Обнуление нала: наличные деньги могут оказаться под запретом

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Уже несколько десятилетий нас из каждого утюга уговаривают переходить на безналичный расчет. Это модно, это прогрессивно, это безопасно. Толстые пачки наличных купюр ассоциируются с какими-то полукриминальными активностями и подозрительными личностями. В современном кино герой рассчитывается обычными деньгами, только если бегает от полиции. То ли дело — элегантно прикладывать к считывающему аппарату карточку, смартфон или «умные» часы.

Однако отучить население от наличности пока не удается. Поклонники кеша утверждают, что полный переход на безналичные расчеты несет в себе нешуточные риски и приближает приход рокового «цифрового концлагеря».


История вопроса

Дом с камнями Раи перед ним.

Дом с каменными «деньгами» с острова Яп в Микронезии

Безнал не сегодняшнее изобретение. На весь мир своими каменными деньгами прославился остров Яп в Микронезии. Там испокон века использовали деньги в виде каменных кругляшей с дыркой посередине. Крупнейшие «купюры» представляли собой каменюки весом больше трех тонн. Разумеется, при сделке их никто не уносил с собой, они оставались стоять там, где были. Просто право собственности переходило от одного островитянина к другому.

В Европе первыми систему безналичных расчетов освоили тамплиеры. Они охраняли купцов, ездивших с товарами в Святую землю и обратно. Главным кошмаром торговца было попасться разбойникам с мешком, полным выручки.

Чтобы обезопасить клиентов, тамплиеры завели систему расписок. Сдав деньги в Иерусалиме представителю храмовников, купец получал документ с указанной суммой. Приехав в любой крупный европейский город, он предъявлял документ местным храмовникам и получал всю сумму наличными — за вычетом процентов за услугу. Кстати, именно на комиссионных за такие операции орден тамплиеров и сколотил свое неслыханное по тем временам состояние.

Храмовников торжественно сожгли, капиталы их конфисковали, но дело их не умерло. Услуги по безналичному расчету предоставляли итальянские банкиры еще в эпоху Возрождения. В XVIII веке векселя обрели популярность в Англии. Столетием позже — в США и континентальной Европе. В США, кстати, чеки пользуются популярностью до сих пор.

Классическая система безналичных платежей родилась в XX веке. Это были чеки Америкэн Экспресс — популярное среди американских туристов средство оплаты за границей. А первой картой стала Diners Card — клубную карточку, которой можно было расплачиваться в ресторанах, придумали в США в 1949 году.

Начиная с 1990-х безнал начал активно теснить кэш. Все больше гостиниц требовали предоплату по карточке или блокировали на ней средства в качестве депозита. Бурно развивалась интернет-торговля, подразумевавшая онлайн-платежи. Банки осознали, как дорого возиться с перевозкой и охраной налички. Мировые СМИ развернули пропаганду безналичных платежей.

Навязанная мода в считанные годы переформатировала систему платежей. Расплачиваться картой — а потом мобильником, а потом специальным кольцом или брелоком — стало стильно и современно. Наличные остались уделом маргиналов, стариков, жителей далеких сел и деревень, а также конспирологов, убежденных, что Большой Брат следит за каждой их покупкой. Разразившаяся пандемия коронавируса готова полностью отправить кэш на свалку истории.

Плюсы и минусы

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru

Очевидный плюс безналичных расчетов тот же, что во времена тамплиеров — безопасность. Любой, кто десять или двадцать лет назад покупал машину, квартиру, дачу и ездил по городу с сумкой наличных, вспоминает этот процесс с неудовольствием. Риски ограбления действительно нервировали.

С другой стороны, к каждой электронной системе платежей моментально присасываются мошенники. Сегодня вместо того, чтобы вытащить у вас кошелек, они могут списать всю сумму с вашего банковского депозита, просто поговорив с вами по телефону.

Раньше продавцы боялись получить фальшивые деньги. Теперь эта угроза минимизирована. Однако преступники перекочевали в нишу безнала. Только в 2011 году общий ущерб от мошенничества с платежными картами в России составил больше полутора миллиардов рублей. А фальшивых денег в том же году обнаружили всего на 50 миллионов.

На протяжении последних двадцати лет мы слышим заверения в том, что безналичные платежи критически затрудняют всякую криминальную активность — финансирование терроризма, сутенерство, торговлю наркотиками, продажу органов. Как видим, ничего подобного не произошло. Террористы продолжают убивать, а мафия — продавать наркотики, просто вся их бухгалтерия перешла в моментальные платежи или вообще в даркнет. Идея о том, что безнал отменит взятки, выглядит вообще анекдотично.

Нам не устают повторять, что переход на безналичные расчеты автоматом принесет в бюджет страны дополнительные миллиарды. Однако серьезные экономисты с этим не согласны. Среди лидеров по безналичным платежам есть и зажиточные скандинавские страны — Дания, Швеция, Финляндия. Но в целом объем безнала никак не коррелирует с состоянием экономики.

В Кении, например, четверть всех покупок совершается через мобильные приложения. А там тем временем 40% населения живет за чертой бедности и почти половина сидит без работы. Россия — абсолютный мировой лидер по темпам роста безналичных транзакций, но «русское чудо» не подхлестнуло рост нашего ВВП, обретающегося где-то в районе статпогрешности. Стремительное увеличение безналичных платежей не уберегло нас ни от Великой рецессии 2008 года, ни от того кошмара, который разразился в экономике сегодня.

Важным преимуществом безналичных операций считается то, что мы можем следить за тратой денег. Однако это не ведет к экономии. Статистика все равно свидетельствует о том, что деньги с карты тратятся больше и легче, чем наличные. А все данные о транзакциях попадают к Большому брату — ну, то есть к нашему банку. Банк, в свою очередь, волен продать наши данные кому пожелает, или, по первому требованию, сдать их налоговикам и силовикам.

Средства на картах — в отличие от вкладов — не застрахованы в случае банкротства банка. Поэтому в случае любого кризиса граждане сразу бегут снимать наличные. Только за март этого года наши соотечественники вынули из банков кэша на семьсот миллиардов рублей и понесли прятать их под подушки.

Но тут их ждал неприятный сюрприз. Похоже, наличные собрались отменять в мировом масштабе.

Кэш против безнала

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Поклонники наличных привыкли к дискриминации. Уже несколько лет назад в небольших европейских магазинах практически невозможно было расплатиться купюрой в двести евро. Банкнота в пятьсот евро вообще повергала продавцов в шок. Сходным образом, кассиры в маленьких магазинчиках в России зачастую отказывались принимать купюры в пять тысяч рублей.

Однако «коронакризис» уверенно ведет мир вообще к полному отказу от наличных. Внезапно оказалось, что наличные деньги переносят вирусы, микробы и бактерии и грозят заразить нас разными опасными болезнями. Интересно, что в XX веке мир пережил множество реально страшных эпидемий — от испанки до холеры, от кори до гонкогского гриппа — и никогда наличные не оказывались под запретом.

Однако сегодня, под предлогом борьбы с пандемией, страны срочно минимизируют хождение наличных. Например, в Москве и Подмосковье их перестали принимать в автобусах, а в европейских странах от них отказываются маленькие продуктовые магазины.

Ведущие бизнес-издания типа «Форбс» на полном серьезе рассуждают о том, как опасно брать в руки купюры — ведь зловредный коронавирус «выживает на поверхности банкнот по несколько дней». Вместо кэша нам рекомендуют платить мобильными приложениями с телефона. Правда, на поверхности наших мобильников обитают целые колонии микробов и вирусов, да и на тач-пэдах в магазинах их хватает. Но это почему-то бизнес-аналитиков не пугает.

В пример всему миру официальная пропаганда ставит такие страны, как Дания, уже переставшая печатать свои бумажные деньги, и Швеция, которая планирует стать полностью безналичной страной к 2030 году. Однако параллельно в мире растет число «диссидентов», которые не желают отказываться от наличных. В той же Швеции давно действует политическое движение «Восстание кэша». Его активисты утверждают, что вся кампания по отмене наличных инспирирована большими банками, которые зарабатывают на безналичных платежах.

На фоне разворачивающегося сегодня экономического кризиса перспективы банковских структур выглядят плачевно. Единственный способ спасения для них — полностью отменить кэш и, таким образом, поставить вкладчика в абсолютную зависимость. Если человек не сможет забрать наличные со счета, он не сумеет и влиять на политику банка. Тот в любой момент сможет изменить процентную ставку, сделав ее, к примеру, отрицательной. Или вообще конфисковать все накопления под предлогом борьбы с коронавирусом, с зомби, да с чем угодно.

В мирные до-коронавирусные времена об этом совершенно открыто рассуждал Кеннет Рогофф, бывший главный экономист Международного валютного фонда. Автор книги «Проклятие кэша» в своем интервью журналу «Нью-Йоркер» рассказал, что экономисты агитируют за безнал потому, что только отсутствие наличных в экономике позволило бы банкам перейти на отрицательные ставки по вкладам. Многие банки в Дании, Швейцарии и Японии уже так сделали, однако другим последовать их примеру мешает то, что вкладчики массово снимут свои деньги. В условиях отсутствия кэша такое «восстание вкладчиков» будет невозможно.

Критиков безнала настораживает и полная прозрачность, которая наступит для всех наших транзакций. Возможности государства по слежке за нами многократно вырастут, если «органы» будут в курсе всех наших трат и получений. Эта версия «цифрового концлагеря» может стать куда страшнее, чем бредни про всеобщее чипирование. Тем более, что и технологически, и морально все уже к ней готовы.

Пока Россия отстает от так называемых развитых стран. Там доля наличных в экономике составляет 7−10%. У нас держится на уровне 15%. Учитывая все риски, думается, это не тот параметр, по которому нам следует догонять наших «западных друзей и партнеров».

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)

Число заразившихся COVID-19 жителей планеты превысило 13 миллионов

© Pixabay

© Pixabay

Более 13 миллионов землян заразились коронавирусом нового типа с момента начала пандемии. Такие данные обнародовал американский Университет Джонса Хопкинса. В основе его подсчетов — официальные сведения международных организаций и властей.


Точная цифра заразившихся, согласно информации университета, сейчас составляет 13 006 764. При этом для 570 776 человек заболевание закончилось летальным исходом.

Больше всего выявленных случаев COVID-19 — в США. Здесь коронавирусом было инфицировано 3 346 246 человек. На втором месте — Бразилия (1 864 681), третья в списке — Индия (878 254).

Россия по количеству зафиксированных случаев занимает четвертое место. По данным федерального оперативного штаба по борьбе с коронавирусом, в стране зарегистрировано 733 699 зараженных. Болезнь поборол 504 021 человек, скончались 11 439 пациентов.

Накануне генеральный директор Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) Тедрос Аданом Гебрейесус заявил, что существуют четыре основных сценария распространения коронавируса в мире.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)