Игра в «кошки-мышки»: как союзники и нацисты воевали за данные о погоде

© Википедия

© Википедия

Погода давно играет важную роль в истории человечества, в том числе — в военной. Неудачная попытка завоевания Японии внуком Чингисхана Хубилаем подарила миру понятие «камикадзе», что в переводе с японского означает «божественный ветер». Так восторженно нарекли благодарные островитяне местные тайфуны, разметавшие корабли дерзкой континентальной империи монголов и помешавшие масштабной высадке. Многие западные историки, потомки битых в разные времена в России захватчиков, вспоминают про «генерала Мороза».


В XX веке после изобретения боевых кораблей, самолетов и танков метеорология стала, в первую очередь, наукой военной. Туман, снегопад, сильный ветер и другие капризы природы в состоянии в корне изменить судьбу решающих сражений, обездвижив могучие флоты воюющих держав или сбив с пути суда транспортных конвоев. Поэтому во время Второй мировой войны, когда от действий техники зависело многое, за погодные прогнозы в буквальном смысле велись сражения.

У метеорологов 1940-х годов не было спутниковых снимков. Вместо них использовались традиционные инструменты вроде барометров и градусников. Тем не менее, довольно точные прогнозы удавалось делать примерно на 72 часа.

Уже в самом начале войны Германия оказалась в невыгодном положении в плане сбора и интерпретации данных о погоде. Главные погодные явления Европы формируются в арктических регионах Северного полушария и дрейфуют с запада на восток. У немцев не было подходящих союзников или колоний, на территории которых можно было бы собирать необходимые данные.

Традиционные поставщики подобной информации — Гренландия, остров Ян-Майен и архипелаг Шпицберген, принадлежавшие нейтральным Дании и Норвегии. В первые месяцы войны нейтралитет Скандинавии очень помог немцам. Так, метеостанции Гренландии и Ян-Майнена регулярно передавали данные в виде простого незашифрованного кода.

Однако вторжение Гитлера в Данию и Норвегию в апреле 1940 года все изменило. Острова оккупированных держав предпочли пассивное сопротивление сотрудничеству с нацистами. Многие норвежцы и датчане, жившие и работавшие за границей, перешли на сторону противников Германии.

Подводные лодки

К лету 1940 года Германия оказалась в двояком положении. Победа в Скандинавии поставила под угрозу будущие военные операции из-за погодных сводок. Потрясенные жестоким порабощением своих стран, датские и норвежские метеорологи за рубежом теперь передавали свою информацию только союзникам. В поисках решения постоянно нарастающей проблемы немцы обратились к адмиралу Карлу Деницу и его подводным лодкам. С августа 1940 года по январь 1941 года две немецкие субмарины вынуждены были стать постоянными метеорологическими станциями.

Самого Деница, как пишет The National Interest, такие задачи раздражали. Он считал, что сбор метеорологических данных, хотя и имеет решающее значение, является вторичным делом по отношению к потоплению вражеских кораблей. Две лодки кажутся незначительной величиной, но на практике из-за смены вахт, времени выхода на позицию и ремонта они фактически превращались в шесть потерянных боевых единиц. Германия начала войну с 57 субмаринами, и только 27 из них могли решать задачи на океанских линиях. Первоначально планировалось, что 300 подлодок наглухо перекроют Атлантику. Но такого количества наклепать немцы не успели, поэтому адмирал ненавидел растрату его драгоценных подводных лодок на метеосводки.

Дениц облегченно вздохнул лишь в январе 1941 года. Однако немецкие подлодки все же время от времени собирали данные о погоде во время основных миссий, а также переправляли на «точки» метеорологов, оборудование и необходимые материалы.

Авиация

Самолеты «Люфтваффе» также осуществляли сбор погодных данных, вылетая из Норвегии по направлению к Гренландии. Летчики специальной эскадрильи Wettererkundungsstaffel 5 с «летающей лягушкой» на своих переоборудованных He-111, Ju-88, Ju-52 и Do-17 два раза в день барражировали над холодными арктическими морями.

Однако истребители и зенитная артиллерия противника, крайне низкие температуры, вызывавшие обледенение и проблемы с двигателем, делали сбор данных слишком ненадежным. Иногда вылетам мешала собственно плохая погода.

«Погодные траулеры»

Немцы попытались решить проблему с помощью метеорологических кораблей, замаскированных под рыболовные траулеры в попытках избежать обнаружения союзниками. Но эта программа обернулась полной катастрофой.

Англичане следили за передачами «метеорологических кораблей» настолько хорошо, что ни о какой безопасности говорить не приходилось. Один за другим все траулеры были захвачены или потоплены. Британский флот охотился за этими судами еще из-за шифровальных машин Enigma, которые передавали и получали секретные сообщения.

На каждом захваченном траулере находились криптографические устройства, которые помогли британцам взломать код Enigma. Немцы поздно осознали, что метеорологические корабли слишком уязвимы для действий противника. Становилось все более и более очевидным, что только наземные станции могут поставлять точные данные о погоде, необходимые для формирования годных прогнозов.

Ян-Майен

В 1940 году все подходящие для метеорологических станций регионы находились в руках союзников, что значительно усложнило задачу Германии. Свободные территории являлись очень отдаленными, пустынными, печально известными своими экстремальными температурами и опасными природными явлениями. Людям здесь приходилось сталкиваться даже с атаками белых медведей.

После изучения карт стало ясно, что лучшими вариантами остаются Ян-Майен, Шпицберген и Гренландия. Они находились в арктических регионах, где формируются европейские погодные фронты, и являлись достаточно отдаленными, чтобы дать хоть какую-то надежду на скрытную работу.

Норвежский остров Ян-Майен — пустынная скала с покрытым снегом вулканом. Здесь нет природных ресурсов и человеческого жилья. В 1940 году четыре норвежских метеоролога, добросовестно передававшие данные о погоде на родину, были потрясены немецким вторжением, о котором услышали по радио. Работники метеостанции тут же начали посылать отчеты британцам и запросили помощи, боясь немецкой оккупации острова. Великобритания послала канонерскую лодку с командой из 68 человек, чтобы помочь отбиться.

Корабль подошел к острову в октябре 1940 года и сел на рифы. Приближалась зима с ее штормами и полярной ночью. В свете этих обстоятельств было принято решение временно оставить Ян-Майен. Гарнизон метеостанции пополнял запасы охотой на белых медведей. Десять рейсов шлюпки в белой штормовой пене между опасных скал потребовалось, чтобы вывезти всех на прибывшее спасательное судно. Перед эвакуацией метеорологи уничтожили все оборудование, которое не могли забрать с собой. Вернуться британцы надеялись весной.

Немцы вскоре заметили, что остров затих. С Ян-Майена не было радиограмм. К скале отправили разведывательный самолет из Норвегии, который подтвердил, что район необитаем. Разведывательная служба Абвер немедленно заинтересовалась ситуацией. Еще можно было успеть до наступления полярной ночи и плохой погоды забросить на остров метеостанцию. Риск был высоким, но операция сулила выгодные результаты.

Для решения поставленной задачи немедленно была сформирована зондеркомманда «Граф Финкенштейн», которая 12 ноября 1940 года отправилась на остров из норвежского Тронхейма на судне «Хинрих Фриз». Отряд состоял из четырех летчиков, двух сотрудников спецслужб и еще четверых военных, один из которых был датчанином. Через четыре дня нацисты подошли к Ян-Майену.

Однако возле самого острова немецкий траулер нарвался на легкий крейсер «Найяд», который предусмотрительные британцы оставили возле стратегически важной территории. Немцы попытались удрать, но налетели на камни и судно затонуло. Англичане взяли в плен тех, кто сумел выбраться из воды на берег.

Союзники вернулись в Ян-Майен 10 марта 1941 года. Норвежский корабль привез 12 метеорологов, небольшой гарнизон, а также несколько зенитных орудий. Они были необходимы, поскольку немцы начали проводить воздушные налеты на метеостанцию.

Бомбардировки были непростым делом. Если погода не давала работать зениткам, то немцы в тумане и низких тучах иногда сами разбивались о скалы. До сих пор на горном склоне острова лежат останки Fw-200 Condor, погибшего вместе с экипажем 7 августа 1941 года. Обломки другого самолета нашли в юго-западной части Ян-Майена в 1950 году.

Шпицберген

Еще одной лакомой целью для немцев был Шпицберген. Помимо своего стратегического местоположения для сбора данных о погоде, на острове есть ценные залежи угля. Некоторые из угольных шахт разрабатывались норвежскими концернами, другие контролировались Советским Союзом. Опасность сезонных льдов не позволяла использовать остров как военно-морскую базу союзников.

В августе 1941 года со Шпицбергена начали эвакуировать персонал и оборудование угольных шахт. Пока на корабли возили грузы, радиостанции продолжали передачи, чтобы скрыть факт спасательной операции. Они даже отправляли ложные данные о сильном тумане, чтобы сбить с толку немецкие разведывательные самолеты. Только после завершения миссии рации уничтожили.

Со Шпицбергена вывезли 1955 советских граждан и 765 норвежцев. Операция прошла успешно. Немцы, как и в случае с Ян-Майеном, попытались «заполнить вакуум». Им потребовалось всего несколько дней, чтобы понять, что происходит, собрать и высадить на остров метеорологическую группу из десяти человек. Возле объекта немедленно появилась посадочная полоса. В течение октября 1941 года самолеты «Люфтваффе» привезли почти четыре тонны припасов. Уже к 11 ноября несколько метеостанций Германии работали в полную силу.

Но союзники не позволили нацистам захватить контроль над островом без боя. Правда, им пришлось ждать ухода суровой арктической зимы, и в течение следующих шести месяцев немецкие метеостанции безнаказанно выдавали прогнозы.

В мае 1942 года два корабля привезли к Шпицбергену отряд из 80 норвежских лыжников, чтобы выбить с острова немцев. Однако в ночь на 14 мая на них налетели бомбардировщики. Одно судно затонуло, второе загорелось.

Во время воздушного налета 14 норвежцев погибли. Остальные сумели достичь берега и забрались на льдины. При этом лыжники потеряли радиостанцию, у них было много раненых, всего 15 пар лыж и несколько винтовок.

Но норвежцы не сдались. С помощью сигнала разбитой лампы, они вызвали на помощь британский самолет-амфибию с подкреплением и припасами. Лыжники вышли на поиск неуловимых немецких станций. Произошел один бой, но большинство нацистских метеорологов было эвакуировано на подводной лодке.

Правда, немцы сумели спрятать на острове автоматическую метеостанцию. Она успешно передавала погодные данные в течение лета 1942 года, пока норвежские войска полностью не восстановили контроль над Шпицбергеном.

Германия была упорной и не сдавалась. В октябре 1942 года флот высадил на Шпицберген группу из шести человек на севере в районе Кроссфьорда. Метеостанцию назвали «Нассбаум». Норвежцы так и не смогли найти ее.

В конце лета 1943 года Гитлер запланировал крупный рейд на Шпицберген, хотя в военном отношении операция имела мало смысла. Северная Африка была потеряна, немецкое наступление под Курском оказалось неудачным. Разочарованный этим фюрер, возможно, искал утешения в дешевой и легкой победе. В операции «Цитронелла» участвовали линкор «Тирпиц», крейсер «Шарнхорст» и девять эсминцев. В десантную группу включили целый батальон. Вряд ли можно было ожидать, что норвежский гарнизон из примерно 100 человек сможет противостоять такой армаде.

Немецкий флот прибыл на Шпицберген 6 сентября 1943 года, застигнув норвежцев врасплох. «Тирпиц» навел на остров свои 15-дюймовые орудия и поджег города Лонгйир и Баренцберг. Часть гарнизона погибла сразу. «Шарнхорст» и другие корабли добавили свою огневую мощь и быстро подавили норвежские орудия, что позволило десанту выйти на берег.

Девять норвежских солдат были убиты, 41 взят в плен, остальные спрятались в глухих частях острова. Считается, что это была единственная операция, в ходе которой «Тирпиц» показал мощь своих орудий. Но спустя несколько дней немцам пришлось уйти, уничтожив на Шпицбергене все объекты союзников. Однако игра в «погодные кошки-мышки» продолжилась.

Гренландия

Гренландия — самый большой остров в мире. Около 80% его территории занимают ледники. Более-менее комфортная жизнь возможна лишь на юго-западном побережье. В 1940 году местное население составляло всего около 20 тысяч человек — коренные эскимосы, датчане и норвежцы.

В 1940 году после оккупации Дании местные власти объявили страну гор, ледников и фьордов «независимой» на время войны. Глава Гренландии Эске Брун опасался, что немцы будут пытаться основать на острове метеорологические станции или даже военные базы. Он обратился за советом к пока нейтральным Соединенным Штатам. Американцы посоветовали эвакуировать все население восточной Гренландии на юг. А чтобы обнаружить возможное немецкое присутствие, был сформирован «Северо-Восточный Гренландский патруль», состоявший из нескольких эскимосов, датчан и норвежцев. Им поручили пристально следить за побережьем. Эти местные охотники были хорошо знакомы с ледяной пустыней. На их вооружении стояли собачьи упряжки, а маршрут патруля составлял около 500 миль.

Еще до формирования патруля США начали проявлять активный интерес к Гренландии. Посол Дании в Соединенных Штатах Хенрик де Кауфманн встретился с президентом Франклином Рузвельтом на следующий день после того, как немцы вторглись в его страну. Тот заявил: Вашингтон по-прежнему нейтрален, они не потерпит никакого иностранного присутствия в Северной Америке. Гренландия стала протекторатом Соединенных Штатов на время войны.

Немцы сделали свой первый ход в 1940 году. Норвежский военный корабль поймал судно снабжения, на борту которого находились датские и норвежские охотники, а также 50 вооруженных прогерманских коллаборационистов. Первоначальная задача отряда заключалась в том, чтобы захватить метеостанцию в Гренландии и снабжать метеорологическими данными «Люфтваффе».

В июне 1941 года был организован уже американский «патруль Гренландии» под руководством начальника военно-морских операций адмирала Гарольда Старка. Ему было приказано поддержать армию США в строительстве авиабаз, а также «защитить Гренландию и предотвратить немецкие операции на северо-востоке Гренландии».

Местные и американские патрульные с переменным успехом вели войну с немецкими диверсантами в гренландских снегах. Стороны уничтожали объекты противника, аппаратуру и живую силу.

К 1944 году ресурсы Германии истощились, но информация о погоде все еще была настолько важна, что нацисты продолжали отправлять скрытые экспедиции в Арктику. Одна из последних метеостанций Германии была отправлена на остров Нордостланд.

Метеостанция представляла собой скопление хижин, довольно обширное по арктическим меркам. Здесь было общежитие с семью койками и библиотека в 20 томов. Немецкий персонал — смесь техников и солдат — узнал о капитуляции Германии по радио 7 мая 1945 года. В течение нескольких следующих месяцев метеорологи продолжали передавать данные о погоде, но уже без секретного кода. В конце концов они сдались норвежскому кораблю в сентябре 1945 года. Сотрудники метеослужбы стали последним немецким подразделением, «сложившим оружие» во Второй мировой войне.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)