Истинная суть «короны»: как медиавирус поразил мир

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

Главная странность коронакризиса — очевидный избыток этой темы во всех СМИ и соцсетях. Да, от злокозненного вируса погибают люди. Да, смерть многих из них сопровождается странными симптомами. Врачи плохо представляют себе механизм нового заболевания. Вирусологов озадачивает модель его распространения.


Однако в целом, общая смертность от коронавируса близка к смертности от обычного сезонного гриппа и далеко уступает таким традиционным убийцам человечества, как туберкулез, малярия и обычная (не-ковидная) пневмония.

Тем не менее, коронавирусом забиты полосы газет, выпуски теленовостей и даже инстаграмы красоток с пониженной социальной ответственостью. Поневоле возникает впечатление, что с помощью пандемии — реальной или мнимой — мировые СМИ целенаправленно вытесняют из информационного поля какую-то другую тему.

Черный четверг

Специалисты плохо понимают, где именно началась пандемия коронавируса. Китайцы утверждают, что в США больных с подобными симптомами лечили и хоронили еще прошлой осенью. Норвегия пережила пик заболеваемости еще в феврале — а это значит, что вирус проник в страну раньше Нового года.

Но формально считается, что первым эпицентром вируса стал Китай в канун Нового года. Местные товарищи, надо отдать им должное, не раздували особой паники в СМИ. Они просто закрыли границы и посадили на жесткий карантин население нескольких городов. Однако мир отреагировал нервно. Китайцев стали травить во время их пребывания в зарубежных странах. Заграничные инвесторы начали распродавать акции ведущих китайских компаний.

В феврале-марте мировые СМИ принялись нагнетать страшилки про загадочный коронавирус. Никто и не заметил, как китайские товарищи под шумок скупили резко подешевевшие акции своих компаний. Карантин в Китае закончился. Акции пошли вверх. Вовремя подсуетившиеся китайцы втихомолку наварили на бирже сотни миллиардов, а заодно вернули себе контроль над ключевыми компаниями. Газеты писали об этих исторических сделках глухо — все силы журналистов уходили на то, чтобы пиарить коронавирус.

12 марта случился черный четверг — самый масштабный в истории обвал акций европейских и северо-американских компаний. Посмотрим, как на следующий день отреагировали на эту катастрофу самые влиятельные СМИ в США и в мире.

Либерально-демократическая New York Times публикует на передовице заголовок «худший финансовый крах с 1987 года», однако вся первая полоса посвящена новостям о борьбе с коронавирусом — в том числе и главная фотография.

Про-трамповская республиканская Washington Times за 13 марта отдает всю первую полосу вестям с полей борьбы с пандемией. Главная фотография изображает девушку в белом халате, которая в обнимку с микроскопом «ищет вакцину от коронавируса».

Принадлежащая Джеффу Безосу Washington Post 13 марта публикует обращение к Трампу: «Мистер президент, закройте нас по домам!» Весь номер посвящен пандемии и совершенно необходимому, по мнению газеты, всеобщему карантину.

Возможно, это такая традиция в американской прессе — шумно праздновать победы и не замечать поражений? Да нет, местная журналистика снискала свою славу именно честным и эффектным описанием катастроф — в том числе и экономических.

Конечно, даже в 1929 году ведущие СМИ сознавали свою ответственность перед инвесторами, старались «не нагнетать» и, вопреки всем фактам, писали об «осторожном оптимизме банкиров». Но в целом, начало Великой Депрессии адекватно отражено на передовицах тогдашних газет. Они честно пишут в заголовках — «биржевой крах на Уолл-стрит» и не пытаются подменить экономический кризис какими-то выдуманными сущностями.

Но с 13 марта 2020 года в американских СМИ все правила игры меняются. Пресса валит все происходящее на коронавирус, эти правила игры быстро перенимает телевидение и соцсети. Американские интернет-платформы меняют системы поиска и банят всех, несогласных с их концепцией коронавируса. Пандемия становится современным религиозным культом. Любое сомнение в опасности вируса или необходимости вакцин от него клеймится как опасная ересь. Еретики моментально отлучаются от информационного поля и получают на свою голову гнев народных масс.

Вслед за американскими СМИ в эти игры начинают играть все масс-медиа мира. Оказывается, под информационным прикрытием пандемии можно спрятать кучу всяких соблазнительных сюжетов.

© pixabay.com

Гробы и маски

Еще весной было заметно, что буквально во всех странах мира СМИ разделились по своему отношению к коронавирусу. Либеральные масс-медиа вовсю топили за тотальный карантин и утверждали, что коронавирус смертельно опасен. Более консервативные издания давали слово скептически настроенным медикам и вирусологам, сомневавшимся в необходимости тотального локдауна.

В США глобалистская CNN вовсю хайпила пандемию и обвиняла Трампа в гибели больных. А республиканская Fox News приглашала в эфир медиков, призывавших «не пугать народ понапрасну».

У нас в стране газета «Ведомости» в полном составе ушла на удаленку и переименовала себя в издание «Все домой». А «Комсомольская правда» публиковала откровения доктора Мясникова, который до того, как стать главным официальным спикером по теме, откровенно критиковал методы статистики по коронавирусу.

Эти расклады отражали реальную политическую борьбу. В США демократические губернаторы обрекали свои штаты на тотальный локдаун. Губернаторы-республиканцы пытались хоть как-то поддерживать экономическую жизнь. А президент Трамп вообще первое время отказывался признавать пандемию реальной угрозой.

Сходным образом, в России прогрессивная Москва побила все рекорды по самоизоляции и борьбе с пандемией. А в Бразилии либеральная общественность на все корки бранила консервативного президента Болсонару за его отказ объявить в стране карантин. Недолго продержался и британский премьер Борис Джонсон — информационная атака вынудила его закрыть страну на локдаун.

В марте-апреле почти во всем мире — за исключением ковид-диссидентов Швеции, Белоруссии и Бразилии — возникла парадоксальная ситуация. В реальной жизни каждый день закрывались сотни предприятий. Теряли работу миллионы людей. Банкротились бизнесы. Останавливались стройки. Нарастал невиданный кризис в аренде жилья и коммерческой недивижимости. И это уж не говоря про такие «мелочи», как километровые очереди в супермаркетах, дефицит элементарных вещей и продуктов, отказ в плановой медицинской помощи.

Но все это время мировая пресса писала только и исключительно о коронавирусе. Интервью с практикующими врачами, экспертные мнения вирусологов, рекомендации психологов, диетологов и сексологов о том, как лучше пережить карантин. Эффектный видеоряд — чего стоили только мешки для трупов или морги-рефрижераторы на улицах Нью-Йорка. Видеоблогеры хохмили на тему самоизоляции, а инстаграм-телочки продавали защитные маски по невиданным ценам.

© pixabay.com

Что это было?

Для большинства человечества первая половина 2020 года стала кошмаром. Однако некоторые граждане за тот же период значительно поправили свое состояние. В 2019 году аналитики обращали внимание на тотальную переоцененность крупнейших интернет-компаний. Акции их росли в течение нескольких лет подряд, сформировав пузырь, подобный тому, что в 2007 году надулся на рынке американской недвижимости. Если бы все шло, как положено в нормальной экономике, то сегодня акции интернет-гигантов пошли бы вниз и многие из них были бы обречены на банкротство.

Однако режим тотальной самоизоляции стал спасением для интернет-компаний. Газета Джеффа Безоса Washington Post недаром агитировала за локдаун. Запертые по домам, запуганные люди вынуждены были все заказывать по интернету. За первые четыре месяца этого года владелец Amazon заработал 33 миллиарда долларов и стал главным кандидатом на роль первого триллионера в мире.

Неплохие деньги сделал на локдауне и владелец Alibaba Джек Ма. Однако титула самого богатого человека Китая его лишил соотечественник Ма Хуатэн — основатель интернет-корпорации Tencent и дистрибьютора онлайн-игр. Самоизолировавшиеся граждане, спасаясь от стресса, массово играли онлайн. Акции Tencent за первый квартал выросли на 31%.

Даже отечественные скоробогачи — арьергард мировой бизнес-элиты — и то сумели приподняться на пандемии. По оценке Forbes, за время коронакризиса число долларовых миллиардеров в России увеличилось с 102 до 104 человек, а их совокупное состояние выросло с $392 млрд до $454 млрд.

Интересна и история продаж и покупок, совершавшихся самыми богатыми людьми планеты. Еще в феврале, за месяц до черного четверга, Джефф Безос избавился от большой части своих активов — впоследствии все они обесценились. Когда после биржевого краха акции оказались на дне, настало время выгодных приобретений. Так, в апреле Билл Гейтс удачно купил акции крупнейшего мексиканского фонда Mexico Trust. Из-за карантина и вызванного им экономического спада они обвалились в два раза — недаром основатель Майкрософта полгода топил за глобальный локдаун.

В общем, в реальности за первые пять месяцев 2020 года произошел большой передел собственности. Богатые стали богаче, бедные — беднее. За счет разорившихся малых и средних бизнесов наварили лишние миллиарды владельцы крупнейших интернет-платформ. Заранее скинув обреченные активы, богатые люди организовали грандиозный пиар коронавирусу, заперев все население Земли по домам. На этом локдауне они также подняли бабла. Все это выглядит, как хорошо продуманный экономический кризис, в ходе которого устроители избавились от конкурентов и укрепили свою монополию на рынке информации и торговли.

Однако обсуждать реальность опасно. Куда логичнее запаковать обнищавших граждан в информационный кокон, куда не пробьется ни грана информации из внешнего мира. Поэтому мировые СМИ продолжают писать про злокачественный коронавирус и публиковать на первых полосах его фотки под микроскопом.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)