«Сказали рак, кремируйте»: зачем медики настаивают на кремации умерших

© EPA\TASS

© EPA\TASS

Семья скончавшегося в больнице 64-летнего жителя Москвы Владимира Савина пожаловалась на то, что медики заставляют родственников делать экстренную кремацию, толком не ознакомив их с причинами смерти. Как рассказала «Ридусу» племянница умершего, Ирина, члены семьи подозревают, что у него был COVID-19, однако истинный диагноз, по мнению родственников, медики от них скрыли.

16 марта Владимир Савин скончался из-за легочной эмболии. Так гласит официальное заключение патологоанатома. За неделю до этого мужчина плохо себя чувствовал, у него появилась боль в груди и кашель. Он страдал сахарным диабетом, а еще три года назад перенес операцию на сердце, поэтому семья связала его недомогание с этими недугами. В пятницу, 13 марта, у Савина резко и без видимой причины подскочила температура до 39,5 градусов. Его забрала скорая.


В городской больнице № 79, по словам Ирины, в этот день ему не сделали ни рентгена, ни каких-либо обследований, а только попытались сбить температуру и сказали, чтобы он ждал консультации врача в понедельник. В субботу температура у него все не спадала. Тогда врачи сделали ряд анализов, чтобы проверить наличие пневмонии. В итоге с диагнозом «бронхит» Владимира Савина положили в терапевтическое отделение больницы.

В первый вечер он даже не мог сдать анализ мочи, ему два раза меняли простыни, он был весь мокрый. Мы говорили по телефону. Он сказал, что ему очень плохо. Хотя он редко жаловался на здоровье. Ему было больно дышать, он кашлял и задыхался. Спать мог только сидя, — рассказала Ирина в беседе с «Ридусом».

В воскресенье врачи все-таки решили сделать ему МРТ и тест на коронавирус. Правда, результат они сообщили сразу же — отрицательный. Ирину и всю семью это удивило, так как тогда экспресс-тестов на выявление вируса еще не существовало, а чтобы узнать результат, требовалось 3—4 дня.

В понедельник сын Владимира — Сергей Савин — пришел в больницу проведать отца, но ему сообщили, что тот умер. Обстоятельства смерти, по словам Ирины, странные. Якобы утром врач пришел проведать пациента, но в палате его не обнаружили. Персонал больницы вначале решил, что Владимир сбежал, но вскоре они нашли его в туалете в луже крови. Сыну погибшего сказали, что отец скончался от рака легких.

Мы в шоке. Какой рак легких? Вы там с дуба, что ли, рухнули? От рака легких за два дня не умирают. У него стоял искусственный клапан сердца. Врач в Латвии отслеживала состояние здоровья Володи. Он регулярно сдавал анализы. В последнее время он замечательно себя чувствовал, играл с внучкой, у него такие планы на лето были, то есть он умирать никак не собирался, — вспоминает племянница погибшего.

Семье погибшего сообщили, что нужна срочная кремация без вскрытия. Родственники находились в состоянии шока, но попросили время подумать. Они вернулись в больницу на следующий день и сказали, что согласны на кремацию, но перед этим они хотят, чтобы было проведено официальное вскрытие. В больнице им сообщили, что теперь кремацию можно будет провести только в пятницу. Накопилась слишком большая очередь.

Почему нас все это еще насторожило, потому что когда его сын согласился на кремацию, врачи сказали: „А вы опоздали, всё, у нас в крематории нет уже мест“. Понимаете? Есть время только на пятницу. То есть с 16-го по 17-е число, какая должна была быть смертность. Когда Сережа ходил в крематорий, то там он познакомился с женщиной, у которой в этой же больнице умерла 70-летняя мама с такими же симптомами. И медики также торопили родственников делать скорее кремацию, — вспоминает собеседница «Ридуса».

Вскрытие показало, что Владимир Савин умер не от рака легких, а от легочной эмболии и злокачественного образования в нижней доле бронхов или легкого.

Главный врач больницы Ольга Папышева комментировать ситуацию отказалась, на повторные звонки не отвечает.

Информацию о том, что в марте резко возросло число кремаций и смертей, не подтвердили в Союзе похоронных организаций и крематориев России. По их информации, за март серьезного роста количества смертей не зафиксировано. На выходной неделе кладбища и крематории работают в штатном режиме.

Ажиотажа нет, ничего там не увеличилось особо. В России созданы специальные инфекционные центры, в которых находятся люди, в частности зараженные COVID-19. В Петербурге — это Боткинская больница, в Москве — Коммунарка. При каждой инфекционной больнице есть свои морги. Там есть все свое, если человек умер, — прокомментировал президент Союза похоронных организаций и крематориев России Павел Кодыш.

Ранее «Ридус» опубликовал историю россиянки, которая сейчас проживает на юге Испании. Она призналась, что эпидемия коронавируса в стране достигла таких масштабов, что ей с супругом просто страшно обращаться к врачам.

У нас люди, зараженные коронавирусом, находятся на полной изоляции от посторонних, то есть врачи не пускают даже родственников к ним попрощаться, к умирающим. Врачи выходят и говорят: „Мы бережем ваших родных, за ручку их держим до последнего момента“. Но родственникам-то все равно от этого не легче <...> близкий тебе человек умирает в одиночестве, а потом даже похорон нельзя, их сразу кремируют, — рассказала россиянка.

По словам женщины, с экранов телевизоров жителям Испании официально заявляют о том, чтобы больным с тяжелыми осложнениями родные писали прощальные письма.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)