Как пандемия изменит армию и флот США

© Wikimedia Commons

© Wikimedia Commons

В марте нынешнего года коронавирус совершил то, чего не удавалось сделать ни одной мировой державе со времен окончания Второй мировой войны. Пандемия вынудила американский авианосец «Теодор Рузвельт» прекратить патрулирование и укрыться в порту. К тому времени, когда корабль достиг базы на Гуаме, сотни моряков оказались заражены COVID-19. Практически весь экипаж пришлось эвакуировать на берег. Чуть позже стало известно, что по меньшей мере 40 других судов ВМС США, в том числе авианосец «Рональд Рейган» и ракетный эсминец «Кидд», пострадали от вспышки заразы.


Только к июню американский флот снова смог развернуть большинство своих кораблей согласно установленному графику, да и то — с сокращенным экипажем. По мнению военного обозревателя Майкла Кларея, все это делает очевидным прискорбный факт: традиционная стратегия США, основанная на использовании больших, хорошо вооруженных военных кораблей, демонстрирующих мощь и силу державы и обеспечивающих победу над противниками, больше не является надежной. В мире, пораженном пандемией.

Командование ВМС получило представление о том, что большие корабли с огромным экипажем, плотно упакованным в небольшом пространстве в течение долгого времени, является доказательством тупиковой стратегии. Схожие открытия сделали и в корпусе морской пехоты, привыкшей сотрудничать с местными вооруженными силами в Ираке, Японии, Кувейте и Южной Корее, где не всегда можно полагаться на гарантии властей в борьбе против инфекционных заболеваний. Во время пандемии американские войска оказались практически изолированы от союзников на своих базах и лишены возможности проводить совместные учения и операции.

В краткосрочной перспективе американские оборонные чиновники отреагировали на новые сложности различными ограничительными мерами. В их числе — отправка ядерных бомбардировщиков для выполнения дальних миссий демонстрации силы в «спорные районы» — Балтийское море у границ России и Южно-Китайское вблизи Китая.

«У нас есть возможности для ведения огня на больших расстояниях в любом месте и в любое время. Мы можем прислать огромную огневую мощь даже во время пандемии», — заявил глава Командования глобальных ударов ВВС США генерал Тимоти Рэй после нескольких таких операций.

Но временные меры, которые сейчас принимаются Пентагоном, дают военным иллюзию постоянной готовности лишь в период ограничений, связанных с пандемией. Если в недалеком будущем мир вернется к прежнему состоянию, они могли бы оказаться адекватными. Ученые, однако, предупреждают, что коронавирус может сохраняться в течение длительного времени, а вакцина, даже если она будет успешно разработана, может недолго оставаться эффективной. Более того, многие вирусологи полагают, что возможны новые пандемии, потенциально даже более смертоносные. Это означает, что жизнь может никогда не стать прежней.

В этом случае официальные лица в Пентагоне будут вынуждены признать, что основы глобальной стратегии Вашингтона, в частности передовое развертывание боевых сил в тесном сотрудничестве с союзниками, могут утратить силу. Признавая суровую новую реальность, американские стратеги начинают разрабатывать совершенно новый план будущей войны. Он положит конец или по крайней мере значительно уменьшит зависимость от сотен зарубежных баз и крупных военных кораблей. Вместо этого он будет опираться на роботов-убийц — множество беспилотников и морские базы, отмечается в статье, опубликованной в издании Counter Punch.

Корабли без моряков

Фактически планы флота по замене крупных пилотируемых кораблей на небольшие беспилотные были только ускорены вспышкой пандемии. Несколько факторов уже способствовали этой тенденции: современные атомные авианосцы и ракетные крейсеры становятся все дороже в строительстве. Последний из них — USS Gerald R. Ford — стоил колоссальных 13,2 миллиарда долларов и до сих пор не соответствует техническим требованиям.

Даже расточительно финансируемый Пентагон не может позволить себе строить много таких кораблей. Также они становятся все более уязвимыми для противокорабельных ракет и торпед, разрабатываемых, к примеру, Китаем. Теперь стало ясно, что они являются отличной средой для вспышек инфекционных заболеваний.

До катастрофы на борту «Теодора Рузвельта» наибольшей опасностью считались китайские наземные противокорабельные ракеты, способные поражать американские корабли даже в отдаленных частях Тихого океана. Такое развитие событий уже заставило командование ВМС рассматривать возможность держать свои самые ценные боевые единицы вдали от берегов, чтобы не потерять их из-за огня противника в любой возможной войне.

Официальные лица ВМФ начали применять новую стратегию, иногда называемую «распределенными морскими операциями». В ней менее крупные военные корабли с экипажем в будущем станут сопровождаться большим числом крошечных беспилотников с ракетным вооружением. Речь идет о так называемых морских роботах-убийцах.

Отражением нового мышления ВМФ стали слова контр-адмирала Рональда Боксалла. Он в 2019 году объявил, что в состав будущего флота войдут «104 крупных надводных комбатанта и 52 малых надводных комбатанта».

Прислушиваясь к высокопоставленным военным США, можно представить себе недалекое будущее «военно-морской роботизированной войны». В новой версии стратегии океан будут бороздить большое количество беспилотных судов, надводных и подводных. Периодически они станут общаться с помощью электронных средств с операторами-людьми на берегу или на командных кораблях. При этом «роботы» смогут в течение длительного времени двигаться самостоятельно поодиночке или в составе «волчьих стай».

В руководстве Пентагона считают, что быстрые закупки и развертывание таких роботизированных судов станет наиболее надежным способом достижения цели флота — 355 боевых кораблей.

«Я думаю, что один из способов, с помощью которых вы этого быстро добьетесь, — легкие пилотируемые корабли, которые со временем могут стать беспилотными», — заявил в феврале министр обороны Марк Эспер.

Он отмечал, что корабли можно сделать сначала «временно пилотируемыми», а затем, по мере появления технологии, в какой-то момент оставить без экипажа.

«Это позволило бы нам быстро увеличить число кораблей. И я верю, что к 2030 году мы можем достичь показателя в 355 единиц, если не больше», — заявил Эспер.

Чтобы начать реализацию смелого плана, в том же месяце Пентагон запросил 938 миллионов долларов на следующие два финансовых года для закупки трех прототипов больших беспилотных надводных кораблей (LUSV), а также еще 56 миллионов для первоначальной разработки беспилотного надводного судна среднего размера (MUSV). Если первый опыт окажется успешным, ВМФ потребует еще 2,1 миллиарда долларов с 2023 по 2025 год для приобретения семи LUSV и одного MUSV.

Однако морские чиновники мало что рассказали о конструкции таких военных кораблей-роботов. В бюджетном запросе упоминается лишь «беспилотное надводное судно (USV), которое является реконфигурируемым многоцелевым судном, предназначенным для обеспечения недорогих, высокопрочных, реконфигурируемых кораблей, способных принимать различные полезные нагрузки для беспилотных миссий».

Основываясь на единичных сообщениях в военной и научной прессе, самое большее, что можно выяснить об этих кораблях, это то, что они будут напоминать миниатюрные эсминцы, возможно, длиной около 60 метров. Экипаж будет сокращен примерно на четверть, однако существенно вырастет число управляемых ракет и противолодочного вооружения. Такие суда будут оснащены сложными компьютерными системами, позволяющими работать автономно в течение длительных периодов времени, а также при обстоятельствах, которые еще предстоит выяснить, предпринимать наступательные действия самостоятельно или в координации с другими беспилотными судами.

Будущее размещение беспилотных военных кораблей в открытом море поднимает ряд тревожных вопросов. В какой степени они смогут самостоятельно выбирать цели для атаки и уничтожения? Руководство ВМС пока не дало адекватного ответа на это, что вызвало беспокойство среди сторонников контроля над вооружениями и правозащитников. Они опасаются, что подобные корабли смогут «по ошибке» спровоцировать или обострить конфликт самостоятельно. И это, совершенно очевидно, является большой потенциальной проблемой в мире повторяющихся пандемий, в котором «роботы-убийцы» могут оказаться единственными типами американских судов, развернутых в большом количестве.

Дальний удар

В мире повторяющихся пандемий сухопутные войска и Корпус морской пехоты США столкнутся со схожими проблемами. После окончания Второй мировой войны американская военная стратегия предполагала, что армия США будет воевать на вражеской территории или рядом с ней. В любом случае — далеко от самих Соединенных Штатов. Для этого требовалось создание военных альянсов со многими странами по всему миру.

Союзники разрешали размещать американские войска на своей земле, в результате чего по всему миру появились сотни военных баз США. Более того, в военное время стратегия предполагает, что многие из этих стран станут предоставлять войска для совместных операций против общего врага.

Для борьбы с СССР в Европе США создали НАТО и разместили гарнизоны по всей Западной Европе. Для борьбы с коммунизмом в Азии были установлены военные связи с Японией, Южной Кореей, Южным Вьетнамом, Филиппинами и другими региональными державами. Там также возникло множество баз.

Когда Афганистан, Иран, Ирак и исламский терроризм стали основными целями военных операций, Пентагон приобрел связи и базы в Афганистане, Бахрейне, Джибути, Ираке, Кувейте, Омане, Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратах.

В мире, свободном от коронавируса, такая стратегия дает большие преимущества. Например, во время войны нет необходимости передислоцировать американские войска с тяжелой техникой в зону боевых действий на тысячи километров. Однако в мире повторяющихся пандемий такое положение дело быстро станет невыносимым кошмаром.

Начнем с того, что практически невозможно изолировать тысячи американских солдат и членов их семей от окружающего населения. В результате любая вирусная вспышка за воротами базы может проникнуть внутрь, и наоборот. Это и произошло на многих зарубежных объектах прошлой весной. Например, база Хамфрис в Южной Корее была заблокирована после того, как несколько военных и южнокорейских сотрудников заразились COVID-19. То же самое произошло на нескольких объектах в Японии и на острове Окинава, в Кэмп-Лемоннье в Джибути и на авиабазе Ахмад аль-Джабер в Кувейте. В Европе около 2600 американских солдат поместили в карантин после предполагаемого заражения. Сложно даже представить себе, что при этом чувствует местное население, зная, где находится эпицентр глобальной пандемии с наибольшим числом пострадавших.

Мир повторяющихся пандемий сделает практически невозможным сотрудничество американских солдат со своими зарубежными коллегами. Особенно — в бедных странах, где отсутствуют надлежащие санитарно-гигиенические условия. Это уже заметно на примере Ирака и Афганистана, где, как считается, коронавирус широко распространился среди союзных сил, и военнослужащим США было приказано приостановить совместные учебные миссии.

Возвращение в прежний мир все менее вероятно, поэтому настало время поиска новой стратегии действий армии и морской пехоты. Как и в ВМФ, фактически он начался до вспышки коронавируса.

Чтобы изолировать участников наземных операций от опасностей «пандемической планеты», вместо развертывания больших и хорошо вооруженных контингентов войск вблизи границ противника нужны крайне мобильные силы на территории США. Они могут располагаться на островах или в других достаточно изолированных местах, откуда можно безнаказанно обстреливать врага баллистическими ракетами большой дальности и поражать его жизненно важные объекты. Чтобы еще больше снизить риск заболеваний и жертв, такие силы со временем будут расширяться в военное время за счет «беспилотных машин» — все тех же «роботов-убийц», предназначенных для выполнения обязанностей простых солдат.

Версия этой будущей боевой модели морской пехоты впервые была изложена в Force Design 2030 — документе, выпущенном в марте 2020 года. Утверждая, что существующая структура морской пехоты не подходит для мира завтрашнего дня, автор — генерал Давид Бергер — призвал к радикальной перестройке. Необходимо ликвидировать тяжелое оружие, управляемое человеком, например танки. Вместо этого следует повысить мобильность и огневую мощь с помощью различных ракет большой дальности с дополнением беспилотных систем. Нужны беспилотники, которые «могут работать с корабля, с берега» и использоваться для разведки и доставки важных грузов.

Большие шаги в направлении «роботизации» планирует совершить и армия США. В своем собственном долгосрочном планировании она также опирается на роботов или по крайней мере «необязательно управляемые» боевые системы — танки или вертолеты, в которых люди будут находиться в зависимости от обстоятельств. Так, штурмовое оружие пехоты нового поколения было названо «боевой машиной с дополнительным пилотированием» (OMFV). Как следует из названия, оно предназначено для работы с бортовым оператором или без него.

Армия также закупает многоцелевую роботизированную универсальную машину (SMET), предназначенную для перевозки боеприпасов и снаряжения. В будущем планируется разработка роботизированной боевой машины (RCV) или самоходного танка.

Система PrSM от Lockheed Martin

Система PrSM от Lockheed Martin

Ускоряется разработка артиллерийских и ракетных систем большой дальности, которые способны проводить атаки на позиции противника далеко за линией фронта. Многие аналитики полагают, что система PrSM сможет наносить удары по авиабазам, радиолокационным станциям, командным центрам очень далеко от мест запуска в тылу американских сил. В случае войны с Китаем ракеты смогут взлетать с территории Японии или с островов в Тихом океане, таких как Гуам. Эта возможность даже встревожила ВВС, где опасаются, что армия узурпирует дальние ударные миссии, всегда традиционно предназначавшиеся для боевых самолетов.

Что нужно на самом деле

Однако все эти планы и программы, позволяющие американским вооруженным силам продолжать свои традиционные миссии в радикально измененном мире, кажутся потрясающе близорукими, если смотреть на них с точки зрения всеобщей безопасности.

Если ученые правы и угроза коронавируса будет существовать в течение длительного времени, а последующие десятилетия будут сопровождаться другими пандемиями, реальные угрозы безопасности США в будущем — скорее микробиологические и экономические, а не военные.

Нынешняя пандемия уже убила больше американцев, чем погибло в войнах в Корее и во Вьетнаме вместе взятых. Она спровоцировала крупнейший экономический спад со времен Великой депрессии. Представьте себе, что может сделать более смертоносный вирус.

Вооруженные силы США могут по-прежнему играть важную роль в такой обстановке. Например, обеспечивая неотложную медицинскую помощь и защиту жизненно важной инфраструктуры. Однако нескончаемые войны в отдаленных землях и усиление влияния на глобальном уровне ради «безопасности» не должны занимать столь важное место и требовать такого количества денег налогоплательщиков в эти непростые времена.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)