Что будет с гастарбайтерами после пандемии

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

Трудовые мигранты пострадали от коронакризиса сильнее, чем граждане России, свидетельствуют данные исследования Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС). Во время пандемии работу в стране потеряли около 40% иностранных граждан и только 23% российских. С учетом работников, отправленных в неоплачиваемый отпуск, без зарплаты остались 75% мигрантов против 48% местных жителей (в Москве — 76% и 43% соответственно).


Опрашивались мигранты из Кыргызстана и Узбекистана. Сконцентрироваться на представителях двух государств Средней Азии было решено в силу ограниченности ресурса, при этом Узбекистан выбран как страна, откуда всякий момент времени мигрантов в России больше всего, а Кыргызстан — как страна, отличающаяся от Узбекистана тем, что с 2015 года входит в ЕАЭС.

Доля потерявших все источники дохода среди мигрантов — 51% по России и 54% по Москве, среди местных — 27% и 30% соответственно. И если среди местных доля тех, чей доход остался таким же или даже увеличился, — 44% по России и 38% по Москве, то соответствующие цифры по мигрантам только 19% и 17% соответственно. Суммарно же доля мигрантов, у которых доход уменьшился или полностью исчез, — 81% по России и 83% по Москве.

Меньшее из зол

© Артем Коротаев/ТАСС

Карантин лишил работы больше мигрантов, потому что отрасли, где они в основном заняты, пострадали наиболее сильно. Строительство, торговля, сфера общепита и услуг — эти направления были практически остановлены в большинстве регионов страны на время режима самоизоляции.

Кроме того, большинство работодателей в других сферах из-за падения оборотов стали массово сокращать затраты, и это коснулось в первую очередь неквалифицированных работников: посудомойщиц, уборщиков, дворников, водителей. Также сильно пострадала сфера платных образовательных и воспитательных услуг — на время самоизоляции во многих семьях отпала надобность в приходящих нянечках, воспитателях, домработницах и т. д. Из-за проблем с перемещениями между регионами сильно сократилось число мигрантов, занятых в сельском хозяйстве, на сезонных работах, — перечисляет первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал.

Работодателю при кризисе легче «сократить» именно мигрантов: они чаще всего не являются кадровыми работниками, меньше привязаны к предприятиям, добавляет главный аналитик TeleTrade Марк Гойхман. Работодатели стремятся сохранить по возможности рабочие места постоянным сотрудникам, при этом снижая зарплату вместо увольнения. Это делается и в надежде на последующую востребованность работников при выходе из кризиса, и в связи с выплатой госпособий компаниям, сохранившим более 90% рабочих мест, поясняет эксперт.

© Артем Коротаев/ТАСС

С точки зрения экономики снижение занятости преимущественно среди приезжих — меньшее из зол, как бы цинично это ни звучало, считает он. Социальные обязательства государства и расходы на них, материальное положение и занятость населения имеют более высокое значение для постоянных жителей страны. Так же, как и для других стран, из которых приезжают временные работники.

Но с позиций социальной стабильности вызывает напряжение большое число людей, не имеющих постоянной работы, доходов, жилья, — предупреждает аналитик.

Однако острота этой проблемы несколько снималась двукратным уменьшением притока мигрантов в Россию в январе — апреле и возвращением части из них на родину. По словам эксперта, восстановление занятости, как среди россиян, так и среди приезжих, грозит затянуться на месяцы, а на докризисные уровни может не вернуться и в 2021 году.

Падение экономики в текущем году, по разным оценкам, составит 4,5—6%, а в следующем рост произойдет от этого «дна» лишь на 2,5—3%. Кроме того, частично на высвободившиеся места мигрантов будут претендовать и лишившиеся доходов россияне. Например, на вакансии курьеров, строителей, продавцов и пр. То, что раньше их не привлекали низкие зарплаты, может отойти на второй план в условиях массового падения доходов людей, допускает Гойхман.

Не так все печально

Эксперт Академии управления финансами и инвестициями Алексей Кричевский полагает, что спрос со стороны местных на позиции мигрантов будет не так уж велик. Потерявшие работу рангом выше россияне туда не пойдут: сложно представить посудомойщика-москвича или разнорабочего на стройке с 15-летним стажем администратора или менеджера.

© Владимир Гердо/ТАСС

В то же время эксперт отмечает, что тезис о низких зарплатах мигрантов уже устарел. Они вполне неплохие, и дисконт от того, что получали бы россияне, составляет максимум 20%. Причем это касается подавляющего большинства отраслей, от стройки до клининга, а про заработки курьеров за последние 3—4 месяца и говорить не приходится.

И не нужно думать, что дворники или работники ЖКХ получают какие-то копейки, им платятся вполне адекватные зарплаты, которые соответствуют квалификации работника. Поэтому проблемы с демпингом не предвидится, поскольку урезать свои финансовые аппетиты приходится всем соискателям, а не только трудовым мигрантам, — прогнозирует аналитик.

Смущает его и выборка исследования. Не совсем корректно проводить опрос только среди граждан Средней Азии, поскольку в России много трудовых мигрантов и с Кавказа, и с Украины, и из других стран СНГ, поясняет Кричевский.

По данным ряда правоохранительных структур Москвы, количество преступлений с участием лиц кавказских национальностей выросло на 18—20% в зависимости от округа. Поэтому восстановление экономики и рабочих мест благотворно скажется не только на финансовом состоянии граждан России и близлежащих стран, но и на безопасности, — указывает он.

Сам факт массовой потери мигрантами работы, по мнению эксперта, тоже не так однозначен. Если, например, говорить о стройках в Москве, они остановились буквально на неделю-две. Подмосковье также оперативно вышло из карантина, а эти два направления сейчас — основные строительные кластеры.

Безусловно, какие-то затраты приезжей рабочей силе пришлось понести, но это не значит, что им приходилось чуть ли не выживать. В общежитиях и строительных городках не было выявлено ни одной вспышки заболеваемости, а эти места, как представлялось ранее, должны были стать эпицентром и болезни, и агрессии, превратившись на время в своего рода гетто. Но проблема решилась сама собой — люди просто в ускоренном темпе вышли на работу, — заключает аналитик.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (3)