Глеб Кузнецов

Политолог

Член совета директоров Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ), член Совета Директоров Фонда поддержки социально-ориентированных проектов и программ «Петропавловск». Индивидуальный член Российской ассоциации по связям с общественностью (РАСО). Помимо «Ридуса», колумнист изданий «Известия», «Российская газета», «Forbes», «Moscow Times», Znak.com, Lenta.ru. По итогам 2016 года занял 36 место в рейтинге упоминаемости в СМИ среди российских политологов (по версии портала «Региональные комментарии» на основе данных поисковой системы «Медиалогия»).

Все статьи автора
автор

Почему Лукашенко останется управлять Белоруссией до самой смерти

14123314

Много приходится слышать, что Лукашенко растерян, испуган, неадекватен, смотрит в будущее с ужасом, сошел с ума и так далее. Как по мне, это даже не wishful thinking, а какое-то странное непонимание природы власти как таковой, а также тех людей, для которых власть представляет сверхценность.

Лукашенко люто, бешено рационален. Более того, он еще и честен. Говоря о том, что он «крестьянин», не надо забывать о том, что есть тип крестьян, существование которых, собственно, и позволило провести коллективизацию при широкой народной поддержке.

Хозяин, кулак, который батрака, умершего от непосильного труда, еще и свиньям скормит по логике «в моем хозяйстве все на пользу идет». А хозяйство это для него важнее жизни не только чужой, но и своей. Он пытается донести до всех окружающих (к московским окружающим это тоже относится) одну простую мысль: власть он отдаст только после смерти. А достаточным основанием для пребывания у власти он считает то, что его позиция устраивает его, с одной стороны, а с другой — он не видит никого, кто мог бы по совокупности жизненного опыта, профессионализма и фанатичной преданности власти занять его место.

Итак, из чего исходит Лукашенко. Во-первых и в-главных, на Белоруссию всем плевать. Ковид, экономика, собственные рейтинги — вот что сейчас волнует мир. Кроме России, пожалуй. Да и там, очевидно, без фанатизма к Белоруссии относятся. История, география, союзнические обязательства и все прочее обязывающее не дают забросить. Поэтому в качестве адвоката Лукашенко логично выбрал Путина, который беседует с неприятными людьми вроде Меркель и Макрона о его судьбе.

А потом ЕС выпускает меморандум про гражданское общество и его поддержку, не стоящий даже бумаги, на которой напечатан. При этом сам Лукашенко никаких разговоров с этими неприятными людьми не ведет, обязательств перед ними не берет и вообще совершенно не при делах. В любой момент, когда ситуация успокоится и он захочет предать историю, географию и союзнические обязательства (а он захочет, если получит такую возможность), «батька» скажет что «мэня застывылы», «вы же знаэтэ, какой это страшный чэловэк».

История с «чевэкашниками» отлично ложится в эту логику: с одной стороны, она гальванизировала отсутствовавший в моменте интерес России к Белоруссии, с другой — показала, что «батька» готов был бросить вызов географии и истории.

Хотел бы он, что бы мы ввели своих силовиков и разделили ответственность и тяготы разгона протестов с его ОМОНом? Разумеется. Мечтал бы. Потому что зачем разумному хозяину тратить свои ресурсы, когда есть чужие. Будет это способствовать интеграции? Разумеется, нет. Наоборот.

И вовсе он не собирался ни секунды никаких антинатовских провокаций на польской границе устраивать. Армейских офицеров нужно было убрать из их привычного и обычного окружения. Офицеры, послушав улицы собственных городов, могли бы кое о чем задуматься. А это неправильно.

Ситуация была исправлена с обычной для Лукашенко эффективной простотой. Нужно было показать, что есть и другая улица, и продемонстрировать готовность к диалогу и физическую форму. Вот он собирает митинг на автобусах и приезжает на завод. Ну, поорали там. Ну и что. Не сахарный, может и потерпеть. Тем более и он, уж поверьте, в голове это держит, отомстит он всем и каждому, кто там позволил себе рот открыть.

Силовиков нужно было покрестить кровью и насилием. А потом — дать отдохнуть, а людям предоставить возможность выпустить пар на выходных перед попыткой окончательного решения. И дать иллюзию возможных «послаблений», реформ, конституций и передач полномочий. Вперед. Вот вам день непослушания и обещание собрать комитет по конституционному переустройству. Железно рациональные шаги делаются ровно вовремя.

Сверху это приправляется абсурдными с точки зрения образованного горожанина высказываниями. Ну и что? Салазар считал свою вбитую в нищету и войны Португалию единственной страной, хранящей европейскую духовность, Франко писал статьи в газеты про заговор масонов против католической церкви. Им это мешало пасти свои народы до той самой смерти?

Тихановскую имело смысл оторвать от собственного актива и передать в руки людям, мыслящим и действующим крайне шаблонно и ничего не понимающим про Белоруссию. Часовой разговор, недолгая поездка на машине — и вот мы видим нелепо-идиотский Координационный совет, который планирует наплодить комитеты, президиумы и прочие экспертные группы по переходу власти от власти к пустоте. И картонные заявления вчерашней «домохозяйки» и «технического президента с единственной задачей — организовать новые выборы» о том, что она готова быть «национальным лидером».

В результате Тихановская за границей, и ее тамошние советчики принесут Лукашенко пользы больше, чем полк ОМОНа на улицах Минска. Повторюсь, каждое действие режима Лукашенко в последние две недели не выдерживало критики из позиций политической (да и неполитической) морали, но было абсолютно осмысленно, рационально и логично.

Поэтому он и победит. Силой власти удержит власть.

Люди, которые снимают ботинки, чтобы влезть на скамеечку во время протестов, ничего не заберут у человека, готового убивать ради власти и имеющего для этого все необходимые инструменты.

Любая так называемая народная революция имеет шанс на победу в двух случаях. Первый вариант: если она может быть корректно описана не только как народная революция, но и как «военный переворот». То есть необходимы лояльные революции вооруженные люди, готовые убивать ради ее идеалов. И второй случай: если власть вдруг сама, по собственным внутренним причинам (неважно — страх, глупость, неумение оценить ситуацию, давление извне) перестает быть властью. Уходит. Растворяется. И вакуум заполняют те, кто наиболее активен здесь и сейчас. Те, кто присутствует на улице.

Настоящий кулак, хозяин никуда не растворится со своего хутора. Дворовые псы хозяина не облаят. Силовики не предадут. Армия могла бы сказать свое слово, но мы не в Латинской Америке.

Так что слушайте Лукашенко, он вам не врет, он до смерти.

Это я хотел бы посоветовать не только нашим либералам, но и нашим же прекраснодушным имперцам, и инвесторам, которые планируют нажиться на посттрансферном переделе собственности.

Сейчас и здесь Россия нужна Лукашенко — и как моральная поддержка, и как потенциально силовая, и как источник финансов, и как лояльный кредитор, но более всего Россия нужна Лукашенко как субъект, которого можно и нужно подставить под санкции вместе (а возможно, и вместо, чем черт не шутит) с Белоруссией, ориентировав фокус весьма умеренного и ленивого западного негодования на привычный объект.

Как только ситуация стабилизируется, как только пройдет несколько раундов средней жесткости репрессий, а все, у кого есть возможность уехать, уедут, ваш драгоценный «батька» поступит с вами и вашими мечтами так же, как поступал всегда.

Эта страна его до самой смерти. Простые решения, оппортунизм, возведенный в принцип, железная воля к власти, полное отсутствие моральных ограничений, горизонт планирования «умри ты сегодня, а я завтра», жестокость — и показная, и сущностная — в сумме дают самую эффективную стратегию. А кому «неудобно сидеть на штыках», пусть сидят в изгнании или в тюрьме.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (1)

  • Small eaffef6205
    ivan ivanovf24 августа, 00:07

    где вы этих отсталых экспертов берете вроде дошкольные учреждения в РФ работают. пишут разное позорище. в Белоруссии Лукашенко уже не останется после той крови что у него на руках

«Феномен Олега Тинькова» еще нуждается в изучении.

Обсуждение демографии у нас в России идёт по унылым паттернам.

По возможности, границы можно и нужно корректировать.

Спортивная карьера сына волнует Дмитрия Мазепина больше, чем проблемы в его бизнесе.

Из чего будет слеплена пропагандистская позиция Азербайджана.

Хватит удивляться цинизму политтехнологов и спецслужб.

Не так давно Лукашенко заявил, что белорусы и русские — не братские народы, а один народ.

Идея повторных похорон Ленина бесполезна и даже вредна.

Пожалуй уже можно подводить итоги выборов в целом.

Посещая города нашей Родины, как-то влюбляюсь в каждый.

Почему кандидат от КПРФ создает образ земляка, а поддерживают его варяги.

И почему Запад до сих пор не представил результаты клинических тестов.

Косить под маразматика — это не самая плохая стратегия.

Учителю, видимо, мало «успеха» «Матильды».