Созданные из ниоткуда: история красных всадников гражданской войны

© warspot.ru

© warspot.ru

Источник

В отличие от вооружённых формирований белогвардейцев, Рабоче-Крестьянская Красная Армия (РККА) состояла преимущественно из пехотных частей. 

На первом этапе Гражданской войны этого было достаточно: от города к городу войска перемещались по железнодорожной сети. Прибыв на станцию и выгрузившись из вагонов, революционные солдаты объявляли об установлении советской власти, где нужно — проводили репрессии, сопровождаемые реквизициями, и ехали дальше. Но с расширением географии военных действий и созданием фронтов оказалось, что без конницы обойтись никак нельзя. 

Пришлось бывшим пролетариям садиться на коней и создавать конницу, не уступающую по боеспособности кавалерии классовых врагов.


В начале славных дел

Первоначально в РККА кавалерия была весьма немногочисленной и потому не играла важной роли. Разрозненные сотни и эскадроны, выполнявшие прежде всего разведывательные функции, не делали особой погоды. 

Наиболее боеспособные кавалерийские отряды состояли из поддержавших Октябрьскую революцию казаков. Они формировались как в революционных центрах (примером могут служить казаки из состава 5-й Донской дивизии, находившейся в Петроградском военном округе), так и непосредственно на Дону. 

Именно из донских конных отрядов Бориса Думенко, Семёна Будённого, Филиппа Миронова впоследствии сформировалась стратегическая красная кавалерия.

Кавалеристы 1-й Конной армии.

Кавалеристы 1-й Конной армии.

© pinterest.at

Летом 1918 года руководство РККА начало переводить вооружённые силы Советской республики на регулярную основу. Помимо прочего было решено объединить имевшиеся конные части в кавалерийские бригады и дивизии, а также начать работу по созданию новых конных формирований, поскольку превосходство белых в кавалерии уже начинало сказываться. 

Планировалось создать три новых кавалерийских дивизии. До конца года полностью была сформирована лишь одна, поучившая название Московской кавалерийской дивизии (впоследствии 1-я кавалерийская). Её основу составили бывшие солдаты 2-й кавалерийской дивизии Русской императорской армии, принявшие постулаты советской власти. Возглавил дивизию бывший офицер Сводно-Казачьего лейб-гвардии полка Владимир Степанов. Из уже существующих конных частей 10-й армии была сформирована Сводная кавалерийская дивизия (впоследствии 4-я Петроградская кавалерийская), основу которой составила кавбригада Бориса Думенко.

В 1919 году 1-я кавдивизия проявила себя при обороне Уральска. Правда, здесь ей пришлось подавлять восстания в красном тылу, а не противостоять наступающим войскам Колчака. 4-я кавдивизия отличилась в ставшей позднее легендарной Царицынской обороне. Кроме них в Красной армии было ещё несколько кавалерийских соединений, носивших громкое название «дивизия», но по численности они не превышали уровень полка.

Борис Мокеевич Думенко —забытый создатель красной конницы.

Борис Мокеевич Думенко —забытый создатель красной конницы.

© ru.wikipedia.org

Кавалерийские дивизии формировались на основе приказа Революционного военного совета республики (РВСР) № 460 от 26 декабря 1918 года. Каждая состояла из двух кавалерийских бригад, а те, в свою очередь, делились на три полка четырёхэскадронного состава. Кавдивизиям придавались артиллерийские части. Штатная численность соединения составляла 9451 человек, из них боевой состав — 4125 сабель, то есть 44% от общего числа. Дивизии придавался 21 пулемёт и 12 орудий. Кавполк насчитывал 1221 человека, в том числе 660 сабель или 55% от общего числа, при четырёх пулемётах. В январе 1919 года в состав кавдивизии вошёл технический эскадрон (254 человека, главным образом связисты), что улучшило систему руководства воинской частью.

В условиях военного времени кавалерия РККА на фронте существовала исключительно по временным «местным» штатам. Полки в составе кавдивизий имели различную организацию: от четырёх до шести эскадронов, которые не имели постоянной величины и насчитывали от 60 до 300 сабель. Число пулемётов также не соответствовало штатному, но при этом было намного больше регламентируемого и колебалось в пределах 16–20 в каждом полку (из расчёта четыре пулемёта на эскадрон).

Красные принимают вызов

Летом 1919 года руководство Красной армии наконец оценило преимущество стратегического использования кавалерии и захотело иметь подобный инструмент и в своих руках. Результатом стало создание сперва конного корпуса, а затем и 1-й Конной армии.

Реввоенсовет 1-й Конной армии. Слева направо: Климент Ворошилов, Семён Будённый, Ефим Щаденко.

Реввоенсовет 1-й Конной армии. Слева направо: Климент Ворошилов, Семён Будённый, Ефим Щаденко.

© ru.wikipedia.org

Начиная с конца 1920-х годов, советская историография отмечала, что инициатива создания массовой конницы исходила от командования фронтов и армий, в то время как главное командование относилось к вопросу крайне отрицательно. 

Эта точка зрения основывалась на политических разногласиях между председателем РВСР Львом Троцким и Иосифом Сталиным, который в то время был членом Реввоенсовета Южного фронта. 

Закрепилась версия о стремлении продвинутых Сталина и Ворошилова создать 1-ю Конную армию и противодействии этому гениальному решению со стороны никчёмного Троцкого.

В действительности же последний не только не препятствовал, но и сам принимал непосредственное участие в создании Конной армии. В качестве наглядного примера можно привести заседание РВСР 17 ноября 1919 года, на котором председательствовал Л.Д. Троцкий и присутствовал И.В. Сталин. Совет без всяких возражений рассмотрел и одобрил предложение Реввоенсовета Южного фронта о создании 1-й Конной армии.

Эта армия формировалась на основе уже существовавшего Конного корпуса, созданного летом 1919 года путём объединения 4-й и 6-й кавалерийских дивизий. Возглавил корпус С.М. Будённый, бывший до этого заместителем Б.М. Думенко. Последний был главным организатором красной конницы на юге, но в мае получил серьёзное ранение и впоследствии с трудом вернулся в строй, да и то ненадолго. В мае 1920 года по приказу ревтрибунала Думенко был расстрелян по обвинению в подготовке мятежа. Это позволило в дальнейшем все его заслуги приписать С. Будённому, а тот и не возражал.

Кавалерийская атака. Художник Митрофан Греков.

Кавалерийская атака. Художник Митрофан Греков.

© commons.wikimedia.org

Конный корпус С. Будённого летом 1919 года противостоял Кавказской армии генерала Петра Врангеля, а затем был переброшен на Южный фронт, где стал главной ударной силой РККА в ходе Воронежско-Касторненской операции. В сражении с конными корпусами Андрея Шкуро и Константина Мамонтова корпус, усиленный 11-й кавдивизией и пехотными частями, не сумел одержать решительную победу. Тем не менее он заставил белогвардейцев оставить захваченные ранее позиции, а затем и отступить в южном направлении.

Довольно любопытную деталь сообщал в своих мемуарах унтер-офицер лейб-гвардии Конного полка Н.В. Волков-Муромцев. По его мнению, 4-я кавалерийская дивизия из состава 1-й Конной армии являлась восстановленной 4-й кавалерийской дивизией царской армии, а руководил 1-й Конной армией некий генерал Далматов. Эти фантастические сведения говорят о неверии белогвардейцев в создание эффективной красной кавалерии.

Кавалеристы 1-й Конной армии.

Кавалеристы 1-й Конной армии.

© pinterest.at

Оценив действия Конного корпуса, командование Южного фронта решило сохранить уже сформированный кулак, превратив корпус в армию. 

Реввоенсовет Южного фронта, обращаясь к Реввоенсовету республики, просил разрешения «образовать Конную армию в составе 1-го и 2-го конных корпусов». К ним планировалось добавить две стрелковые бригады. Как помним, Лев Троцкий утвердил это решение — правда, в несколько меньшем количестве, чем хотело руководство фронта. 

В состав 1-й Конной армии вошли 4-я, 6-я и 11-я кавалерийские дивизии. Кроме того, ей были приданы автоотряд из 15 машин с установленными на них станковыми пулемётами, авиаотряд М.П. Строева из 12 самолётов и четыре бронепоезда: «Красный кавалерист», «Коммунар», «Смерть Директории» и «Рабочий». 

На время военных действий на Донбассе в декабре 1919 года армии временно были приданы две пехотные дивизии. Такая сила уже могла самостоятельно решать стратегические задачи в масштабах фронта.

Не 1-й Конной единой

Кроме корпуса С. Будённого, для стратегических ударов создавались и другие кавалерийские соединения. Прежде всего это Сводно-кавалерийский корпус, часто именуемый в историографии 2-м Конным корпусом. Он был создан из конных частей Юго-Восточного фронта, сформированных в три бригады. 

Командование объединением принял оправившийся от тяжёлого ранения Б. Думенко. В ноябре 1919 года корпус отличился в боях у Бутурлиновки и при форсировании Хопра, а позднее занял Новочеркасск — столицу Всевеликого войска Донского.

Виталий Маркович Примаков.

Виталий Маркович Примаков.

© famhist.ru / warspot.ru

На Южном фронте осенью 1919 года в составе 14-й армии была создана 8-я кавдивизия. В неё вошли кавалеристы 11-й и 14-й кавбригад и бригады Червонного казачества — название связано с украинским происхождением воинской части. 

4 декабря 1919 года соединение было переименовано в 8-ю кавдивизию Червонного казачества. В отличие от созданных ранее кавдивизий, эта формировалась исключительно для прорыва линии фронта и действий в тылу белых войск в интересах 13-й и 14-й армий РККА, наступавших на Курск.

Первоначально временно исполняющим должность комдива был Николай Щёлоков (впоследствии он стал начальником штаба 1-й Конной), которого сменил на этом посту Виталий Примаков.

Именно «червонцам» довелось сыграть одну из главных ролей в этом наступлении. Червонные казаки провели два рейда по тылам белогвардейцев: на Фатеж–Поныри (3–6 ноября 1919 года) и на Льгов (14–17 ноября 1919 года). Это дезорганизовало оборону Добровольческой армии и способствовало наступлению 13-й и 14-й армий. «Червонцы» широко использовали погоны, принятые в частях Вооружённых сил Юга России (ВСЮР). 

Униформа противоборствующих сторон была практически одного покроя, поэтому наличие или отсутствие погон являлось основным различительным знаком. Этой хитростью червонные казаки вводили в заблуждение местное население, а также выявляли враждебные элементы. А.В. Туркул, возможно, не без преувеличения, сообщал, что в одном местечке под Ворожбой, используя этот маскарад, «червонцы» выявили и за три часа расстреляли более 200 враждебных советской власти человек.

Трубачи 1-й Конной армии. Художник Митрофан Греков.

Трубачи 1-й Конной армии. Художник Митрофан Греков.

© ru.wikipedia.org

12 декабря 1919 года в Москве началось формирование элитной кавалерийской части — Московского Коммунистического Кавалерийского полка в составе четырёх эскадронов. Поначалу туда набирались только коммунисты, однако позже от этой затеи пришлось отказаться. 

По мнению РВСР, коммунисты должны были действовать среди беспартийных рабочих и крестьян, чтобы агитацией и личным примером сплотить ряды красноармейцев.

Состав и вооружение

Личный состав кавалерии был довольно пёстрым. Первоначально она формировалась за счёт крестьян, приходивших вместе со своими лошадьми, и бывших кавалеристов царской армии. 

Рабочие и интеллигенция занимали преимущественно комиссарские должности и входили в различные партийные ячейки. Но с середины 1919 года прослойку рабочих в кавалерии Южного фронта пополнили шахтёры Донбасса, а осенью 1919 года, после выдвинутого Троцким лозунга «Пролетарий, на коня!», — рабочие и других территорий. 

Зимой 1919–1920 годов на сторону РККА начали массово переходить казаки, воевавшие ранее в частях ВСЮР, что в значительной мере улучшило качественный состав красной кавалерии. К примеру, в декабре 1919 года личный состав 1-й Конной армии на 62% состоял из крестьян, на 20% — из рабочих, на 14% — из казаков и на 4% — из интеллигенции.

Советский плакат, агитирующий вступать в ряды кавалерии.

Советский плакат, агитирующий вступать в ряды кавалерии.

© sovposters.ru / warspot.ru

На вооружении кавалеристы имели винтовки, сабли и револьверы, причём последним отдавали предпочтение. Симпатии к револьверам, прежде всего на Южном фронте, привели к массовому самовольному укорачиванию винтовок и превращению их в обрезы. 

Зачастую кавалеристы 1-й Конной армии шли в бой, вообще не имея холодного оружия, используя только винтовки и револьверы. Недавним рабочим и крестьянам было сложно быстро обучиться искусству сабельной рубки, чтобы на равных противостоять казакам или бывшим кавалеристам регулярной императорской армии.

В некоторых частях использовались пики, но они не имели широкого распространения. Неопытный кавалерист, имевший на вооружении саблю, так или иначе мог применить её в бою и попытаться нанести ущерб противнику. Неподготовленный боец с пикой в схватке был беспомощен. Парировать прямой удар новичка не составляло особого труда для опытного всадника: из-за тяжести и длины пики укол наносился медленно, и место попадания можно было просчитать заранее. Отведённая же в сторону клинком вражеской сабли, пика оставляла всадника совершенно незащищённым перед противником, вооружённым обычным холодным оружием. Из-за своей неопытности кавалеристы обычно пользовались пикой как метательным оружием.

Литература

  1. Венков, А.В. Донское казачество в гражданской войне (1918–1920) / А.В. Венков. — Ростов н/Д.: Изд-во Ростов. ун-та, 1992.
  2. Волков, С.В. Белое движение. Энциклопедия гражданской войны / С.В. Волков. — СПб.: Издательский Дом «Нева», М.: Издательство «ОЛМА-ПРЕСС», 2003.
  3. Врангель, П.Н. Записки. Ноябрь 1916 г. — ноябрь 1920 г. / П.Н. Врангель. — В 2 т. Т.1. — Мн.: Харвест, 2002.
  4. Гражданская война. 1918–1921: В 3-х томах / под ред. С.С. Каменева. — Т. 2. Военное искусство Красной Армии. — М.: Военный вестник, 1928.
  5. Гражданская война. 1918–1921 / Н.Е. Какурин, И.И. Вацетис; Под ред. А.С. Бубнова и др. — СПб.: ООО «Издательство «Полигон», 2002.
  6. Егоров, А.И. Разгром Деникина, 1919 г. / А.И. Егоров // Гражданская война в России: Разгром Деникина. — М.: ООО «Издательство АСТ»; СПб.: Terra Fantastica, 2003. — С. 9–376.
  7. История Гражданской войны в СССР. 1917–1922. — Т. 4. Решающие победы Красной армии над объединёнными силами Антанты и внутренней контрреволюции (март 1919 г. — февраль 1920 г.) / Под ред. С.Ф. Найды, Г.Д. Обичкина, А.А. Стручкова, Н.Н. Шатагина, С.Н. Шишкина. — М.: Госполитиздат, 1959.
  8. Тюленев, И.В. Первая Конная в боях за социалистическую Родину. Очерк боевых действий / И.В. Тюленев. — М.: Воениздат, 1938.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)