Даниил Эпштейн

Политический обозреватель «Ридуса»

Все статьи автора
автор

(Не?) выносимая жестокость. Как на нас влияет насилие в Сети?

202243

Технологически продвинутый маньяк размещает на сайте стриминги жестоких убийств. Какова будет судьба жертвы, зависит от того, сколько будет у трансляции зрителей и насколько активно они будут реагировать на страдания человека. Это сюжет американского фильма «Не оставляющий следа», но реальность страшна не меньше: шок-контент, который до этого можно было найти только в даркнете, вышел за его пределы в общий доступ. И мало не покажется никому.


В июне интернет всколыхнула история жителя Брянска, которого насильно удерживали и заставляли участвовать в YouTube-трансляциях трое людей. Чем больше денег присылали зрители, тем изощреннее унижали пленника. Этот случай, увы, не единичен: треш-контент уже несколько лет набирает популярность в Рунете, и каналов с ним на открытых платформах становится всё больше. Ведущие устраивают жестокие челленджи, в которых либо принимают участие самостоятельно, либо издеваются над участниками. И несмотря на то, что периодически эти ресурсы блокируются за нарушение правил площадок — далеко не все и уж точно не сразу — спрос на них не уменьшается, а доступ к деструктивному и ненавистническому контенту могут получить не только взрослые, но и дети, и зачастую совершенно бесплатно.

Еще до того, как деструктивный контент стал широко доступен благодаря интернету, американские исследователи обращали внимание на негативное влияние жестоких кадров на психику. В 2000 году Американская академия педиатров, Американская академия детской и подростковой психиатрии, а также медицинская и психологическая ассоциации опубликовали совместное заявление: «Заключение медицинской общественности, основанное на более чем 30-летнем опыте исследований, показало, что просмотр „развлекательного“ насилия может привести к росту агрессии, исказить отношения, ценности и поведение, особенно у детей». Это утверждение многократно подтверждалось экспериментами и опросами. Например, исследовательница Джоан Кэнтор обнаружила связь между демонстрацией насилия на экране и склонностью к преступному поведению. Дети наиболее уязвимы, так как активно воспринимают происходящее на экране и стремятся к подражанию. Согласно исследованию Кэнтор, когда несовершеннолетних преступников спросили про их любимое видео, 51% вспоминали сюжет, связанный с насилием. А 22% малолетних преступников играли в жестокие видеоигры и признались, что хотя бы раз воспроизводили увиденный на экране криминальный поступок. Отождествление с агрессором является распространенной реакцией при просмотре вымышленного насилия, которое становится приемлемым, если герой показывается как агрессивный победитель.

Эксперименты подтверждают, что просмотр детьми деструктивного контента увеличивает уровень агрессии и снижает когнитивные функции. Дети имеют тенденцию к проявлению долгосрочных последствий увиденного насилия в зрелом возрасте.

Регулярное взаимодействие с шок-контентом может привести к разным последствиям, в зависимости от того, насколько человек эмпатичен. С одной стороны, наблюдая насилие, реальное оно или выдуманное, мы в равной степени испытываем травму через сопереживание жертве. Поэтому свидетели жестокого поведения также считаются жертвами. С другой стороны, общедоступная демонстрация насилия на безопасном расстоянии и с участием незнакомых людей снижает шоковый эффект: со временем человек испытывает все меньше сочувствия к жертвам, его реакция притупляется.

Распространенной реакцией на сцены насилия является отождествление себя с агрессором. Другими словами, жестокость по отношению к другим людям становится социально-приемлемой. И именно поэтому акты насилия могут переноситься и в реальную жизнь: по мнению исследователей, наблюдение жестокости меняет установки даже тех людей, которые в принципе к ней не склонны, и провоцирует в таких индивидах агрессию.

Очевидно, что как минимум модерация такого контента в сети необходима. Но есть вопрос, на который нужно ответить прежде всего. Перефразируя Владимира Маяковского: «Послушайте! Ведь, если треш-контент получает донаты, значит, это кому-нибудь нужно? Значит, кто-то хочет, чтобы он был?» Действительно, почему же такой контент вообще появляется в интернете? Дело в том, что насилие на экране позволяет ощутить те эмоции, которых человек лишен в жизни: это и желание испытать волнение, компенсировать агрессию, и успокоиться, убедившись, что собственные жизненные страхи и проблемы не так существенны, как та ситуация, в которой оказался вымышленный или реальный герой.

Вопросом, как ограничить демонстрацию насилия в интернете, озабочены в разных странах. Наиболее действенной мерой экспертам видится обеспечение саморегулирования соцсетей, которые чаще всего и становятся площадками размещения и распространения деструктивного контента. В июле Еврокомиссия обязала Facebook, YouTube, Twitter и другие социальные сети подчиняться правилам традиционного вещания Евросоюза, принятыми в отношении ненавистнических высказываний и вредоносного контента. В Испании принят закон, который приравнивает соцсети к обычным СМИ: они должны отвечать за публикуемые материалы и удалять посты, которые разжигают ненависть или запрещены для показа детям. Франция рассматривает аналогичный законопроект, обязывающий соцсети удалять посты про терроризм, насилие и ненависть.

Россия не остается в стороне, поддерживает мировой тренд и разрабатывает меры борьбы с деструктивным контентом для защиты пользователей сети и создания безопасной интернет-среды. Так, в первом чтении был принят законопроект, ограничивающий демонстрацию сцен насилия и жестокости в электронных медиа, а также обсуждаются меры регулирования интернет-площадок. Более того, планируется разработать специальную систему блокировки опасного контента, которая будет установлена в российских школах и оградит детей от жестоких и запрещенных материалов. Все эти действия должны снизить количество деструктивного контента в Рунете.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)