Что закончится быстрее — нефть в России или спрос на нее

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

При текущем уровне добычи разведанных запасов нефти в России хватит на 35 лет, а газа — на 50 лет. Но если учесть, что 65% нефтяных запасов относятся к трудноизвлекаемым (преимущественно в Арктике) и добывать их пока просто невыгодно, рентабельной нефти осталось всего на 20 лет. При этом прирост запасов нефти лишь незначительно превышает ее добычу, а прирост запасов газа даже ниже. Такие оценки приводит Счетная палата в отчете о результатах экспертно-аналитического мероприятия «Анализ воспроизводства минерально-сырьевой базы РФ в 2015—2019 годах».


В документе также отмечается, что потенциал открытия крупных месторождений в освоенных рудных и нефтегазоносных провинциях фактически исчерпан. Освоение ресурсов затрудняется инвестиционными рисками и сложностями в их добыче в удаленных регионах страны.

Причуды статистики

Оценки Счетной палаты вполне похожи на правду, отмечают опрошенные «Ридусом» эксперты. У других авторитетных источников, в частности у компании BP, данные похожи. По ее расчетам, нефти России хватит примерно на 22 с половиной года.

Компания считает только рентабельные запасы. И вообще все западные классификации исходят из того, что в подобной статистике нужно учитывать только те ресурсы, которые можно реально добыть, продать и получить прибыль. По их мнению, нет смысла добывать, следовательно, и учитывать запасы, которые не принесут денег, указывает эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. Россия же унаследовала советскую систему, которая традиционно учитывает все, что есть под землей. И здесь как раз Счетная палата довольно грамотно разводит эти показатели.

Основные проблемы отрасли тоже подмечены довольно верно, добавляет эксперт: и истощение ресурсной базы в старых районах, и затруднения с инвестициями на освоение новых. При нынешней системе налогообложения у компаний мало стимулов выходить в новые нефтегазовые провинции. Правда, уже есть пилотный проект по налогу на добавленный доход, который в целом должен решить эту проблему. В отличие от действующего сейчас налога на добычу полезных ископаемых, он взимается не с объема производства, а с прибыли.

У нас долго боялись, что компании будут утаивать выручку, всегда записывать себе убытки и таким образом уходить от налогообложения. Этот риск есть, он большой. Но если не пробовать применять и как-то администрировать этот налог, с нынешней системой налогообложения мы придем к падению производства нефти, — предупреждает аналитик.

© Коллаж/Ridus

Нефть кончается?

Озвученные оценки запасов вовсе не означают, что через 20 лет в России не останется ни капли нефти. По мере истощения действующих месторождений и выхода на более затратные, цены на углеводороды будут расти, станут рентабельны те участки, которые раньше таковыми не были и, соответственно, не учитывались, говорит Юшков.

Поэтому чем меньше нефти, тем она дороже, тем ее больше становится с точки зрения статистики запасов, — уточняет он.

Не стоит забывать, что воспроизводство запасов по нефти обычно в среднем составляет около 100%, как и следует из отчета Счетной палаты, добавляет аналитик Райффайзенбанка по нефтегазовому сектору Андрей Полищук.

То есть если у вас сейчас запасы на 20 лет и вы будете поддерживать их воспроизводство на том же уровне, то через 20 лет у вас будет такой же уровень запасов, еще на 20 лет, — поясняет он.

К тому же уровень запасов зависит от эффективности их разработки. С одной стороны, не стоит на месте развитие технологий, снижая себестоимость производства, как это наглядно продемонстрировала за последние годы сланцевая индустрия. С другой стороны, запасы растут вместе с ценами на нефть.

Грубо говоря, если через 20 лет цена вновь будет 100 долларов за баррель, то и Арктика будет уже не такой плохой идеей. Если будет 5 долларов за баррель, то будет плохо и для текущих запасов, — говорит эксперт.

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

Заглянуть в будущее

Вопрос не в том, как надолго хватит России нефти, а в том, нужна ли она будет человечеству через 20 лет. В ближайшую десятилетку по этому поводу можно не беспокоиться. Пик спроса на углеводороды еще не пройден. Даже исследования «зеленых» говорят о том, что это случится не раньше 2030 года.

В мире еще миллионы людей, которые отапливаются опилками, ездят в лучшем случае на велосипеде или на каком-нибудь слоне, и для них нефть нужна. Не весь мир живет как европейцы, которые могут себе позволить отказываться от углеводородов. Поэтому нефть еще очень долго будет востребована, и есть смысл ее добывать, разрабатывать новые месторождения и т. д. Газ еще более востребован, — рассуждает Юшков.

В то же время заметно усиливается конкуренция на энергетическом рынке — как между производителями нефти и газа (их в мире становится все больше), так и между различными видами топлива. И эта тенденция продолжится. При нынешнем уровне развития технологий альтернативные источники энергии проигрывают традиционным в больших частях мира, но они активно развиваются и могут сделать рывок вперед.

Трудно предсказать, что станет основой энергетического баланса через 10—20 лет. Может быть, вообще появится какой-то совершенно другой источник энергии. Мы не можем прогнозировать научно-технический прогресс, — замечает Юшков.

По его словам, на будущее энергетики влияет много факторов, и не только экономические, но и, например, государственное регулирование под флагом спасения климата, как это происходит в ЕС. Так что запасы нефти и газа — это, безусловно, огромное подспорье для российской экономики, и хорошо, что они есть, однако не надо делать ставку только на них. Мир будет меняться, и углеводородов в отдаленной перспективе ему потребуется меньше.

Впрочем, технологии развиваются не только в области использования альтернативных источников энергии, но и в переработке традиционных, напоминает Полищук. У нефти и газа много полезных компонентов и очень большой потенциал в плане химии. По словам эксперта, есть даже идеи по изготовлению из нефти и газа труб для транспортировки тех же углеводородов. И, может быть, следующий виток роста будет уже в плане высокотехнологического спроса на нефть и газ, а не просто в виде использования для моторного топлива и отопления.

Вместе с тем, по мнению аналитика, газ выглядит, по крайней мере на данном этапе, более надежным по многим причинам: он лучше с экологической точки зрения, запасов больше, его относительно проще добывать, следовательно, себестоимость меньше. Кроме того, сейчас повсеместно идет отказ от угля, а газ является отличным вариантом его замены в плане соотношения стоимости и вредных выбросов в атмосферу. И при этом газ — отличный вариант запасного топлива для альтернативной энергетики: его подачей можно легко управлять, в отличие от солнца и ветра.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)