Почему россияне бросились избавляться от собственных бизнесов

© Коллаж/Ridus.ru

Пандемия сильно увеличила число предпринимателей, желающих продать свой бизнес. В Уфе, Самаре и Воронеже их стало больше в два раза, в Ростове-на-Дону, Казани и Нижнем Новгороде — в полтора раза, в Москве, Челябинске, Волгограде и Новосибирске — на 28%.

Чаще всего бизнесмены хотят избавиться от гостиниц (количество таких предложений выросло в среднем на 49%). На втором месте расположились объявления о продаже офисов (+36%), на третьем — предприятий индустрии развлечений (+25%): здесь лидируют ночные клубы, выставочные залы и галереи, кальянные, квест-комнаты, боулинги, базы отдыха.


Четвертую строчку занимают спортивные учреждения (+24%): фитнес-клубы, бассейны, тренажерные залы, школы танцев. Пятое место делят индустрия красоты (парикмахерские, массажные и маникюрные салоны), а также детские развивающие клубы и частные детские сады (+15%). Количество объявлений о продаже кафе, ресторанов, пекарен и медклиник увеличилось с начала года на 10%, сообщили «Ведомости» со ссылкой на данные компании «ЦИАН.Коммерческая».

Во всем виноват ковид

Очевидно, что главной причиной такой «распродажи» являются последствия пандемии COVID-19. Предприниматели выставляют на продажу бизнес, который больше всего пострадал от связанных с нею ограничений и был вынужден простаивать значительное время.

При этом в некоторых регионах ограничения действовали более продолжительный период времени, нежели, например, в Москве, из-за чего бизнес в таких регионах просто не смог восстановиться и был вынужден избавляться от таких убыточных активов, — пояснил «Ридусу» член Совета МГО «Опоры России» Павел Зюков.

Также очевидно, что эти сферы будут восстанавливаться очень долгое время, если смогут вообще в обозримой перспективе достичь докризисных показателей, добавляет руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев.

Проблема в том, что пандемия не просто снизила доходы населения, но и кардинально повлияла на потребительское поведение: люди все больше уходят в экономию, растет доля тех, кто предпочитает вместо посещений ресторанов и салонов красоты готовить дома и экономить на услугах парикмахеров, массажистов и так далее, — рассказал «Ридусу» эксперт.

Призрак банкротства или страх неопределенности?

Основной причиной для продажи служат текущие проблемы, связанные с отсутствием денежных средств для восстановления бизнеса, полагает Зюков. При этом в текущих условиях предприниматели также опасаются новых ограничений и не видят перспектив для восстановления докризисных показателей. Особенно это касается сфер гостиничного бизнеса, частных детских садов, кружков и иных подобных заведений, где приток клиентов за последнее время снизился практически до нуля.

Бизнесмены, которые решаются сейчас продать свой бизнес, не паникуют: они действительно не видят перспектив дальнейшей деятельности, поскольку весь мир вошел в период глубочайшего экономического кризиса. И наша страна не осталась в стороне от этого: потребление будет сокращаться, спрос будет продолжать падать, поскольку нет перспектив на увеличение доходов населения, — соглашается Деев.

Так, еще в июле 62% торговых точек страны оставались закрытыми, напоминает эксперт. К концу года могут закрыться порядка 20% торговых центров, 30% кинотеатров, 15% магазинов непродовольственной розницы, до 50% заведений общественного питания. Сегодня в Москве и Санкт-Петербурге доля пустующих арендных площадей находится на максимальном уровне за последние десять лет. К августу 2020 года в России закрылось более миллиона предприятий микро-, малого и среднего бизнеса (каждая пятая организация).

А купит кто?

Желание предпринимателей избавиться от проблемных активов вполне понятно. Но кому они сегодня нужны? Найти покупателя, который оптимистично смотрит на дальнейшие перспективы бизнеса, в нынешних условиях весьма непросто. Если и получится продать что-либо сейчас, то с серьезным дисконтом, констатирует Деев.

В ситуации, связанной с увеличением количества заболевших коронавирусом, многие потенциальные покупатели просто не будут готовы вкладывать денежные средства в те проекты, которые могут быть в ближайшей перспективе неработоспособны, — поддерживает Зюков.

Больно, но не критично

Сокращение доли малого и среднего бизнеса (который и так в российском ВВП не превышает 20%, в отличие от развитых стран, где на такие компании приходится 50—60%) означает сжатие экономики, сокращение поступления налоговых платежей в бюджет, снижение доходов населения граждан и рост безработицы, предупреждает Деев.

Но для экономики РФ этот фактор (сам по себе, безусловно, совсем не благоприятный) в целом не является критичным, так как ее основу составляют энергетический и нефтедобывающий секторы, которые пострадали не так значительно, как иные малые и средние предприятия из сферы услуг, утешает Зюков.

Вместе с тем он полагает, что текущих мер государственной поддержки бизнеса явно недостаточно, как и недостаточным являются размер и срок предоставления тех или иных мер поддержки и льгот. По самому оптимальному сценарию, государство могло бы не только продлить, но и расширить весь спектр ранее вводимых мер поддержки на более широкий круг отраслей, которые пострадали в наибольшей степени, говорит эксперт. В том числе налоговые каникулы, льготы по аренде государственного и муниципального имущества, дотации на выплату заработных плат и прочее.

Это дало бы возможность бизнесу сосредоточиться на текущих операционных проблемах и не думать об административной нагрузке, которая значительно возросла после снятия ограничений, — заключает аналитик.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)