На грани катастрофы: Россия вступила в «нефтяную войну»

© Коллаж/Ridus

© Коллаж/Ridus

Обвал на рынке нефти продолжился с начала новой рабочей недели. На момент подготовки этого материала стоимость майских контрактов на нефть марки Brent в Лондоне упала до 36,51 доллара за баррель. Обрушение рынка нефти повлекло за собой новое снижение курса российской валюты. Котировки рубля по отношению к доллару находились на уровне 73,9, а евро — 84,1 рубля за единицу валюты.

Накануне аналитики банка Goldman Sachs представили прогноз, согласно которому в ближайшее время цена нефти Brent может упасть до 20 долларов за баррель.

В свою очередь, согласно рисковому сценарию Центробанка, снижение стоимости нефти до 25−35 долларов за баррель в 2020—2022 годах означает наступление рецессии в российской экономике. В соответствии с этим сценарием ВВП РФ упадет на 1,5−2% уже в текущем году, а инфляция вырастет до 6,5−8%.


Как это получилось?

Курс доллара

Курс доллара 9 марта

© Финанс.ру

Главной и, пожалуй, единственной причиной обвала нефтяного рынка и курса рубля послужило решение российской стороны выйти из соглашения ОПЕК+ с ведущими мировыми нефтедобытчиками во главе с Саудовской Аравией.

В пятницу на встрече в Вене участники ОПЕК+ не смогли договориться о сокращении добычи на второй квартал 2020 года на 1,5 млн баррелей в сутки, на котором настаивала Саудовская Аравия. Россия, на которую должна была прийтись треть сокращения, отказалась снижать добычу. Отказ во многом обусловлен позицией российских нефтяных компаний, выступавших против дальнейшего снижения добычи в рамках ОПЕК+ и за сохранение существующих квот, и в первую очередь «Роснефти», настаивавшей на прекращении сделки.

Объявление войны

Выход России из ОПЕК+ был расценен Саудовской Аравией (и рядом других крупнейших нефтедобытчиков) как объявление войны и спровоцировал ответные действия. Со своей стороны, Эр-Рияд объявил о резком снижении цен на нефть для всех клиентов и по всей линейке сортов.

По данным Bloomberg, апрельские поставки крупнейшего экспортера нефти в мире — государственной нефтяной компании Saudi Aramco подешевеют на 4−7 долларов за баррель, что является рекордным за последние 20 лет снижением. На азиатском рынке основная саудовская нефть Arab Light в апреле будет продаваться со скидкой 3,1 доллара к цене бенчмарка Oman/Dubai. В связи с этим цена легкой нефти снизится на 6 долларов, и на 4−6 долларов по другим маркам. Скидки для покупателей США составят порядка 7 долларов.

В Западной Европе Arab Light подешевеет уже на 8 долларов за баррель, что на 10,25 доллара дешевле Brent и в несколько раз больше дисконта с российской Urals.

«В живых» должен остаться только один

Главный и единственный смысл разразившейся нефтяной войны заключается в том, что стороны готовы идти на крайние меры до «полного уничтожения» противника. Открывая нефтяной кран и отменяя любые ограничения, нефтедобытчики надеются на то, что им удастся выдавить с рынка основных конкурентов. В случае с Россией это страны ОПЕК во главе с Саудовской Аравией, а также американские сланцевые производители.

Главный довод, лежащий в основе начала «войны», заключается в том, что раздутые бюджеты Саудовской Аравии и стран ОПЕК балансируются при достаточно высокой цене на нефть, доходящей до 60−80 долларов за баррель. Преимущество же России заключается, с одной стороны, в достаточно низкой цене балансировки, с другой — профицитном бюджете и значительных резервах, которые, по мнению Минфина, могут позволить пережить тяжелые времена.

Что касается американских сланцев, то, по замыслу российской стороны, их рентабельности также не хватит в случае значительного снижения мировых нефтяных цен.

Главный приз в случае реализации данного сценария — фактически монопольное положение на мировом нефтяном рынке.

Рубим сук, на котором сидим…

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

Несмотря на кажущуюся простоту и изящность схемы, возможность ее реализации вызывает массу вопросов. Россия ломает сложившийся статус-кво, делая ставку на то, что сможет пережить период низких цен на нефть в условиях, когда именно они лежат в основе формирования ее бюджета. Мировые цены на нефть определяют и стоимость другого важнейшего экспортного товара — природного газа, рынок которого тоже может оказаться под вопросом.

Одним из первых озвучил скепсис по поводу такого шага совладелец «Лукойла» Леонид Федун. «Это очень неожиданно, нерациональное, мягко говоря, решение Россия будет терять на нем от $100 млн до $150 млн в день», — заявил он изданию The Bell.

Одной из главных слабых сторон принятого решения является то, что российские нефтяники намерены сражаться за рынок, наращивая предложение на фоне падения глобального спроса. Эпидемия коронавируса (мнимая или реальная) уже привела к сокращению мирового торгового оборота и вполне может спровоцировать рецессию в глобальном масштабе. Нефтяной рынок в этом случае становится первой и главной жертвой.

Вторая проблема заключается в том, что в отличие от Саудовской Аравии, возможности России по наращиванию добычи сравнительно невелики. По мнению того же Федуна, ее рост на 2−3% не сможет компенсировать будущих потерь.

Еще более пессимистичен в своих оценках аналитик ФК «Калита-Финанс» Дмитрий Голубовский. 

Знаете, чего может быть не учтено в российском плане. Способности наращивать добычу. У России ее нет, а у саудитов она есть. С этой стороны решение о развале ОПЕК+ совершенно нелогично, — пояснил он «Ридусу». — Декларируется, что это — борьба за долю рынка. Но бороться за долю рынка нужно, имея потенциал наращивания добычи, чтобы замещать тех, кого вытеснил.

По мнению Голубовского, огромные резервы России не смогут помочь ей в разворачивающейся ситуации.

Не важно, сколько у кого резервов, которыми бахвалился Силуанов. Они ограничены. Их просадят за два года, — резюмирует эксперт. - Важно у кого какой кредит. У того, кто может взять большую долю рынка и кредитный рейтинг выше — кредит априори больше, чем у того, кто не может взять сильно большую долю рынка, более низкий рейтинг и санкционные риски.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (1)