Как психолог с помощью радио начал возрождать интерес к поэзии

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

Я вас любил. Любовь еще (возможно,
что просто боль) сверлит мои мозги.
Все разлетелось к черту на куски.
Я застрелиться пробовал, но сложно
с оружием. И далее: виски, — Иосиф Бродский.

Во все времена поэтов слушали и ценили за то, что они воспевали прекрасных дев, царей и были голосом народа. В каждой эпохе был свой великий поэт — Шекспир, Пушкин, Есенин. Их слушали, ими восхищались, им внимали. Сейчас все реже можно получить приглашение на вечер поэтических чтений, поскольку классическая поэзия почему-то утратила свою актуальность.

Клинический психолог по образованию и актер по призванию Сергей Рублев решил возродить любовь к поэзии через свою радиопрограмму «Рублевские чтения». Об этом и многом другом он рассказал «Ридусу».


«Ридус»: Сергей, у тебя программа «Рублевские чтения» на тему поэзии. Почему поэзия?

Сергей Рублев (СР): Потому что сейчас эту тему почти никто не раскрывает. Моя программа не совсем простая, я через поэзию раскрываю людей. Поэтому я подбираю к каждому гостю определенные стихотворения, определенных авторов. Моя главная задача как ведущего — вызвать эмоции у гостя программы. Для этого я изучаю перед эфиром каждого моего гостя и составляю как бы палитру эмоций, которые ожидаемы на передаче. Заранее из них никто не знает, какие именно будут звучать стихотворения — такое правило; это необходимо, чтобы эмоции были настоящими. Ну, и, в конце концов, возрождать поэзию надо. Кто-то должен это делать. Я ни на одной радиостанции не слышу, чтобы читали стихи. А мы читаем стихи и неспешно ведем разговор обо всем.

«Ридус»: Кто приходит к тебе на программу?

СР: Ко мне на эфир приходят люди различных профессий: это и известные артисты, и люди, которые далеки от творчества. И в этом тоже задумка программы. И, как доказывает практика, стихи умеют читать не только профессиональные актеры или люди с творческой профессией. Это могут делать и юристы, и политики. За 30 с лишним выпусков у меня побывало очень много людей. И каждый из них уникален и неповторим.

«Ридус»: Ты сам пишешь стихи?

СР: Да, я тоже пишу стихи, но это скорее некая психологическая головоломка, в которую я прячу какие-то социальные полезности. Поясню: у меня есть стихотворение, в которое я спрятал все самые главные сожаления человека. Если это прочтет или услышит пожилой человек, то он может расстроиться, поскольку может найти в себе отклики моего стиха, отклики того, что вернуть уже нельзя. Какие-то элементарные вещи, о которых не надо забывать: говорить любимым о своих чувствах, прощаться как в последний раз, не бояться говорить о главном. Поскольку все равно наступает время, когда людей, которым это можно сказать, остается все меньше. Это стихотворение, возможно, поможет молодым людям, напомнит о возможностях, которые не стоит упускать.

«Ридус»: Ты пишешь книгу. В каком жанре, о чем?

СР: Несколько лет я работаю над книгой «Островок по имени Жизнь». Это произведение в юмористической форме объясняет многие вещи с точки зрения психологии. Все это есть на поверхности, но, как правило, люди копают глубже. В моей книге я рассказываю, что такое предательство, что такое смерть, что такое настоящее одиночество, о разных ярких эмоциях и ощущениях с какой-то новой точки зрения. На негативные какие-то вещи можно посмотреть под другим углом и понять, что на самом деле это наши ожидания. Чтобы не было таких вот неоправданных ожиданий, надо менять свое отношение. И все это я объясняю в легкой, юмористической форме.

«Ридус»: Планируешь ли ты издаваться на бумаге?

СР: Да, но это будет, скорее всего, самиздат. И буду раздавать друзьям. Психологию и психиатрию я решил адаптировать под читателя через популярную литературу, потому что в моей книге много не просто рассуждений, а определенных психологических законов и выверенных статистикой канонов. И все это подается в легкой, юмористической форме.

«Ридус»: Какой жанр ты сам предпочитаешь?

СР: Люблю научную фантастику, особенно психологический хоррор. В таком жанре пишет Стивен Кинг, один из самых моих любимых писателей. Я слежу за его творчеством. Но также я очень люблю поэтов, как серебряного века, так и Советского периода — Иосиф Бродский, Александр Блок, Николай Гумилев. Также мне очень нравится драматически жизненный писатель Сергей Довлатов, который написал много произведений о простой человеческой жизни, о своем брате Боре или посвящал свое творчество каким-то странным людям. Но с таким удивительным юмором, так называемой писательской харизмой, что читаешь и погружаешься в написанное полностью. А из фантастов мне нравятся Пелевин Виктор, Эллис Уоррен, Айзек Азимов и Рэй Брэдбери. Я считаю, что фантасты — это люди будущего, которые зачерпнули из общего источника информации знания, которые, как это часто бывает, превращаются не в простую утопию, а в предсказания.

«Ридус»: Ты озвучиваешь аудиокниги. Это хобби или работа?

СР: Я озвучиваю несколько направлений. Детское, которое я развиваю уже больше 5 лет в тандеме с детской писательницей Анной Агровой. Она пишет, а я озвучиваю сказки про медвежонка Лапу. Это удивительный, на мой взгляд, персонаж, которого мне удалось мистическим образом оживить. Это целый проект, в котором я отправляю тяжело больным деткам письма из волшебного леса, разумеется, через мам. И у этих детей появляется стимул быстрее выздоравливать и жить.

Этот стимул, наверное, не может дать ни один мультфильм. Если раньше были герои, за которыми дети шли, — например, сказки о Винни-Пухе, о Карлсоне — сейчас таких сказок почти нет. Во всяком случае, я не сталкиваюсь. Зато сейчас есть засилье непонятного рода мультфильмов, которые смотрят дети, и становится грустно. Мы работаем над запуском мультсериала об этом замечательном персонаже, чтобы подарить его всем российским детям. Ну и плюс я записываю аудиокниги разных взрослых писателей.

«Ридус»: Эксперты постоянно спорят: цифра или бумага. Как ты думаешь, гаджеты убьют бумажную литературу?

СР: Я не думаю, что электронные носители убьют бумажные книги. Потому что я знаю многих людей, которые не могут читать с электронных устройств. Им нужно держать в руках бумажную книгу, перелистывать страницы, вдыхать запах краски. В этом есть понятный аргументационный факт: если книга — определенный набор букв на экране, то это не является чем-то ценным, не воспринимается. Особенно не могут читать электронный носитель пожилые люди. Им тяжело воспринимать мерцающие буквы. А книга — это совершенно другое, это нечто волшебное, что никогда не умрет. И намного приятнее ее держать в руках.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)