Как «новый Пелевин» вызвал нешуточный скандал в литературной среде

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

На фоне громкой премьеры новой книги Виктора Пелевина «Непобедимое солнце», уже поступившей в магазины, крупнейший портал о литературе «Горький Медиа» устроил легкий скандал, связанный с именем писателя.

Под заголовком «Рецензия на нового Пелевина» редактор издания Эдуард Лукоянов опубликовал разбор книги некоего Вячеслава Пелевина «Шоссе ашкеназов». В итоге немалое число читателей приняло историю за чистую монету, причем даже коллеги-литераторы. 


В конечном счете одни читатели заявили, что автору рецензии должно быть стыдно, потому что романа такого — да и писателя — не существует. Другие доказывали, что это просто стеб.

Как было все на самом деле, «Ридус» выяснил у самого автора статьи Эдуарда Лукоянова.

«Ридус»: Вокруг вашей рецензии на книгу «нового Пелевина» «Шоссе ашкеназов» возник спор среди пользователей Сети о том, что и автор, и книга — это фейк. Это пародия на творчество Виктора Пелевина или новый формат высмеивания современной литературы?

Эдуард Лукоянов (ЭЛ): Я бы не сказал, что это пародия или высмеивание чего-либо, скорее — высказывание, вполне вписывающееся в уже сложившуюся традицию большого пелевинского мифа, отчасти строящегося на таких вот играх с глобальным разрывом между действительностью объективной и действительностью медийной.

Конечно, это еще и (надеюсь, понятно, что добродушная) шпилька в сторону критиков, делающих из каждой вещи Виктора Олеговича Пелевина (не путать с его однофамильцем Вячеславом) книжное событие года.

Но лично для меня это еще и повод поговорить не столько о новом Пелевине, о котором и так все скажут, сколько о том, как вообще осуществляется наше восприятие литературы, наше мышление о ней.

Тот Пелевин

Тот Пелевин.

«Ридус»: И как же, на ваш взгляд, осуществляется наше восприятие литературы?

ЭЛ: Девяносто процентов читателей рецензий на девяносто процентов книг, на которые мы обращаем внимание на том же «Горьком», никогда не возьмут в руки отрецензированный материал, не прикоснутся к первоисточнику. В этом смысле не так уж и важно, фейк «Шоссе ашкеназов» или не фейк, я и сам каждый день читаю много о книгах, которые никогда не смогу прочитать самостоятельно и судить о которых могу только с чужих слов.

Например, я не читал «Берлин, Александерплац» Дёблина, но вполне способен поддержать разговор об этом романе, опираясь на свои знания о литературе немецкого экспрессионизма и о других книгах этого замечательного писателя. Существует ли в моем мире «Берлин, Александерплац» как текст? Нет. Но это не значит, что я не могу мыслить о нем в контексте немецкой литературы экспрессионизма, в свою очередь являющейся частью большой культуры модерна. Так и с романом Вячеслава Пелевина: его совсем не обязательно читать, чтобы хотя бы на обывательском уровне поддержать беседу о неких значимых пунктах современной литературной ситуации.

«Ридус»: Ваша рецензия также похожа на стеб над трендами современной, так сказать, продвинутой молодежи — крафтовые бары, выставки современного искусства, диванные политологи «Фейсбука». Прокомментируйте это.

ЭЛ: Я бы не назвал это стебом, потому что сама поза эдакого богочеловека, стебущегося над всем и вся с высоты горы Олимп, лично мне решительно противна. Я сам частый посетитель крафтовых баров, выставок современного искусства, да и, что уж греха таить, люблю выступить в «Фейсбуке» по разным вопросам. Если в моей рецензии и есть стеб, то стеб над стебом, обличение неправоты коллективного сатирика.

«Ридус»: Кто прототип Валима Евсеева — главного героя этого «романа»?

ЭЛ: Собирательный образ из множества собирательных образов, бытовавших в русской литературе последних двух-трех столетий.

«Ридус»: А сами вы за либералов, патриотов или вообще против всех?

ЭЛ: Я не думаю, что патриотизм и демократия — две вещи несовместимые, поэтому сразу решительно не соглашусь с самой постановкой вопроса. Выражаясь расплывчато, я причисляю себя к левой патриотической оппозиции.

Не тот Пелевин

Не тот Пелевин.

«Ридус»: Сейчас, наверное, большая часть творческой интеллигенции занимает позицию против власти. Как вы думаете, это дань моде или реальная позиция?

ЭЛ: Увы, я не могу залезть в чужую черепную коробку и узнать, кто отдает дань моде, а кто занимает реальную позицию. Более того, даже из предельно ясных текстов Александра Сергеевича Пушкина мы далеко не всегда можем понять, отдает ли он дань моде или занимает реальную позицию, высказываясь по тем или иным вопросам жизни в нашем Отечестве.

«Ридус»: Говорят, что сейчас литературный бизнес упал и находится в критическом состоянии. Вы пишете рецензии, что можете об этом сказать?

ЭЛ: Я такой же потребитель конечного продукта, как и остальные читатели, так что не знаю экономических тонкостей книгоиздания. Но интересующимся могу посоветовать читать колонки Владимира Харитонова на «Горьком». На мой взгляд, лучший журналист, пишущий по этой теме в России.

«Ридус»: Вы сами отдаете предпочтение какому-то жанру и выделяете кого-то из современников?

ЭЛ: Здесь вынужден поставить прочерк. Через пять минут после ответа на подобные вопросы вспоминаешь, что забыл этого, эту, этих, а еще хорошо было бы добавить про то-то и то-то. Поэтому лучше просто скажу, что самым выдающимся своим современником я считаю Мартина Хайдеггера.

«Ридус»: Что бы вы хотели поменять в современниках и литературе в том числе?

ЭЛ: Своих современников и литературу в том числе я бы хотел поменять местами.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)