Белоруссия отказалась от российских денег

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

В будущем году Белоруссия намерена обойтись без новых российских кредитов. По крайней мере, в план по заимствованиям на 2020 год белорусский Минфин их не заложил. Впрочем, в этом году Минск российских денег тоже не увидел, хотя и рассчитывал на них. Еще в феврале он попросил у Москвы кредит в 600 млн долларов, и в апреле министр финансов РФ Андрей Силуанов сообщил, что Россия согласилась предоставить этот заем. Но денег Белоруссия так и не дождалась, а в конце октября глава российского Минфина заявил, что решения об их выделении может и не быть, это зависит от того, как страны «будут двигаться на интеграционном треке».

Пикантность ситуации в том, что средства требуются в основном на обслуживание уже имеющейся задолженности перед Россией. Белоруссия — крупнейший должник РФ: на 1 июля 2019 года ее долг составлял 7,55 млрд долларов. Где же теперь Минск планирует взять необходимые деньги? В Китае! До конца года Белоруссия рассчитывает подписать соглашение на получение в КНР кредита в 500 млн долларов.


Китай поможет?

«Китайскому гамбиту» есть как минимум два возможных объяснения, считает шеф-аналитик ГК TeleTrade Петр Пушкарев: или Россия твердо дала понять, что не даст больше кредитов до прояснения конкретики по интеграции, или Китай оказался готов предоставить нужную сумму на более выгодных условиях. Истина же, скорее всего, лежит традиционно посередине.

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

Стремление белорусского правительства диверсифицировать источники привлечения кредитов вполне логично, отмечает эксперт Академии управления финансами и инвестициями Геннадий Николаев: зависеть целиком от одной страны в этом плане достаточно рискованно. Но Китай ведет себя со своими должниками гораздо агрессивнее, нежели Россия, которая стремится сохранить репутацию благодетеля и зачастую списывает частично или полностью проблемные кредиты для сохранения хороших отношений.

Китайское правительство более прагматичное: многие развивающиеся страны Африки и Латинской Америки смогли на себе убедиться, что возвращать долг КНР придется в любом случае, если не деньгами, то полезными ресурсами. Да достаточно даже прочитать о митингах против китайской экспансии в Казахстане, где тоже стремились диверсифицировать свои торговые связи. Очевидно, что это был не самый позитивный опыт Нур-Султана, — напоминает эксперт.

С другой стороны, не исключено, что Пекин действительно может предоставить Минску кредит на достаточно выгодных условиях, чтобы под этим предлогом глубже войти на белорусский рынок и получить для себя определенные преференции. Желание китайцев увеличить свое присутствие в других странах, в том числе за счет их кредитования, вполне понятно: чем лучше связи, тем легче продавать свои товары и услуги, например по постройке инфраструктуры. Уже 137 государств успели стать участниками инициативы «Один пояс — один путь», напоминает Николаев.

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

Для Минска здесь тоже есть потенциальный интерес — и в прорастании на белорусской почве отлаженных и эффективных технологий китайского менеджмента, и в совместных перспективных производствах. И, возможно, белорусские власти не без основания считают, что от взаимодействия с Россией взяли уже все, что могли, а вот в сотрудничестве с Китаем лучшее, конечно, впереди, добавляет Пушкарев.

Интегрируясь, насколько это получится, в проект „Один пояс — один путь“, Беларусь может на самом деле получить многое, становясь наряду с Россией важным звеном моста на пути из Азии в Европу для качественных товаров с низкой себестоимостью — и включаясь в производственные цепочки, и в качестве транспортного, складского хаба, — рассуждает он.

При этом параллельно Минск показывает Москве, что имеет и независимые источники финансирования, и иные варианты партнерства как с Западом, так и с Востоком, и тем самым явно усилит свои переговорные позиции в интеграционном процессе. В то же время Белоруссия не отказывается и от планов выпуска еврооблигаций на 1 млрд долларов, а также суверенных бондов на треть от этой суммы в российских рублях, занимая эти деньги не у российского государства, но у российских банков или крупных частных торговых партнеров из российской бизнес-среды.

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

Интеграция продолжится

Что касается интеграции России и Белоруссии, безусловно, она продолжится, уверены эксперты, но только без горячки, а в более спокойной атмосфере и на по-настоящему взаимовыгодных условиях для экономик обеих стран.

В ближайшие годы предстоит выполнить много договоренностей, например по выравниванию цен на газ. Не думаю, что Москва и Минск заинтересованы в создании единого государства: белорусская элита вряд ли захочет терять власть, а России будет сложно тянуть на себе новые территории с весьма слабой экономикой, — считает Николаев.

Полноценный союз подразумевает прежде всего максимально близкое согласование законодательных и подзаконных актов в сфере экономики, притирку всевозможных товарных стандартов, чтобы экономики могли развиваться максимально в дополняющем друг друга ключе, добавляет Пушкарев.

И если мы хотим, чтобы со стороны Белоруссии охотнее делались такие шаги, нам нужно ликвидировать препоны и лоббизм со стороны российских чиновников, которые часто весьма своеобразно понимают интересы российских производителей, защищая их от белорусских поставщиков-конкурентов и помещая при этом российские компании в тепличные условия. В конечном счете это является медвежьей услугой и для России, так как по многим товарным группам в отсутствие конкуренции снижается качество и растут цены, — заключает он.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)