Как я застрял во Франции и как видна пандемия отсюда

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

Во Франции, в столице Бургундии городе Дижоне, я планово нахожусь со 2 января, когда о коронавирусе еще никто, кроме отдельных любителей позавтракать летучей мышкой, и не ведал.

План был простой: я приехал жениться на француженке — по любви, на машине, с собакой и туристической визой.

После свадьбы, назначенной мэрией на 21 марта 2020 года, я собирался на машине же вернуться в Россию, оставив с невестой предварительно легализованную собаку (это тема для отдельной статьи в случае с американским стаффом), после запросить long term visa в статусе мужа гражданки Франции, продать машину и вернуться в Дижон авиатранспортом, получив, таким образом, право тут работать.


Застигнутый вирусом

Но все свадьбы, включая нашу, были отменены во вторник, 17 марта. Персонал мэрии, отвечающий за оформление и расторжение брачных отношений, отправлен домой. Также в мэрии застряли оригиналы моего свидетельства о рождении и свидетельства о расторжении первого брака.

Туристическая виза в моем случае хоть и была выдана довольно надолго, но имеет ограничение по нахождению на территории Евросоюза более 90 дней, которые начали подходить к концу. Одновременно к концу начали подходить и финансы, а также грин-карта (аналог ОСАГО) на мой автомобиль.

Моим первым поползновением было вернуться в Россию так же, как и приехал, — на машине, с полной готовностью сесть в самоизоляцию, продать автомобиль и вернуться в Бургундию, когда мэрия заработает снова. То есть при таком раскладе я попадал на дополнительную поездку в Россию позже, а также встревал на почве до сих пор неясных сроков получения возможности работать во Франции.

Но в среду, 18 марта, подтвердилось последовательное закрытие границ внутри шенгенской зоны, непонятной оказалась ситуация на польско-белорусской и на белорусско-российской границах. Таким образом, взвесив риски оказаться в подвешенном состоянии где-нибудь под Берлином или Варшавой, на машине я решил не ехать, а улететь самолетом, оставив авто у невесты и понеся убытки, так как автомобиль это какой-никакой, но продаваемый в России актив.

По состоянию на четверг, 19 марта, в продаже были билеты на прямые рейсы «Аэрофлота» Париж — Москва на 20—21 марта по цене 27 700 — 34 000 рублей в один конец, и билеты компании BelAvia с пересадкой в Минске — по цене около 17 000 рублей.

Я не работаю в ФАС, конечно, но в феврале я интереса ради мониторил цены на билеты в связи с потенциальным приездом родственников на торжество, и билеты того же «Аэрофлота» в один конец стоили в районе 17—20 тысяч рублей в один конец, в разрезе ближайших 5—7 дней.

В центре Дижона в 10 утра

В центре Дижона в 10 утра

Психологически я уже готов был лететь и за 30, и даже полежать в Коммунарке, если Сергей Семенович будет настаивать, но, прежде чем делать дорогостоящие покупки у «Аэрофлота», я позвонил в OFII (местный аналог ФМС), и мне сказали, что все выданные визы и ВНЖ автоматом продлеваются на три месяца, и крайне рекомендовали соблюдать все те же карантинные меры, что рекомендованы французам.

Я подумал и решил, что останусь и пережду «бурю» здесь.

Что сейчас происходит во Франции

По состоянию на вечер 22 марта на территории Франции зарегистрированы более 14 000 случаев заражения, из них 674 смертельных. Все коммерческие учреждения и общественные места, которые не жизненно необходимы, — рестораны, спортзалы (это моя личная боль), парки, кафе, кинотеатры и театры — закрыты. Учебные заведения закрыты. Население может пользоваться общественным транспортом, но в случаях действительной необходимости.

Работают:

  • Uber eat (я все еще могу заказать кебаб, общепиту разрешено работать на доставку, но многие заведения закрылись совсем).
  • Медицинские офисы, но власти попросили вызывать скорую, только если действительно плохо или есть симптомы коронавируса, все плановые визиты и консультации отменены.
  • Аптеки, продуктовые магазины, почта, табачные киоски, булочные. В случае с почтой: если ты должен расписаться, то показываешь почтальону бумажку с подписью или любой свой документ с ней, и он фотографирует только автограф. А письмо или коробку кладет на асфальт. Табачные киоски и булочные перешли на короткий день, а-ля 7:30—11:30 или 8:00—12:00.
На моей улице днем

На моей улице днем

Что можно, а что нельзя

Выходить из дома можно только по четырем поводам:

  • На работу.
  • В магазин.
  • В аптеку.
  • С собакой или на пробежку.

При этом ты должен заполнить бумажку: «Я, такой-то, родившийся тогда-то, проживающий там-то, вышел из дома туда-то и туда-то, подпись, дата».

Штраф за отсутствие бумажки (можно распечатать из интернета или написать от руки, если нет принтера) — последовательно рос с 38 евро до 135 евро, и на 20 марта он составляет уже 375 евро — за 38 и за 135, как показала практика, французы бумажки забывали.

Собака в этой ситуации стала дорогостоящим активом, потому что только она позволяет выйти пройтись без объективного повода.

Предписание на прогулку с собакой

Ситуация с продуктами в Дижоне все это время была благополучной. В первое время народ, как и в России, точечно сметал туалетную бумагу и дешевые макароны (это тут вместо гречки), но эта волна была короткой и сошла на нет.

В аптеках уже как две недели нет масок и санитарного геля, и с этим пока ситуация не налажена.

Автобусы я вижу пустые или с одним пассажиром, водители в основном без масок, полиции на улицах не больше, чем обычно, то есть почти нет. В настоящее время более-менее массовое количество людей можно увидеть у супермаркетов.

Сильно упавшие цены на топливо

Сильно упавшие цены на топливо

Цены, кстати, ни на что не повышались. И еще вслед за падением цен на нефть опустились и цены на бензин и дизельное топливо. По приезде сюда я заправлялся 95-м бензином по цене по 1,6 евро, сейчас же, 21 марта 2020 года, тот же самый бензин стоит 1,27 евро.

Прогнозы

В целом я с оптимизмом смотрю в будущее, на время карантинных мер государство выплачивает 80% зарплаты всем работающим гражданам, дает арендные и налоговые каникулы.

По срокам — карантин объявлен на 45 дней. В Испании, например, — на две недели с возможной пролонгацией еще на две недели. У меня сейчас друг на карантине в Малаге и подруга в Италии с сыном на озере Комо. Осторожно могу предположить, что связано это с возможностями экономик кормить свое население именно столько времени, потом деньги начнут кончаться, и двигатели экономик придется заводить заново, с возможным переходом на шведскую модель борьбы с инфекцией: в Швеции просто решили дать всем переболеть в легкой форме, постаравшись изолировать рискующих стариков.

Мне лично очень жаль итальянцев, думаю, причиной того, что там все хуже, чем у остальных, — традиционное средиземноморское раздолбайство, помноженное на не очень хорошее состояние системы здравоохранения и большое число пожилых людей, которые плюс ко всему очень много курят.

Удачи и здоровья нам всем.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)