Государство прекратит поддержку экономики

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

Заместитель министра финансов Алексей Моисеев анонсировал отмену мер поддержки российской экономики с 1 июля. Их финансирование значительно превышает предельный уровень расходов, установленный бюджетным правилом, напомнил чиновник.

Мы открыли все „шлюзы“ на фискальной стороне за последние пару месяцев, чтобы поддержать экономику и людей, которые не смогли обеспечивать себя из-за коронавируса. Но все эти меры являются временными. Так называемая проблема 1 июля стоит перед нами в полный рост, потому что большинство этих мер будет отменено с 1 июля. Мы намерены вернуться к бюджетному правилу к 2022 году, — сообщил замминистра во вторник на конференции инвесторов «Ренессанс Капитала».

Бюджетное правило предполагает скупку валюты в резервы при высоких ценах на нефть и ее продажу в случае снижения котировок ниже установленного уровня (сейчас — 40,2 доллара за баррель). Полученные средства идут на покрытие дефицита бюджета, но наращивание расходов в стандартных условиях не предусмотрено. Однако для борьбы с последствиями эпидемии COVID-19 правительство разработало антикризисный план поддержки экономики, потребовавший дополнительных трат. В числе принятых мер льготные кредиты и отсрочка налогов (кроме НДС), а также субсидии на выплату зарплат для малого и среднего бизнеса.

В конце мая глава Минэкономразвития Максим Решетников оценил общую стоимость антикризисных мер в 3,3 триллиона рублей. В начале июня премьер-министр РФ Михаил Мишустин представил Путину общенациональный план по восстановлению российской экономики в 2020—2021 годах общей стоимостью порядка 5 триллионов рублей. Но почти половина этой суммы — 2,3 триллиона рублей — расходы на национальные проекты, которые и так были заложены в бюджет, а на поддержку населения и бизнеса предусмотрено всего 1,6 триллиона рублей.

Логично и неизбежно

© Коллаж/Ridus

Отмена мер поддержки вполне обоснованна, считает независимый эксперт Александр Егоров. Он призывает отдать должное российские властям в том, что эти меры в принципе были введены, и достаточно серьезные с точки зрения объема средств и точечного направления их действия. Они действительно для многих оказались жизненно важными. Но очевидно, что бюджет тоже не бесконечный, и рано или поздно поддержка должна закончиться.

Логика есть определенная: если вы уже прошли снятие ограничений, открытие производств и бизнесов, то меры должны как минимум каким-то образом трансформироваться, — отмечает аналитик.

По его мнению, большинство предприятий, которые уже выходят на прежний режим работы, и дальше продолжат функционировать. Поддержка сработала, и самый главный вопрос решен — рабочая сила сохранена. Если же говорить о вероятности банкротств, то любой бизнес — это риск. Но российские предприниматели, прошедшие «огонь и воду» 1990-х годов, могут и не такое выдержать. Так что особых катастроф ждать не стоит, полагает эксперт.

В целом, я считаю, что меры поддержки были достаточно хорошие, и те, кто грамотно их использовал, могут сказать правительству: «Спасибо! Давайте двигаться дальше!», — подытоживает он.

Нет поддержки — нет работы

© Коллаж/Ridus

При всем оптимизме, вызванном окончанием карантина, ситуация в экономике по-прежнему достаточно тревожная, и даже говорить об отмене или сокращении мер поддержки преждевременно, возражает профессор кафедры финансового менеджмента РЭУ имени Г. В. Плеханова Константин Ордов. Это добавит некой нервозности на рынке труда, прогнозирует он.

По словам эксперта, большинство компаний сегодня надеются, что падение выручки составит, в лучшем случае, не более 30−50%, по сравнению с 2019 годом, и многие еще готовы держать людей ровно потому, что им предоставляются какие-то субсидии из бюджета. Если же в этих условиях никакой помощи со стороны государства не последует, предприятия вынуждены будут сокращать персонал, и на рынке труда окажется еще как минимум 7 миллионов человек в дополнение к тем, кто уже остался без работы.

А мы понимаем, что уже сейчас люди, потерявшие доход, не имеют шансов найти новую работу именно ввиду отсутствия экономической активности, быстрого восстановления. И мы слышим пугающие новости о вполне вероятной второй волне пандемии осенью. При таком раскладе мы уже в сентябре и даже раньше можем увидеть полнейший коллапс на рынке труда и абсолютно не те показатели восстановления экономики, на которые рассчитываем, — предупреждает аналитик.

Говорить об отмене мер поддержки имело бы смысл, если бы государство реально столкнулись с исчерпанием своих финансовых возможностей, добавляет он, но по факту в марте-апреле ФНБ увеличился на 30−40%. Поэтому даже говорить о наличии каких-то опасений с точки зрения отсутствия средств не приходится.

Конечно, доходы бюджета, скорее всего, достаточно существенно сократятся, и фондовый рынок не готов переварить привычные для правительства объемы заимствований, признает Ордов. Но если в результате отмены мер поддержки общее количество безработных действительно увеличится до 15 миллионов, бюджет только проиграет: он получит дополнительные расходы на выплаты пособий и сокращение налоговых поступлений от сбора НДФЛ.

Прогнозы относительно восстановления мировой экономики достаточно пессимистичны, и пока что не одна страна не анонсировала свертывание программ помощи, замечает аналитик. Он не исключает, что и представитель российского Минфина на самом деле имел в виду не полную отмену поддержки, а замену первоначальных мер на новые, более эффективные, с точки зрения властей, в текущей ситуации.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)