С нехваткой врачей решили бороться их сокращением

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

Редкий российский регион может похвастаться достойным уровнем медицины. Даже в областных центрах хватает всевозможных проблем, о более мелких населенных пунктах даже и говорить не стоит, хватит двух слов: ужас и кошмар.


Местные жители обычно винят в этом верховные власти и программу оптимизации здравоохранения, реализацией которой недовольны и президент, и правительство. «Никогда не скрывала своего отношения к оптимизации. Я считаю, что было допущено много ошибок при ее проведении в регионах», — заявила 26 января в программе «Москва. Кремль. Путин» вице-премьер Татьяна Голикова.

«Во многих регионах страны оптимизация здравоохранения была проведена ужасно. И качество, и доступность услуг в здравоохранении резко ухудшились. Виноваты в этом все: и центр, и регионы», — говорила она же 25 декабря в программе «Вечер с Владимиром Соловьевым».

Еще один краеугольный камень этой проблемы — нехватка кадров. «В 2019 году в медицинские организации пришло 9 тысяч медработников, среди них — 5 тысяч врачей. Однако столько же ушло по личным мотивам, возрасту и ряду других причин», — заявила Голикова в тот же день на заседании Совета при президенте РФ по стратегическому развитию и национальным проектам.

В числе «ряда других причин» — низкая оплата труда и действия местных чиновников. «Ридус» уже рассказывал, как благодаря усилиям главврача Ялтинской больницы № 1 город остался без единственного онколога.

Похожая, хоть и менее драматичная история развивается сейчас в Твери.

Отделение травматологии клинической больницы скорой медицинской помощи лишилось половины штатного состава и единственного врача — травматолога-ортопеда, прошедшего курсы повышения квалификации по программе «Принципы оказания помощи при ДТП и политравме». В единственном в городе отделении, принимающем больных со сложной сочетанной травмой.

Все в целях оптимизации и экономической целесообразности, разумеется.

Когда районный центр богаче областного

Несмотря на большую медицинскую академию, Тверь, как и любой другой регион, испытывает недостаток медицинских кадров. Помимо низких зарплат, большую роль в этом играет близость Подмосковья. Домчать на «Ласточке» до Клина можно минут за 40, до Солнечногорска хватит часа.

По словам врачей, уровень оплаты труда за одно дежурство в этих городах, в зависимости от специальности и квалификации, отличается от аналогичного в столице Верхневолжья в три-пять раз.

Несправедливо низкие доходы и сложные условия работы приводят иной раз даже к социальным бунтам. Так, 17 января врачи травматологического пункта 6-й городской больницы в полном составе написали заявления об увольнении. Причинами стали острый кадровый дефицит, низкие зарплаты, отсутствие должного медицинского оборудования и условий работы.

Мощное выступление не осталось незамеченным. Уже на следующий день, 18 января, несмотря на выходной, в больнице прошла встреча представителей местного минздрава, главных врачей областной и городских больниц с врачами-травматологами.

Деталей общения мы не знаем, но на официальном сайте профильного регионального министерства появился такой текст: «С руководителем отделения травматологии достигнута договоренность о продолжении работы сотрудников в ГКБ № 6. Главным врачом ГКБ № 6 ведется работа по привлечению сотрудников в травматологическую службу на основное место работы».

Другая история, которая развивается в городе с января прошлого года в клинической больнице скорой помощи, широкой общественности пока неизвестна. Из-за личной неприязни (другого объяснения редакция «Ридуса» найти не может) главный врач обманом уволил одного из сотрудников, что в итоге привело к странной оптимизации травматологического отделения.

Лицом не вышел

«В больнице скорой помощи я работал врачом — травматологом-ортопедом с августа 2016 года. Находясь в отпуске по уходу за ребенком, я трудоустроился на полставки внешним совместителем. Фактически же из-за нехватки персонала я до 2019 года выполнял работу на 1,5 ставки и более», — рассказывает Евгений Мельников.

Евгений Мельников

Евгений Мельников

В декабре 2018 главный врач Константин Шахматов предписал Мельникову привести нагрузку в соответствии с законодательством. Для этого Мельников написал три заявления: на увольнение с 0,5 ставки внешнего совместительства с 18.02.2019, на прием на 1,0 ставки по основному месту работы и на прием на 0,5 ставки в качестве внутреннего совместителя с 19.02.2019.

«Этот способ оформления большей нагрузки был предложен отделом кадров, и никакого подвоха я не ожидал. Заведующий отделением был доволен моей работой. За полгода до всей этой истории главный врач выписал мне благодарность за добросовестный труд и профессионализм. Более того, 15 февраля Шахматов сообщил, что подпишет все заявления.

Тем не менее когда 19 февраля меня вызвали в отдел кадров, то мне сразу дали подписать приказ об увольнении, после чего заявили, что заявления о приеме на работу не подписаны. Причин не объясняли. Тогда я понял, что меня просто обманули, и подал в суд», — говорит Евгений Мельников.

Показания заведующим травматологического отделения КБСМП Евгения Зазнобина

Показания заведующего травматологическим отделением КБСМП Евгения Зазнобина

«Увольнение Мельникова было сделано главным врачом по причинам, не связанным с профессиональными качествами Мельникова. На доктора нет ни одной жалобы или нарекания как со стороны больницы, так и со стороны пациентов. В материалах судебного дела нет доказательств, что Мельников имел претензии по своей работе. Напротив, в судебных актах приводятся показания свидетелей, в том числе заведующего отделением, из которых следует, что „по профессиональным, личным качествам к нему вопросов никогда не было“», — говорит юрист Алексей Каширин, представлявший интересы доктора в суде.

Удивительно, но в столь жесткой ситуации нехватки кадров тверской минздрав встал на сторону главного врача. Суд первой инстанции, несмотря на позицию прокуратуры, тоже.

Мельников не отчаялся и подал апелляцию. Во второй инстанции суд удовлетворил его требования и восстановил в прежней должности на 0,5 ставки.

Фрагмент определения апелляционного суда

Фрагмент определения апелляционного суда

«Это очень положительный признак. Зачастую при рассмотрении как гражданских, так и уголовных дел апелляционная инстанция формально относится к доводам сторон и очень часто оставляет решение суда первой инстанции без изменений. Здесь же действительно вдумчиво отнеслись к доводам сторон и приняли единственно правильно законное решение», — говорит председатель Коллегии адвокатов «ТАМИР» Оксана Михалкина.

Не мытьем, так катаньем: странная оптимизация

В итоге от действий главврача Константина Шахматова подведомственное ему учреждение «влетело» почти на полмиллиона рублей: 278 тысяч 764 рубля — зарплата Мельникова за время вынужденного прогула (а принятый на его место специалист в это время получал зарплату), 122 тысячи 850 рублей — судебные издержки, подлежащие взысканию. Три тысячи — моральный вред, шесть «с копейками» — госпошлина. Еще предстоит штраф от трудовой инспекции, ориентировочно тысяч в 80. Оплатил он все это, разумеется, не из своего кармана.

Евгений Мельников был восстановлен на работе, вот только приступить к выполнению обязанностей главврач ему так и не дал. «Когда по решению суда меня восстановили на полставки внешнего совместительства, как и было до моего увольнения, то заведующий травматологическим отделением Евгений Зазнобин предложил мне взять график дежурств уволенного в тот же день сотрудника, на место которого, по сути, я пришел. Я должен был дежурить 11, 17 и 24 декабря с 16:00 до 8:00», — объясняет Мельников.

«Кроме того, так как судебное разбирательство шло очень долго, мне пришлось трудоустроиться в другую больницу. Там я работаю с восьми утра до трех дня. Этот график я предоставил в больницу скорой помощи», — продолжает он.

«Одиннадцатого декабря я приехал на дежурство, но буквально через десять минут заведующий отделением отстранил меня от работы по указанию главного врача. Как оказалось, Констанин Шахматов настаивает на том, чтобы я работал исключительно с восьми утра до половины двенадцатого», — говорит травматолог.

«Этот момент главврач объясняет острой необходимость работы в дневное время, что удивительно. В травматологическом отделении на дневное время отведено 2,25 ставки, а работают четверо врачей на четыре ставки. На ночные же дежурства желающих недостаточно. Именно поэтому завотделением ставит меня на вечер-ночь. Главврач же переделывает этот график и продолжает настаивать на том, что я должен работать исключительно в дневное время. Думаю, он это делает для того, чтобы уволить меня снова. На этот раз по статье», — рассказывает Евгений Мельников.

Вместо Мельникова на ночные дежурства из отпусков и выходных выдергивают других сотрудников учреждения, вынужденных работать сверхурочно.

«Один раз я только смог отдежурить в вечернее время, 9 января. Тогда заведующий отделением попросил меня заменить заболевшего врача. В итоге и он попал под репрессии, писал объяснительную, зачем я ему понадобился и почему он вызвал именно меня», — сетует врач.

Впрочем, надо отдать должное Константину Шахматову, проблему нехватки специалистов в отделении он сумел решить очень быстро. Буквально одним росчерком пера.

Еще до всей этой судебной катавасии травматологическое отделение было укомплектовано врачами на 40%. По удивительному совпадению как раз в тот момент, когда Евгений Мельников подал в суд, главный врач лихо сократил штатное расписание почти в два раза. Вместо 13 ставок специалистов в отделении осталось семь. Впрочем, даже после этого две ставки в отделении остались незакрытыми.

Шахматов этот шаг объяснил приказом Минздрава 2012 года № 901, невыполнением отделением объемов медицинской помощи и экономической целесообразностью.

«В суде больница обосновывала свою позицию по увольнению тем, что планировалось сокращение. Но об этом не только не было сообщено Мельникову, но и в интернете размещались объявления о вакансиях», — объясняет Алексей Каширин.

«Увольнение Мельникова путем обмана свидетельствовало о личных мотивах главного врача. И сокращения — это лишь удобное прикрытие. Ведь доктору еще до незаконного увольнения перестали в полном объеме платить зарплату, за что больница и сам главный врач были оштрафованы трудовой инспекцией. Наш довод о личной неприязни Шахматова к Мельникову нашел подтверждение не только в суде, но доказывается и последующими событиями. Видимо, больница располагает хорошим бюджетом для покрытия всех судебных издержек, которые ей предстоят», — утверждает Алексей Каширин.

«Когда местные власти с известным рвением берутся за оптимизацию и часто делают это схематично, усложняют доступ к медицинской помощи, это только усугубляет ситуацию», — говорил 31 декабря на заседании президиума Госсовета в Светлогорске Владимир Путин.

Речь тогда шла о первичном звене, но эти слова можно полностью перенести и на специализированную помощь. Уставшие от вынужденной работы на две ставки врачи физически не могут оказывать квалифицированную помощь хотя бы из-за усталости. Действия местных чиновников дают основания подозревать, что этот момент их устраивает.

Редакция «Ридуса» направила целый ряд вопросов тверскому минздраву. Мы очень хотели бы выяснить, почему министерство отказалось от мирового соглашения с врачом, понесет ли главврач какие-либо дисциплинарные взыскания за тот убыток, который он нанес бюджету подведомственного учреждения своими действиями, с чем связано сокращение штатной численности травматологического отделения почти в два раза и так далее.

Когда мы получим ответ чиновников, опубликуем без купюр. Надеемся, что губернатор Игорь Руденя, вошедший 27 января в президиум Госсовета, не оставит эту ситуацию без внимания.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)