоника. Во время записи «Ты есть» Надя нашла её, начала что-то наигрывать и поняла, что хочет добавить партию в песню. Так у нас появился кусочек с этой гармоникой. Поиск инструментов — это круто, он всегда оправдывается, когда что-то, появившееся в нужное время и в нужном месте, создаёт классную звуковую палитру.

Галла: Представляю, как раньше записывали альбомы — забивали студию на неделю, искали звук… По-моему, это очень крутой опыт, и жаль, что сейчас не у всех есть такая возможность.

— Расскажите, пожалуйста, поподробнее об историях, которые стоят за песнями.


Комментарий Нади: Мы считаем эту песню как будто бы заглавной ко всему релизу — многие элементы альбома от образа девочки со звездой на обложке до многих тем, затронутых в песнях, проходят в «Звёздочке» лейтмотивом. Я мечтала сделать закольцованную песню с настолько трогательной партией, чтобы она с каждым прослушиванием всё глубже впечатывалась в сознание. Мы очень долго придумывали вокал, сидели вместе и под синтезатор уводили мелодии вверх и вниз. И то, как вышло, лично меня берёт до мурашек.

Эта песня посвящена утрате близкого человека в детстве и поиску собственного я — той настоящей я, к которой я прорываюсь через длительный психоанализ. Она о поиске той самой яркой звёздочки, которую можно отыскать только внутри себя, а не снаружи.


Аня: Это первый текст, который я написала для группы. Он был написан в сложный момент, когда мне хотелось рассказать о конфликтах с близкими мне людьми — я всё время чувствовала вину. Мне хотелось выразить эту эмоцию в более агрессивном формате.

Эта песня о том, что мы постоянно делаем больно, причем самым близким — чем человек ближе, тем больнее. И это не про какой-то конкретный случай, ведь токсичными могут быть отношения и с семьёй, и с друзьями.


Галла: Этот текст появился, когда я стала мамой и оказалась дома наедине со своими детьми. В этот момент твоя жизнь очень сильно меняется и, по идее, ты должен быть счастлив, но что-то неумолимо тянет тебя вырваться из этого счастья. Мне кажется, это свойственно человеку — когда есть спокойствие, уют, семья и дом, тянуться к саморазрушению и выходить из этого самого дома.

Интересно, что заставляет нас постоянно чувствовать себя неспокойными и неудовлетворёнными. На мой взгляд, это даже хорошо, потому что это побуждает нас не застревать в одном состоянии и в итоге делает нас лучше.


Алина: Эта песня посвящена моему старшему брату, которого я потеряла семь лет назад в дорожном происшествии. Я каждый год пишу какие-то посты в день его рождения и смерти, пытаюсь осознать это событие, и с годами боль вообще не исчезает.

Этот текст о попытке понять, что такое смерть, что такое потерять близкого человека и как сохранить о нём память. Я обращаюсь к некоему духу и хочу получить обратную связь, которая не приходит. Я задаюсь вопросом, есть ли ты где-то на свете? Когда мы разговаривали с Раселом (Расел Рахман из «Спасибо») о названиях песен, он спросил меня об ответе на этот вопрос. Ответ — «ты есть». Это некое утверждение и позиция. И «Мы есть» в названии альбома — это тоже позиция и тоже ответ на какие-то вопросы, которые у нас возникают.


Галла: Эта песня тоже связана с опытом материнства. Довольно странно оказаться в ситуации, когда внутри тебя кто-то живёт. Это ощущение достаточно криповое и далось мне нелегко. И это естественно наводит на мысль — что такое тело? Здесь я задаюсь вопросом, где заканчивается моё сознание и начинается моё тело.


Галла: Моего сына зовут Всеволод, Сева. Я называю его Север, мне так нравится — хочу, чтобы это было его кличкой в школе. Эта песня о том, как удивительно, откуда берётся человек. Клеточки могли бы сложиться по-другому и всё было бы иначе — но что-то сложило их именно таким образом. И вот, появляемся мы, такие, какие есть, из ниоткуда и потом уходим в никуда.


Алина: Эта песня посвящена моему второму брату, который попал в тюрьму. Это некое предостережение — попытка помочь всем людям, которые заблудились, призвать их не бежать вслепую от своих страхов и горя. Я связываю путь моего среднего брата с событиями, произошедшими со старшим. Эта песня говорит: чтобы понять, что тобой движут страхи, нужно посмотреть на себя со стороны.


Комментарий Нади: «Вокруг» — песня о том, как тяжело найти себя в обществе, особенно ближе к 30, когда многие вокруг погружены в семью или тусовку. Она про ощущение одиночества в толпе. Пожалуй, это одна из самых тяжёлых и, по ощущениям, длинных песен на альбоме — когда я её доигрываю, думаю «фууух, доиграла до конца, кайф».


Галла: Для меня эта песня вносит сказочность в релиз, в котором её меньше, чем в предыдущих альбомах. Хотелось, чтобы альбом не потерял той особенности, которая в нас есть, которую я вижу в связи с фольклором.

Тут мы пытаемся рассуждать о судьбе, о том, что нам не дано её знать. Приводим какие-то рецепты, которые якобы могут помочь, но, к сожалению, это всё равно невозможно.

О русском фольклоре и западном лейбле

— К слову о русском фольклоре, почему, как вы думаете, к нему проявляют интерес на Западе люди с совершенно другим культурным кодом?

Алина: Достаточно сложно предположить, потому что мы находимся внутри. Но это есть — я, например, замечаю, что в мире все популярнее становятся кириллические надписи.

Галла: Это оригинально. Например, постсоветский пост-панк — это уже звучит интересно, потому что англоязычный пост-панк или панк-рок много где играют. А тут есть что-то особенное, что отличает наших исполнителей, нашу культуру — конечно, и нам хочется это использовать и не терять.

© Евгения Марцынович / pofaktam.ru

— Новый альбом издаёт немецкий лейбл Glitterbeat Records, специализирующийся на музыке с этническими влияниями из разных стран мира. Есть ли у вас свои фавориты из подписантов лейбла?

Аня: Например, Trupa Trupa или самые любимые — Altın Gün, которые были номинированы на Грэмми. Круто попасть на тот же лейбл, где они издаются.

— Как попасть на западный лейбл? Есть какой-то работающий сценарий?

Аня: Выступать на шоукейс-фестивалях. Нас лейбл заметил на MENT в Любляне — это и дало толчок к тому, чтобы поработать вместе.

Галла: Важно вкладываться в промо и не думать, что тебя заметят просто так. Ездить на шоукейс-фестивали, рассылать пресс-релизы.

— А есть ли какие-то трудности, с которыми могут столкнуться девушки-музыканты? Если да, то как вы бы посоветовали с ними справляться?

Галла: Верить в себя.

Аня: Нам повезло — бывало, что кто-то крикнет что-то про сиськи на концертах, но серьёзных непреодолимых препятствий не было. Поэтому я думаю, что главное — не бояться и не относиться самим к себе снисходительно, и всё будет ок.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)