Почему научная фантастика о семейном абьюзе вызвала гнев педагогов

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

Писательница-фантаст Марика Становой, основная профессия которой ветврач, произвела фурор среди любителей фантастической литературы своей трилогией об экзекуторе: два ее тома уже вышли в свет — «Рождение экзекутора» и «Смерть экзекутора».

Книга привлекла внимание не только фанатов этого жанра, но и психиатров/психологов и рекомендована ими к прочтению. Ее также оценили социологи. А вот педагогам она ненавистна.


Очень неоднозначный роман, вызывающий бурю восторга у любителей остренького и негатива у ханжей. По отзывам многих экспертов, написанное не похоже ни на одну книгу, поэтому роман не вошел ни в одну серию научно-популярной фантастики. Неожиданно для всех Марике удалось впихнуть в книгу и социалку, и психологию, и научную фантастику, и хоррор, и «женскую прозу». Кроме того, она стала основателем нового направления в научной фантастике — социально-психологического биопанка, в котором гармонично сплетаются психологизмы, кровожадные наклонности героев и эротическая драма. Об этом и о многом другом Марика Становой рассказала в интервью «Ридусу».

Семейное насилие в супергеройской рамке

Трилогия об экзекуторе — это роман о меняющей внешность девушке по имени Крошка. Ее в детстве украл деспотичный император Джи, который постоянно внушает ей, что у нее нет ни прошлого, ни будущего, что она его вещь, но при этом очень нужная ему и человечеству в целом. Поэтому император может с ней делать что угодно — дарить кому захочет или использовать как самое опасное оружие. Но Крошка узнает, что она всего лишь шестой эксперимент, боевое оружие, которое жизненно необходимо тирану для своих личных целей. Девушка все время обучается телепатическим и боевым навыкам. Кроме того, утопический мир делится на людей, ажлисс — телепатов, людей-оборотней и биороботов — андроидов, которые прислуживают правящей верхушке.

Крошка, она же Хакисс, как любая жена абьюзера, любит и жалеет императора, поэтому постоянно оправдывает его жестокие выходки по отношению к ней, терпит унижения и отращивает в себе чувство вины. Джи занимается наукой и ставит различные эксперименты над Хакисс и постоянно проверяет на прочность.

Собственный пример

«Ридус»: Джи — это отъявленный негодяй, каких мало. Это собирательный образ и выдуманный герой или вы его писали с конкретного человека?

Марика Становой: Ну вот я росла с мамой, с которой и написан Джи. Куда может уйти маленький ребенок, к которому относятся как к целевому вложению, который все должен и ничего не может решить/сделать сам, но это тоже со смыслом. Это же для добра и тренировки Крошки, что и происходит во многих семьях не так буквально, но ломка детей происходит часто.

«Ридус»: Почему педагоги дают отрицательные отзывы, а социологи, наоборот, положительные?

Марика Становой: Потому что педагоги тут видят подрыв авторитета. Учитель/отец/муж/вождь дан в негативном свете, он подавляет инициативу, уничтожает личность и т. д. А социологи видят с точки зрения общества и показа его законов, так же как и психологи/психиатры. Потому что примитивная педагогика строится на примитивном принципе — «я начальник, ты дурак».

«Ридус»: «Экзекутор» больше научная фантастика или пособие по психологии?

Марика Становой: Это научная фантастика и ни в коем случае не учебник или пособие. Пособие показывает, как надо поступать в той или иной ситуации, а художественная литература чаще показывает, что будет, если поступать так, как не надо.

Крошка-экзекутор сложна и неожиданна с психологической точки зрения, а иногда и с физической. У нее много имен, много телесных форм, то она девочка, то она мальчик, то Кайла. То ее убивают, то она убивает. Положение ее в Империи также противоречиво: она обладает огромными способностями, но ей внушают, что она вещь. Ее боятся, ею пользуются. При полном отсутствии свободы она главный исполнитель Империи. Я понимаю ее невротические реакции, ее садистские и мазохистские наклонности и порывы, ее желание любви как утешения. Ее образ — потрясающее психологическое кривое зеркало почти идеального имперского общества. Книга читается легко, особенно удачными мне показались емкие и яркие описания разнообразных НЕХов (выдуманные автором существа, включая как живые, так и неживые механизмы. — Прим. „Ридуса“). Словом, вторая книга цикла про экзекутора — крепкая социальная фантастика с интересным набором психологических загадок, — уверен Стохастик, психиатр из Германии.

Ханжеские стенания

«Ридус»: Кстати, о моралистах. Как воспринимают читатели с точки зрения морали?

Марика Становой: Моралисты плохо воспринимают. Говорят, что мой роман — это грязь, секс, порно и воспевание крови и пыток. Но, как правило, двуличие (сказал одно, подумал другое) — это защитная реакция тех, кто привык подстраиваться под сильных людей. Они не могут признать, что у них проблемы, и тем более решить их. Поэтому их раздражает то, что психологически точно отражено в книге из их жизни и что они усиленно пытаются скрыть. Именно эти люди пытаются доказать, что они не такие, и возмущаются больше всего.

Ради чего стоит читать? Ну, хотя бы потому, что это интересная книжка. Да, есть там мерзостяшек немного, но все фигня, в жизни есть вещи и пострашнее. Это поучительная книжка, потому что такие люди, как Крошка, просто так не поймут, они до понимания десять раз набьют шишки, а мы уже на их опыте что-то да сами почерпнем. И да, если кто-то ждет (не дочитав еще до конца), что во втором томе Крошка убьет Джи и свалит с Сергеем жить счастливо и дружно на левую планету, то этого не будет. И это мне нравится. Нет, не безнадежностью ситуации Крошки, не вроде бы жизненностью (это когда плохие не побеждаются хорошими безоговорочно, а все просто такие, какие есть), а тем, что вся эта история заставляет задуматься. И вот эта часть мне нравится больше всего, — говорит Джереми Томас Сэмьюэль Мааси Томпсон, психиатр из американского штата Аризона.

«Ридус»: Как вам удалось обосновать научно создание героев?

Марика Становой: Я биолог по образованию и всю жизнь интересовалась биологией и вопросом отличия живого (с душой) от мертвого (без души). Поэтому у меня во вселенной изобрели крилод — в который можно было бы ловить душу/биополе/личность человека. А так как каждый человек уникален, то и тело с душой у него уникально, то есть душа не может перепрыгивать из тела в тело, но может быть только в своем генетически родном собственном теле. Но у более развитых генетически же модернизированных людей связь души с телом так сильна, что они силой мысли могут формировать свое тело. Так примерно были созданы ажлисс.

Подводя черту, я хочу сказать, что „Рождение экзекутора“ — это книга, своим весом способная пробить человеческую слепоту. Или же подтолкнуть к бездне. И этим она хороша, и этим же опасна. Книга-маркер, лакмусовая бумажка, книга-толчок. В какую сторону полетишь, зависит только от тебя, — считает Эри Крейн, психолог.

«Ридус»: Вы говорили, что издательства часто пытаются загнать экзекутора в рамки «женской литературы». Почему?

Марика Становой: Это далеко не все редакторы, но только те, которые ленятся развивать читательскую аудиторию и чья продукция рассчитана на так называемое легкое развлекательное чтение: для мальчиков — стрелялки-попадалки, для девочек — романтика и любовное фэнтези. Более серьезные книги не имеют половой принадлежности, они общечеловеческие, но нового автора надо продвигать, тратить на него деньги и нервы, это все гораздо сложнее, чем просто издавать жанровое.

Сильная и жесткая вещь. По нервам бьют не сцены насилия и секса (кстати, достаточно мягко изложенные), а восприятие этих сцен героями как чего-то обыденного. И всё это связано в цельный логичный текст, написанный хорошим языком. Напечатано это не будет никогда. Домохозяйки, сопливые девочки и брутальные мачо, никогда не отрывающие задницу от дивана, не оценят. А читателей, желающих и умеющих думать, не так много, чтобы какой-нибудь редактор рискнул вложиться в издание. Собственно, тем, чей жизненный опыт ограничивается школой — институтом — работой, а самыми большими трагедиями в жизни были неразделенная любовь и тихая кончина восьмидесятилетней бабушки, я тоже не советую это читать. Конкретным пацанам, которым распальцовка ствол держать мешает, — тоже. А вот взрослым, много чего повидавшим людям, готовым воспринимать сложные и тяжелые отношения в выдуманном, но очень реальном мире, должно понравиться, — дал профессиональную оценку Виктор Гвор, писатель, автор десятка опубликованных романов.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (5)