Цифровой налог: как обязать Facebook и Google платить в российскую казну

© pixabay.com

© pixabay.com

Глобальные IT-компании активно пользуются архаичным налоговым законодательством большинства стран мира: размещая штаб-квартиры в низконалоговых юрисдикциях, гиганты цифровой индустрии попросту не платят налоги в тех странах, где они предоставляют свои услуги.


На несправедливую налоговую политику давно обратили внимание власти европейских стран. Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) поднимала проблему несправедливого распределения налогов в IT-секторе еще пять лет назад. В 2018 году Еврокомиссия предложила ввести в странах ЕС трехпроцентный цифровой налог с местной выручки IT-гигантов. Впрочем, консенсуса в этом вопросе достигнуть так и не удалось.

Не дожидаясь заключения международного соглашения, правительство Франции ввело цифровой налог с 1 января 2019 года. К введению аналогичных мер для восстановления налоговой справедливости готовятся и другие страны — Великобритания, Австрия, Италия, Чехия, Турция и так далее.

О необходимости введения сборов с доходов международных IT-компаний размышляют и в России. Главная идея — неважно, в какой стране находится штаб-квартира цифровой компании, важно, где находится потребитель ее товаров и услуг.

О необходимости корректировки путей налогообложения цифровых исполинов говорят в Центре стратегических разработок (ЦСР): по мнению экспертов, России следует внедрить собственный цифровой налог, чтобы не терять налоговые доходы и соблюдать принципы справедливой конкуренции.

Идею налогообложения прибыли глобальных интернет-компаний, таких как, например, Facebook и YouTube, которую те получают на российском рынке, поддержали в Совете Федерации. Рабочая группа верхней палаты парламента по совершенствованию законодательства в условиях пандемии обратилась к первому вице-премьеру Андрею Белоусову с предложением ввести в стране цифровой налог.

По словам директора Института проблем правового регулирования Высшей школы экономики Анны Дупан, цифровой налог восстановит налоговую справедливость, но с его введением в России могут возникнуть сложности.

Эта идея вполне правильная и резонная. Если транснациональные цифровые корпорации уже получают прибыль на территории России, за счет российских потребителей их услуг, то они должны уплачивать налоги. В противном случае получается, что российские цифровые компании находятся в худшем положении, чем иностранные: они-то налоги уплачивают — их чистая прибыль меньше. Это шаг в верном направлении, но здесь есть сложности, — отметила эксперт в беседе с «Ридусом».

«Самая большая проблема — отсутствие механизмов принудительного администрирования, принудительного взыскания, если компании добровольно не будут исполнять то, что написано в законе», — продолжает Дупан.

Во Франции есть закон, практики правоприменения пока нет. Пока не известно, как будет решена проблема в подсчете потребителей. Несмотря на то, что существуют разные методики подсчета, сами компании вряд ли захотят добровольно раскрывать точные данные о количестве пользователей в конкретной стране. Достоверно проверить эти данные также будет затруднительно.

Кроме того, не стоит забывать и о халатном отношении крупных IT-компаний к российскому законодательству.

Франция — это все-таки Европа: и Google, и Facebook всегда исполняют требования европейского законодательства. Что касается России — здесь совсем иная ситуация, — напомнила Дупан.

Теоретически введение цифрового налога в России могло бы пополнить российскую казну на сотни миллионов евро, полагает руководитель направления «Налоговая политика» ЦСР Левон Айрапетян:

Оценки того, сколько принес бы цифровой налог в России, нет, но можно сказать, что, вероятно, это будет более чем 390 миллионов евро. ОЭСР выступила с презентацией, в которой попыталась предварительно посчитать, что если бы группа стран, к которой относится Россия, имплементировала решения, которые сейчас вырабатывает ОЭСР, то Россия выигрывала бы от этого примерно 390 миллионов евро в год.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)