В России могут снова появиться вещевые рынки

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Снижение порога беспошлинного ввоза посылок из-за рубежа до 20 евро вряд ли поможет отечественным онлайн-магазинам, скорее, это вернет россиян на вещевые рынки, по крайней мере, в регионах, считает гендиректор «AliExpress Россия» Дмитрий Сергеев. А жалобы на неравные условия конкуренции из-за того, что местным продавцам, в отличие от зарубежных коллег, приходится платить налоги, по его мнению, слегка преувеличены.


«Многие товары в российских онлайн-магазинах, основных апологетах снижения беспошлинного порога, произведены в том же Китае, только разница с ценой на AliExpress в два-три раза. Значит, вряд ли дело в налогах. Наверное, мы говорим о марже этих онлайн-магазинов и о чисто коммерческом вопросе», — заметил топ-менеджер в интервью «Ведомостям».

Зато сильно завышенными ему кажутся цифры, которыми часто оперируют, говоря о трансграничных продажах. Они включают все онлайн-платежи, в том числе за сервисы — Booking, Airbnb, билеты, контент, игры и т. д., пояснил Сергеев. Если же говорить о реальном масштабе рынка, снижение беспошлинного порога приведет к тому, что на администрирование систем для взимания пошлин, возможно, потребуется больше денег, чем будет получено налогов, предупредил он.

Сейчас порог беспошлинного ввоза составляет 500 евро, но уже с 1 января 2020 года он опустится до 200 евро. Так что любителям онлайн-шопинга не стоит слишком увлекаться предновогодними распродажами: не факт, что посылки успеют дойти до России за оставшиеся пару недель. Впрочем, большинство покупателей AliExpress делают покупки на значительно меньшую сумму, чем 200 евро, уверяет Сергеев.

Иные времена

© Ираклий Чохонелидзе/ТАСС

Так что же, готовимся к возврату в 1990-е? Это вряд ли, уверен аналитик «Калита-Финанс» Дмитрий Голубовский. Тогда вещевые рынки процветали за счет челночной торговли, рентабельность которой была очень высокой. По одной простой причине — отсутствие все той же конкуренции.

«Время челноков — это время, когда в России вообще не было цивилизованной розницы, не было гипермаркетов, не было Wildberries и Озона, — напоминает эксперт. — Поэтому я не верю в то, что вещевые рынки оживут. И я не настолько пессимист, чтобы думать, что мы вернемся в 1990-е, тем более в связи с этой ситуацией».

Торговые барьеры с Китаем у нас не так уж высоки, отмечает он. А сколько стоит поездка с Дальнего Востока до центральной России с баулом? Сомнительно, что те 10−15% (пусть даже 30%) разницы в цене, которую дают таможенные пошлины, покроют эти затраты.

Еще одно препятствие для возврата вещевых рынков — ужесточение контроля наличных и всего серого бизнеса. Собственно, и пошлины вводятся не для контроля каких-то разовых покупок, а для того, чтобы сократить серый импорт, когда какие-то мелкие предприниматели в рамках вот этих небольших сумм в месяц заказывают китайские товары и здесь продают, полагает аналитик.

По его мнению, даже тот небольшой товарооборот, который сейчас проходит почтой, не провезешь физически незаметно для государства: таможня это все может отследить. Хотя, безусловно, всегда остается такая вещь, как коррупция. Эксперт не исключает возникновение сомнительных схем с участием стран Таможенного союза. Завозишь товар не через российскую таможню, а, скажем, через Казахстан или Белоруссию, а дальше, через единое таможенное пространство, он поступает в Россию уже как казахский или белорусский. И за примерами далеко ходить не надо: вспомним белорусские устрицы!

Зачем мелочиться?

© Станислав Красильников/ТАСС

Голубовский допускает, что издержки на администрирование новых пошлин могут оказаться достаточно велики. Но, с учетом того, что люди станут меньше покупать, и обороты в целом упадут, скорее, эта мера все-таки принесет правительству прибыль, а не убыток.

«Я никакой трагедии здесь не вижу, но как потребитель сожалею. На AliExpress действительно можно дешево покупать, особенно на распродажах. Но с точки зрения государства, наверное, оно право. Но, вообще, я бы не мелочился все-таки на месте правительства и до 20 евро не опускал. Это действительно слишком хлопотно будет, наверное. 100 евро было бы нормально. Это бы отсекло закупки дорогих комплектующих, каких-то драгоценностей, а мелкий ширпортерб, всякие фуфайки, майки, трусы — ну и бог с ним, на нем много не соберешь», — рассуждает Голубовский.

Самому AliExpress он предлагает задуматься о том, чтобы в России основывать логистические центры, растомаживать коллективно все свои заказы и распределять уже через российское юрлицо. Эксперту кажется, это был бы хороший выход для всех.

Живее всех живых

© ТАСС/ Игорь Кубединов

Вещевые рынки по-прежнему актуальны для жителей небольших городов, а в сельской местности зачастую являются единственной возможностью приобрести что-либо по доступной цене, спорит основатель и директор ГК «Обувь России» Антон Титов.

«Чем дальше от Центральной части России и городов-мегаполисов, тем меньше уровень зарплат, меньше сетевых магазинов, тем актуальнее рыночная торговля. Интернет-технологии в сельских регионах хоть и развиты, но в основном их использует молодежь, которая все равно зачастую приобретает товары на рынках. По сути, такое явление как челночная торговля и вещевые рынки 90-тых, никуда не исчезли: они существуют и в ближайшие годы, если доходы населения расти не будут, такой формат торговли останется актуальным», — уверен он.

И снижение порога беспошлинной торговли действительно может привести к тому, что затраты на администрирование таких покупок превысят размер получаемых доходов государства, полагает эксперт.

«Так произошло в Канаде: затраты на администрирование интернет-покупок превзошли в три раза размер доходов бюджета», — заключает он.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (1)