Убить тирана: какая ошибка императора оказалась фатальной

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

«Византийство» стало для многих синонимом изощренного коварства и интриганства. Но каков подлинный лик исчезнувшей империи?

«Ридус» продолжает серию публикаций на своих страницах отрывков из нового труда историка Дмитрия Тараторина «Битва за безмолвие. В поисках „византийства“: научно-популярное издание».

Новая глава особенно интересна и по-своему актуальна в дни, когда происходят беспорядки в Минске.


Маврикий начинал карьеру на абсолютно гражданской должности простого столичного нотария. Однако в Византии у талантливых людей реально были шансы продвигаться, и не только благодаря интригам и заговорам. Позже, пойдя уже по военной линии, он достаточно удачно сражался с персами и повысил в армии дисциплину, стремясь вернуть ее к древнеримским стандартам.

Кроме того, он был очень благочестив, но при этом ценил и изящные искусства. Казалось бы, идеал… Однако при всем этом он слишком любил деньги и родственников. И вне зависимости от их заслуг и талантов раздавал им ключевые должности.

На первый взгляд, по нынешним меркам — что тут такого? И чем это может быть чревато? Самыми печальными последствиями.

Качество управления, а главное — руководства войсками, стало стремительно снижаться. Начало расти раздражение в обществе. А император стал совершать фатальные ошибки.

В 595 году он назначил главнокомандующим фракийской армией своего бездарного брата Петра. И снова ромеи стали терпеть поражения от аваров. Когда осенью 601 года случился голод, император взялся спекулировать государственным хлебом. И хуже всего — василевс отказался выкупить из аварского плена несколько тысяч ромейских солдат. Раздражение армии выплеснулось в бунт, когда Маврикий приказал остаться на зимовку в лагерях за Дунаем. Для суровых древних римлян в этом не было бы ничего удивительного. Но войска, собранные из самых разных народов и племен, не пожелали таких лишений. Их возглавил простой центурион Фока, двинувший мятежников на Константинополь. А там уже бузили фанаты, главным образом прасины.

© wikimedia.org

Организовать оборону в таких условиях было невозможно, и Маврикий бежал. Но буря прибила его корабль к берегу. Василевс, теперь уже бывший, был схвачен вместе с близкими. Фока короновался при полном восторге толпы. И вскоре после этого определился с судьбой предшественника. В Халкидоне, на молу Евтропия, на глазах Маврикия были обезглавлены все пятеро его сыновей. И только после этого казнен был и сам обезумевший от горя отец. Головы для народного увеселения были выставлены на Ипподроме. Резонен вопрос: как православное население Византии не только допускало казни василевсов, но и вообще столь регулярно нарушало вроде бы заповедь покорности властям? Как мог регицид (цареубийство) стать столь часто применяемым способом смены власти? Между тем некогда Иоанн Златоуст дал исчерпывающее объяснение сей заповеди: «Всякая душа да будет покорна высшим властям; хотя бы ты был апостол или евангелист, хотя бы ты был пророк и кто-либо другой, но подчинение власти не подрывает благочестия. И [апостол] не просто сказал — да будет послушна, но — да будет покорна. Первое основание такого законоположения, удовлетворяющее и правильным рассудочным доводам, состоит в том, что власти учреждены от Бога. „Ибо нет власти не от Бога“, — говорит [апостол]. Как это? Неужели всякий начальник поставлен от Бога? Не то говорю я, отвечает [апостол]. У меня теперь идет речь не о каждом начальнике в отдельности, но о самой власти. Существование властей, причем одни начальствуют, а другие подчиняются, и то обстоятельство, что все происходит не случайно и произвольно, так чтобы народы носились туда и сюда, подобно волнам, — все это я называю делом Божьей Премудрости. Потому [апостол] и не сказал, что нет начальника, который не был бы поставлен от Бога, но рассуждает вообще о существе власти и говорит: „Нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены“. Так и Премудрый, когда говорит, что „от Господа сочетается жена мужу“ (Притч. 19:14), разумеет здесь, что брак установлен Богом, а не то, что Бог сочетает каждого вступающего в брак, так как мы видим, что многие вступают в брак с дурным намерением и не по закону брака, и этого мы, конечно, не можем вменить Богу».

Так что конкретный начальник и даже император может быть совсем и не от бога. А заповедь просто обличает анархию. Но вот как раз Фока, при всей безумной лютости этого персонажа, был от бога… Своей беспредельностью и хамством он был известен давно. За несколько лет до бунта он в составе армейской делегации был на аудиенции у Маврикия. И разговаривал настолько грубо и дерзко, что некий сенатор оттаскал его за бороду.

То есть нрав его ни для кого не был секретом. И народ приветствовал именно хама и садиста. Даже внешне — низкорослый, рыжебородый — он никак не соответствовал высоким представлениям о роли василевса. Правление он начал сразу с серии казней аристократов. Просто на всякий случай. Но вскоре террор коснулся и простого народа. При этом как управленец он был совершенно бездарен и в гражданском, и в военном плане. Так, вскоре персы отняли у Византии всю Армению. Но вольнолюбивые ромеи даже в атмосфере террора плели заговоры.

В 605 году группа аристократов планировала убить тирана на ипподроме во время праздника. Но замысел стал известен Фоке, и он с присущей ему изобретательностью наказал врагов. Анастасий, комит дворцовых щедрот, и Феодор, префект претория, были обезглавлены, еще одного участника использовали как мишень для лучников на загородном стрельбище, а начальника арсенала Елпидия с отрубленными конечностями, выколотыми глазами и отрезанным языком посадили в лодку и, пустив в море, сожгли живьем.

Вскоре возмущаться начали и приведшие его к власти фанаты, выкрикивая по своему обыкновению оскорбительные лозунги на ипподроме. Фока не терялся: в ответ массово рубил головы или сбрасывал протестантов зашитыми в мешок в море. В конце концов взбунтовалась армия. Прославленный военачальник Ираклий, экзарх Африки, отказался посылать в столицу хлеб. Фока немедленно арестовал его жену и невесту сына. Однако власть его уже висела на волоске. Женщин освободили ультрас-прасины.

Они же подняли восстание, когда к городу подошел флот мятежников. И в этот час практически никто уже не хотел умирать за тирана. Он был схвачен и приведен к Ираклию.

«Так-то ты управлял государством!» — воскликнул победитель.

«Попробуй лучше!» — и в последние минуты не изменив себе, рявкнул Фока. Ираклий ударил его ногой и приказал казнить.

© wikimedia.org

У хронографа Дорофея Монемвасийского записано такое сказание о Фоке: «Один богоносный муж, имеющий дерзновение к Богу, слыша о царских злодеяниях, возопил к Господу: „Господи Боже! За что ты прогневался на народ свой и послал такого царя-тирана? За что такое наказание? Чем провинился народ Твой, что Ты предал его во власть такого кровожадного волка?“ И было этому богоносному мужу от Бога откровение: „Много Я старался найти царя похуже, чтобы наказать народ за его своеволие, но не мог найти хуже Фоки. А ты впредь не искушай судеб Божиих“».

Здесь сам Господь говорит нам: это наивная ошибка — полагать, что в злодействах повинен исключительно тиран. Даже в тираническом, ну совершенно не демократическом обществе, между народом и властью теснейшая духовная связь. Они всегда друг другу конгениальны. И всегда отвечают друг за друга. Просто сначала общество, ну, а потом — тиран. Конечно, самое удивительное в Византии то, что при таких чудовищных эксцессах власти, да еще на фоне вечного внешнего давления, государство выживало и даже периодически возрождалось к новым успехам и достижениям.

Для материалиста здесь нет ответа. Но он на самом деле очевиден. Мы помним из Библии, что Бог обещал Аврааму помиловать Содом, если найдет там хотя бы десять праведников. В Византии были многие тысячи молитвенников, пустынников, исповедников. Ими и жила Империя. И по молитвам праведников свергались тираны.

Но кстати, еще языческий император-философ Марк Аврелий весьма остроумно высказался о самом феномене смены власти путем переворота. Когда его стали упрекать в снисходительности по отношению к поднявшему мятеж Авидию Кассию и спросили: «А что, если бы он победил?» — Марк Аврелий ответил: «Не так плохо мы почитали богов и не так плохо мы живем, чтобы он мог победить». Затем он перечислил всех погибших от рук заговорщиков императоров и отметил, что каждый это так или иначе заслужил…

Скачать полную версию книги можно по ссылке.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)