Ведомство Набиуллиной обнаружило в России полную стабильность

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

В российском ЦБ уверены, что ценовая и финансовая стабильность в стране уже достигнута. Об этом практически одновременно заявили глава ведомства Эльвира Набиуллина и ее первый заместитель Дмитрий Тулин. Таких результатов удалось добиться «совместными усилиями денежных властей», в частности, введением бюджетного правила и сезонным таргетированием, подчеркнули представители Банка России. И это — база для ускорения темпов экономического роста.


Стабильность с оговорками

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

На первый взгляд, с ЦБ не поспоришь, особенно в том, что касается цен. Несмотря на повышение ставки НДС в начале года, по итогам октября годовая инфляция оказалась ниже целевого значения в 4%, составив 3,8%. Курс рубля в течение года тоже был достаточно стабильным. Федеральный бюджет сводится с профицитом, в Фонде национального благосостояния в следующем году будет накоплен эквивалент 7% ВВП, а золотовалютные резервы растут быстрее, чем внешний долг. И, кстати, долговая нагрузка одна из самых низких в мире, то есть, стране не грозит дефолт, как было в 1998 году.

Но насколько устойчива эта стабильность и так ли велика в ней заслуга государственных ведомств? Безусловно, их усилия тоже приносят определенные плоды. Минфин своим бюджетным правилом и нежеланием тратить резервную «кубышку» резко сократил естественный размах колебаний валютных курсов в ответ на изменения нефтяных цен, считает шеф-аналитик ГК TeleTrade Пётр Пушкарёв. Старался и ЦБ, который начал снижать процентные ставки и не поддался на предложения запустить «печатный станок», чтобы накачать экономику большим количеством необеспеченных денег.

Но устойчивость рубля — во многом следствие достаточно спокойного внешнего фона, а главная причина «застоя» цен — недостаток денег у населения и отсутствие потребительского спроса.

«Производители и продавцы в этих условиях просто не могут повышать цены: себе дороже обойдутся убытки от залежавшейся на складах продукции», — поясняет Пушкарёв.

Подавленный потребительский спрос — очевидный минус, добавляет он, однако сама по себе стабильность цен, как и устойчивость курса рубля — столь же очевидный плюс для бизнеса. Предсказуемые финансовые условия, когда заранее известно, что вложенные в дело деньги не обесценятся, позволяют строить пусть скромные, но хотя бы понятные планы развития.

«А уж успех или провал того или иного продукта на рынке, особенно если он новый или имеет заметные качественные отличия в глазах потребителя — вопрос того, насколько производитель сможет создать или хотя бы обозначить его преимущества, потребительскую ценность, „приманить“ покупателя», — рассуждает аналитик.

Вместе с тем он отмечает, что трудности роста российской экономики — не в отсутствии денег на развитие, а в недостатке реальных инвестиционных «ноу-хау» у правительственных ведомств, ответственных именно за рост, а не за стабильность.

«К нам всё ещё мало проникают перспективные и в то же время не самые затратные технологии. А для этого государство должно не просто проценты по кредитам снижать, но и почаще входить с бизнесом в долю, то есть, по сути, заниматься „венчурным“ инвестированием», — полагает эксперт.

Бизнесу в России всё труднее самостоятельно инвестировать в развитие, добавляет он. Владельцы компаний видят бесконечные рейдерские захваты, понимают, что расти выше определенного предела — себе дороже, и изнемогают от налогового пресса. В результате большинство располагающих средствами предприятий начинают вместо поиска новых ниш в реальной экономике искать очередные выгодные финансовые схемы. И хорошо, если в границах собственной страны, а не за её пределами.

Условия есть, гарантий нет

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Финансовая и ценовая стабильность — действительно создают базу для роста, соглашается с представителями ЦБ руководитель партнерских программ инвестиционно-образовательной площадки «Линейка» Вячеслав Максименко. Проблема в том, что с условиями в правительстве разобрались, а вот со стимулами до сих пор нет.

ВВП в первом полугодии вырос всего на 0,7%. Но власти не торопятся с финансированием расходов бюджета (по оценкам Минфина за 9 месяцев показатель составил 62,9% от плана, минимум за 11 лет) и нацпроектов (по данным Счетной палаты, за 10 месяцев они составили 65,12%). Бизнес приходит в себя после повышения НДС и сетует на неоднозначный деловой климат (за 9 месяцев с начала года инвестиции выросли на 0,6%). Нет оптимизма и среди населения, которое видит околонулевую динамику располагаемых доходов с поправкой на инфляцию. А на фоне активного роста сланцевой нефти в США и «торговых войн» нет подарков и от конъюнктуры товарных рынков.

Накануне «победных» заявлений ЦБ глава Минэкономразвития Максим Орешкин предложил новый план структурных реформ, критически необходимых для ускорения роста российской экономики с 2021 года до 3% и выше. Проблема в том, что многие из предложенных мер декларировались и раньше, к тому же другими своими шагами правительство лишь затрудняет их реализацию.

«По этой причине, пока не будет проведена комплексная работа, остается уповать либо на рост стоимости российского экспорта, либо на реализацию нацпроектов, которые произведут значимый макроэкономический эффект только при условии подключения частного сектора. Ценовая и финансовая стабильность — условия для роста экономики, но отнюдь не гарантия», — предупреждает эксперт.

Надолго ли?

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Еще более критично настроен начальник отдела инвестидей «БКС Брокер» Нарек Авакян. По его мнению, говорить о достижении ценовой и финансовой стабильности в России еще слишком рано, по крайней мере, в долгосрочной перспективе. Нужно понимать, что такая стабильность зависит от очень многих факторов, но главное — она проверяется временем.

«В условиях, когда еще совсем недавно волатильность рубля превышала 3% в день и 40% в год, а инфляция достигала 15%, говорить о какой-либо устойчивой стабильности точно нельзя. Если говорить о краткосрочной перспективе, стабильность действительно наблюдается, но что касается долгосрочной и даже среднесрочной стабильности — тут пока все очень неоднозначно», — констатирует он.

Конечно, правительство накопило большие резервы, на случай негативной конъюнктуры сырьевых цен есть достаточная подушка безопасности, признает аналитики. Но для финансовой стабильности этого все равно слишком мало.

Нужно менять структуру экономики и, наконец, начинать столь необходимые структурные реформы, призывает эксперт, нужно увеличивать валютные поступления от товаров с высокой добавленной стоимостью и привлекательность ведения бизнеса в стране, снижать налоговую нагрузку, улучшать институциональную среду, в конце концов — снижать долю государства в экономике.

«При последовательной работе по указанным направлениям говорить о такой стабильности можно будет не ранее, чем через 10 лет. Пока же никаких структурных реформ не проводится», — заключает Авакян.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)