Штази: госбезопасность юбер аллес

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Про вездесущую службу Штази сочиняли анекдоты и складывали легенды. Ее проискам приписывали карьерные взлеты Иди Амина и Муаммара Каддафи, теракты Карлоса Шакала и подвиги Че Гевары.

Ее масштабы поражали воображение. Начав с четырех тысяч сотрудников, к 1989 году служба насчитывала в своих рядах больше ста тысяч человек. Число ее информаторов доходило, по некоторым данным, до 174 тысяч — это было 2,5% всего населения ГДР в возрасте от 18 до 60 лет. В архивах Штази была собрана информация чуть ли не на всех граждан обеих Германий — папки с их личными делами занимали 111 километров стеллажей.

А масштаб стукачества был таким, что в 1989 году на штурм местных отделений Штази бросились десятки тысяч немцев. Все они торопились уничтожить свидетельства своего сотрудничества со всемогущим ведомством.


Перебежчики

Маркус Вольф.

Маркус Вольф

© Bundesarchiv

Вторая мировая война закончилась в 45-м, но еще долгие десятилетия разделенная Германия оставалась потенциальным плацдармом для третьей мировой. Союзники поделили страну на зоны влияния, но было слишком очевидно: если противостояние США и СССР перейдет в горячую фазу, то начнется оно именно здесь.

Как ни парадоксально, но борьба разведок ГДР и ФРГ с неизбежными скандалами, конфликтами и медийными бурями значительно способствовала снижению этой напряженности. Узнавая о планах друг друга, противники заметно успокаивались. Глава внешней разведки Штази Маркус Вольф с полным основанием называл своих агентов «разведчиками мира».

Самого Вольфа, кстати, иностранные коллеги прозвали «человеком без лица». Он был так засекречен, что на протяжении многих лет ни у одной спецслужбы мира не было его фотографий. Этой деталью воспользовался в своих шпионских романах Джон Ле Карре. Вольф стал прототипом его Карлы — русского супершпиона.

Отсутствие языкового барьера, родственные связи, близкий менталитет, — все это обеспечивало успех в ФРГ гэдээровским «засланным казачкам». В 1956 году на Запад перебрался Гюнтер Гийом со своей супругой Кристель. К 1972 году этот суперагент стал личным помощником канцлера ФРГ Вилли Брандта. Он правил его речи, имел доступ к сверхсекретным документам и неофициальной информации и все это переправлял в Восточный Берлин. Когда его разоблачили, Брандту пришлось подать в отставку.

Штази располагали гигантской сетью информаторов на территории ФРГ — около 20 тысяч человек. «Масштабы инфильтрации (гэдээровских агентов) превзошли наши худшие ожидания, — вспоминал в своей книге сотрудник ЦРУ Джон Келер. —Стало ясно, что этой язвой поражено все правительство, как и все политические партии, промышленность, банки, церковь и СМИ. Щупальца Штази проникли даже в БНД (западно-германская разведслужба), БФФ (контрразведка — Федеральное ведомство по охране конституции), МАД (военная разведка)».

Громкими успехами Штази стали сенсационные побеги в ГДР руководителей западногерманской контрразведки. В 1954 году границу перешел Отто Йон, исполнявший обязанности директора Федерального ведомства по охране конституции. Убежденного антифашиста Йона раздражало обилие экс-нацистов среди силовиков ФРГ. Едва попав в ГДР, он стал выступать в прессе с обличениями западногерманского режима. Правда, реалии социализма этому леваку не понравились. Йон тосковал, злоупотреблял армянским коньяком и в конце концов умудрился сбежать обратно.

В 1985 году в Восточный Берлин сбежал Ганс Иоахим Тидге — глава все того же многострадального ведомства по охране конституции. Он дал пресс-конференцию, заклеймил режим ФРГ, а заодно раскрыл все секреты западногерманской контрразведки, в которой проработал без малого двадцать лет.

Мало-помалу география работы Штази расширилась почти на весь мир. Спецслужбисты тренировали диверсантов для Организации освобождения Палестины и прятали боевиков Фракции Красной Армии после их терактов в ФРГ. Штази практически с нуля создали разведку в Эфиопии и Южном Йемене, подготовили тысячи бойцов для Африканского национального конгресса, снабжали оружием Муаммара Каддафи.

Психология

Заседание во Дворце Республики по поводу 35-летия с момента основания министерства, 1985.

Заседание во Дворце Республики по поводу 35-летия с момента основания министерства, 1985 год

© Bundesarchiv

Методы Штази удивляли не столько своей жестокостью — на фоне коллег из США и СССР они выглядели просто зайчиками — сколько необычайной изобретательностью.

Во всем мире для вербовки и добывания информации используют метод honey pot. В качестве сладкой приманки (буквально «горшка с медом») традиционно выступают красивые женщины. А вот Маркус Вольф заставлял работать приманкой своих разведчиков. Симпатичные ребята соблазняли западных немок, работавших секретаршами у ведущих политиков ФРГ.

В 1950-е агент Феликс закадрил на автобусной остановке в Бонне девушку Норму. Норма работала в секретариате канцлера ФРГ. У них начался роман, потом они поженились. Феликс перезнакомился с коллегами Нормы и регулярно навещал ее в офисе. Их считали идеальной парой — до тех пор, пока Феликс не сбежал в ГДР, прихватив с собой гостайны. Таких агентов Вольф называл «наши Ромео».

Чрезвычайно креативно Штази подходили к поиску финансирования. Спецслужба не просто качала деньги из госбюджета, она активно зарабатывала сама. Через специально созданную фирму «Коко» (аббревиатура «коммерческой координации») сотрудники штази продавали за границу конфискованный антиквариат и произведения искусства.

Широко велась «торговля» политзаключенными. Заграничные родственники, друзья или благотворительные организации могли выкупить диссидента и вывезти его из ГДР. Историки подсчитали, что Штази «продали» таким образом около 34 тысяч зэков, выручив за них больше 5 миллиардов марок.

Но самой уникальной технологией спецслужбы стало «разложение» — легендарное Zersetzung. Этот метод давления на инакомыслящих тонко учитывал немецкую привычку к порядку и немецкий страх перед общественным мнением. Вообще, хорошее понимание национальной психологии было, наверное, самой сильной стороной Штази.

На первой стадии Zersetzung предполагалось всячески очернять диссидента в общественном мнении. Про него распускали слухи и сплетни, натравливали на него коллег, сотрудничавших со Штази, всеми средствами разрушали его профессиональную репутацию и карьеру. Например, диссидента-священника сфотографировали на нудистском пляже (в ГДР к нудизму относились совершенно спокойно), смонтировали его с фотографией местной проститутки и вывесили этот коллаж на дверях его храма.

На следующем этапе психологическое давление приобретало характер страшноватого абсурда. Диссиденту могли прислать на дом двадцать пирогов с одинаковой начинкой или детский гробик с соболезнованиями.

Наконец, сотрудники Штази проникали в квартиру инакомыслящего и устраивали там небольшой, но заметный беспорядок — переставляли горшки с цветами на подоконниках, меняли местами соль и сахар в банках, перевешивали полотенца. Человек не понимал, что происходит, пугался, не верил сам себе, начинал страдать паранойей. Особо впечатлительные индивиды могли заболеть психическим расстройством или даже покончить с собой.

Сегодня тысячам жертв «разложения» выплачивается пенсия за перенесенные страдания. А уникальную технику Zersetzung взяли на вооружение многие спецслужбы мира.

Железный Эрих

Эрих Мильке.

Эрих Мильке

© Bundesarchiv

Возникнув в советской зоне оккупации, Штази естественным образом создавались при непосредственном участии МГБ (впоследствии КГБ) СССР. Немецкие сотрудники этим гордились. Они называли себя die Chekisten, а свой полк внутренней безопасности окрестили «полком Феликса Дзержинского». Здание Штази украшали бюсты и портреты Железного Феликса. Главным его фанатом был Железный Эрих — многолетний руководитель контрразведки Эрих Мильке.

Мильке родился в 1907 году в семье швеи и деревоотделочника. Ему было всего тринадцать, когда он вступил в комсомол, а потом и в компартию. В это время немецкие коммунисты и нацисты устраивали демонстрации, которые перерастали в настоящие уличные бои. В ходе одной из таких потасовок в 1931 году были убиты двое полицейских. Мильке обвинили в убийстве и вынесли ему смертный приговор. Но он в это время уже был в Москве и учился в международной ленинской школе.

Потом Мильке воевал в Испании, после победы франкистов кочевал по Европе, спасался от нацистов, организовывал ячейки Сопротивления. После войны его как коммуниста позвали в Штази. С 1957 по 1989 год он был министром госбезопасности ГДР.

Штази при Мильке стали одной из сильнейших спецслужб мира. При Мильке же на порядок возросло число информаторов среди граждан ГДР. Друг на друга стучали коллеги, соседи, мужья и жены, дети и родители, церковнослужители и даже диссиденты. Только осведомителей моложе 18 лет в ГДР было около 10 тысяч. Косвенным следствием поголовного доносительства была невероятно спокойная жизнь — уголовных преступлений в ГДР совершалось в четыре раза меньше, чем в ФРГ.

Когда социалистический режим рухнул, граждане стройными рядами устремились на штурм местных отделений Штази. Пока в зданиях ломались шредеры, не выдерживая сотен тысяч документов, которые срочно уничтожали сотрудники, немцы атаковали и поджигали архивы, пытаясь уничтожить свидетельства о своем сотрудничестве с госбезопасностью.

Параллельно 82-летний Мильке был снят со всех своих постов и помещен в тюрьму. Ему инкриминировали нанесение ущерба экономике страны, но никаких доказательств этому так и не нашли. Оказалось, что шеф Штази не брал взяток, жил чрезвычайно скромно и экономику страны отнюдь не разваливал.

Тогда власти объединенной Германии вспомнили его преступление 60-летней давности. В 1993 году 85-летнему старику дали шесть лет за убийство полицейских. Правда, вскоре его освободили. Мильке доживал свой век в крошечной берлинской квартире. Он умер в 2000 году. В этом же году председателем партии ХДС стала будущий канцлер Германии Ангела Меркель. Злые языки утверждают, что в молодости госпожа канцлер тоже работала на вездесущие Штази.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)