В Подмосковье владельцы коттеджей ополчились на жителей бараков

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

В подмосковном поселке Кратово разгорается социальный конфликт. С одной стороны баррикад — жители старых деревянных бараков, построенных еще до эпохи исторического материализма. С другой — столичные дачники и обитатели коттеджей. Причина конфликта — строительство девятиэтажки для переселения обитателей бараков. «Ридус» разбирался в деталях ситуации.


Царское наследство

Пять бревенчатых, обшитых досками двухэтажных многоквартирных домов построил еще в 1911 году для рабочих железной дороги промышленник Карл фон Мекк. Вряд ли он думал, что эти здания будут стоять и сто с лишним лет спустя, но домики сумели пережить пожар революции, Великую Отечественную войну, перестройку и относительно благополучно дожили до наших дней.

На пять домов приходится два десятка квартир, значительная часть из них — коммунальные. В общей сложности в них проживают 140 человек. Большинство из них живут в этих квартирах многие десятки лет. Валентина Пронина, к примеру, проживает здесь уже 67 лет: в одном доме вся жизнь прошла.

Сложно представить, как эти дома выглядели при Советах, но сегодня это откровенные трущобы. Проводка работает на честном слове, вода — только холодная, притом весьма низкого качества и с очень слабым напором: чтобы наполнить ведро, уйдет не меньше часа. Со всех сторон огромными кусками сыпется штукатурка.

«Хотела показать наше самое позорное место — наш туалет. Были прорваны все трубы, и когда их меняли, нам разломали весь пол», — проводит экскурсию по своей квартире Мария Богданова, живущая здесь с 1983 года. Эту квартиру дали ее отцу-железнодорожнику, и она так и осталась муниципальной.

«Вот здесь у нас стояк и трубы, которые постоянно прорывало. Вода била фонтаном. В итоге нам кое-что сделали, но разломали пол, и ничего не сделано. Нам пришлось затыкать эти дыры, откуда лезут крысы, всякими подушками, куртками старыми и всем остальным, что только есть под руками, чтобы не дуло. Но зимой здесь самое большое — это градусов десять, потому что здесь окно. В таком состоянии мы живем. Когда ребенок сидит на унитазе, у него, простите, попа мерзнет», — говорит она.

Ванных комнат в этих квартирах не предусмотрено. Некоторые жильцы поставили себе водонагреватели и душевые кабины на кухнях, но вся эта техника быстро выходит из строя: фильтры не справляются с ржавчиной.

На вопрос о ремонте квартиры женщина отвечает, что его делать бессмысленно. Во-первых, буквально все требует ремонта. Сломать и построить все заново обойдется дешевле. Во-вторых, о программе расселения этих бараков стали говорить еще до развала Союза.

«Я живу здесь с 1983 года, и с 1983 года я слышу: «вас будут ломать, ничего не делайте», и мы всю жизнь живем на чемоданах. Каждый раз, как только думаешь: ну, надо все-таки хоть что-то сделать — вдруг берется какая-то организация за наши дома, и говорят: не надо ничего делать, мы вас будем сносить. А потом им не дают разрешение, и все по новой», — рассказывает Богданова.

«С 2002 года нам закрыли прописку. У нас появлялись потенциальные застройщики, которые приходили, считали, сколько людей проживает. В то время ж еще другой закон был, про 18 метров на человека. У нас семь человек прописано, 162 квадратных метра должны бы были выделить. Застройщики смотрели — все это было невыгодно, и уходили», — объясняет Наталья Сорокина.

С тех же самых пор, с 2002 года, эти дома не берется обслуживать ни одна управляющая компания.

Отчаявшись, жители бараков решили подключить к своей борьбе Путина. В 2018 на горячую линию президента дозвонилась Лидия Дубовицкая. Ее пригласили на встречу в правительство Московской области, выслушали и обещали помочь.

Увы, до последнего времени реальных подвижек к переселению жителей бараков так и не было. Год спустя до президента сумела дозвониться ее соседка — Валентина Пронина.

«Это было в том году. Сначала мне отвечали автоответчики, а потом мне ответила какая-то женщина, ну и, значит, со мной разговаривала, расспросила все, взяли все данные. Проходит какое-то время, звонок, женский голос: „Скажите пожалуйста, вы звонили на прямую линию Путину, у вас что-нибудь произошло после звонка?“ Я говорю: „Спасибо большое, у нас начали рыть котлован“», — рассказывает она.

Согласно проекту, в непосредственной близости от бараков возводится две девятиэтажки, в которые должны переехать переселенцы. Проблема в том, что рядом со стройкой не только злополучные бараки, но и коттеджи.

Дворцы против хижин

В то время как одни соседи «барачников» не против строительства и даже помогают стройке с электроэнергией, другие встретили решение о возведении многоэтажек в штыки. Протестными плакатами увешаны все соседние заборы и постройки. Впрочем, большинство протестующих не живет в непосредственной близости от стройки.

Они принципиально против строительства многоэтажек в Кратово. В интернете создана соответствующая петиция, противники стройки проводили пикеты у здания правительства Московской области в Красногорске.

В непосредственной близости от строительства дома для переселенцев, на той же Нижегородской улице

В непосредственной близости от строительства дома для переселенцев, на той же Нижегородской улице «панельки» стоят с советских времен.

«Есть у нас один местный житель, вот как раз дом у него напротив. Я его понимаю: он, конечно, недоволен стройкой. Но много людей, которые не проживают в данном месте, проживают возле станции 42-й или на той стороне Кратово, поднимают людей, которые проживают здесь, рядом, что будет застраиваться все Кратово. Люди боятся, что у них будут отниматься дома, и стройка пойдет далее вглубь Кратово», — говорит Наталья Сорокина.

В социальных сетях же противники стройки поливают грязью переселенцев. Общий смысл сводится к тому, что надо самим зарабатывать или брать ипотеку, поддержки государства они не заслуживают.

По словам представителя общественного движения «Мой двор» Владимира Лактюшина, среди протестующих против стройки замечены «профессиональные оппозиционеры».

«Появились профессиональные „борцуны“, которые были замечены и в Санкт-Петербурге на протестах, и в Москве, и в Брянске, и в Люберецком районе, которые управляют процессом и настраивают людей против людей. Этой ситуации нужно избежать, мы будем обращаться в правоохранительные органы, в том числе для того, чтобы выявить вот этих людей, которые настраивают людей против людей», — заявил он.

Для защиты своих интересов в конце сентября жители бараков создали свою инициативную группу. Хочется верить, что открытой «классовой борьбы» и кровопролития с пожарами в ближайшем Подмосковье удастся избежать.

«У меня возникло предложение создать совещательную комиссию, где стоило бы объединить группу переезжающих, протестующих, застройщика, местную администрацию. Для того, чтобы вместе могли собраться и решить проблему мирным путем. Направил письмо главе, вот ответ, власть готова к диалогу», — говорит Владимир Лактюшин.

Надеемся, что эта инициатива в ближайшее время воплотится в жизнь.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)