Время «пустых магазинов и кошельков»: блогер вспомнила о выживании в 1990-х

© vk.com

© vk.com

Единственный кинотеатр города, превратившийся в рынок и ресторан, развалившиеся предприятия, пустые прилавки и постоянное чувство голода. Такими воспоминаниями о «святых 90-х» поделилась жительница города Сосновый Бор в Ленинградской области. По ее словам, прилавки тогда «выглядели как морг». Что люди ели, женщина просто не помнит.


Девушка с образованием киноинженера в начале 1990-х годов устроилась работать в кинотеатр «Современник». Но не по специальности, а в качестве продавца посуды. «Экономическая свобода быстро преобразила» фойе заведения в торговый зал, а буфет — в ресторан. Рядом появились игровые автоматы, в которых люди «разного возраста и социального положения проигрывали свои денежки».

«Девушки-администраторы не успевали менять жетоны. Выручка текла рекой», — цитирует издание «Новые Известия» слова блогера.

Однако торговля посудой вскоре прекратилась из-за ссоры владельца «бизнеса» с директором кинотеатра. Женщина пришлось перейти на работу в кооперативное книжное издательство, которые тогда росли, как грибы после дождя. Лихорадочно объявлялись подписки и собирались деньги на многотомные собрания сочинений и различные «книжные серии». Обычно все заканчивалось на выпуске первого тома — потом предприятия разваливались. Блогеру пришлось сидеть одной в кабинете и оформлять «уведомления на подписку собрания сочинений, по-моему, О. Генри».

«Я попала в компанию, которая тоже выпустила первый том. На второй денег уже не хватило. Вот я и писала просьбы господам подписчикам о необходимости финансировать издание второго тома», — пишет автор блога. По словам женщины, она чувствовала, что «занимается мартышкиным трудом», однако работы в городе просто не было.

В Сосновом Бору своего сельского хозяйства в 90-е не было и все продукты приходилось покупать только в магазинах. Раньше город всегда снабжался хорошо, но «наступил жуткий момент, когда в этих магазинах стало голо и гулко».

«Огромные торговые залы, ослепительно белые кафельные стены и белые же прилавки. Так, вероятно, выглядит морг…», — пишет женщина, вспоминая, что «каждый устраивался и вертелся, как мог», чтобы прокормиться в «период пустых магазинов и пустых кошельков».

Некоторым жителям города помогали посылки от деревенских родственников, своих сотрудников иногда старались поддержать большие предприятия. Какое-то время в Сосновом Бору продолжали работать атомная станция, научные институты, школы, детские сады, больница, коммунальные службы. Но машиностроительный и рыбоконсервный заводы, хлебокомбинат развалились, хотя «долго боролись за свою жизнь».

Автор воспоминаний и ее муж работали в небольших организациях и не имели родственников в деревне. Женщина вертелась на работе и с ребенком, а супруг считал, что честно работает на государство. Однако то честно платить ему не хотело.

«У меня было две маниакальные мечты: обожраться сыром и курицей, запеченной в духовке! Хоть раз! Но я упорно гнала их из своего сознания. Я всегда была рациональным человеком и не разрешала себе думать о том, о чем думать нельзя. Честно говоря, я даже и не помню, что мы ели!» — вспоминает о 90-х автор блога.

По ее словам, это были настоящие чудеса кулинарного искусства — «ужины из ничего», «котлеты из картофеля с запахом тушенки», «каши на воде и без масла». Но рецепты «из памяти напрочь выветрились».

Женщина вспоминает, как стояла в очередях за продуктами.

«Наличие детей не давало право взять молоко без очереди, поэтому я с маленьким сыном стояла как все. Но совсем не переживала по этому поводу. Все так стояли. Спокойно и обреченно. Две очереди в огромных и пустых магазинах», — пишет она.

Когда продавцы вывозили из подсобки тележку с нарезанной колбасой или сыром, на нее «набрасывались ястребами».

«Я не могла. Мне было неловко. Молодые были проворней меня, а со старушками я толкаться локтями не умела», — вспоминает блогерша.

Потом из магазинов исчез кофе, а женщине с пониженным давлением без него было очень трудно. Муж, глядя на страдания супруги, накопал корней одуванчиков, которые семья сушила и молола. «По вкусу этот напиток очень сильно напоминал настоящий, но давление он не повышал и практического смысла для меня не имел», — пишет автор.

В какой-то момент в продаже появились дешевые зеленые кофейные зерна, которые никто не покупал, поскольку не знал, что с ним делать. Их жарили на сковороде, но безуспешно. Тогда супруг женщины сконструировал специальный аппарат из металлической банки от детского питания и моторчика от вертушки проигрывателя. Банка вращалась над газовой горелкой.

«Зерна жарились постепенно, равномерно и ничего вкусней этого кофе я больше никогда не пила», — признается женщина.

Также из напитков 90-х ей запомнился «венерического цвета апельсиновый концентрат Юпи» и спирт ROYAL в зеленых бутылках с красными крышками. Стоил он до смешного мало и активно пился до первого отравления.

«Отравление было очень сильным. Это было ужасно. Так ужасно, что я вообще не понимаю, чего я тут его вспомнила… гадость такую… фу! Но спирт „Рояль“ — это один из символов 90-х! Еды не было, а спирта навалом», — пишет автор блога.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)