Заниматься производством в России становится бессмысленно

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Налоговая нагрузка на несырьевой сектор в России растет быстрее, чем на сырьевой. За последние десять лет сумма уплаченных налогов на каждое предприятие, без учета страховых взносов, выросла в 2,65 раза в первом случае и только в 2,2 раза — во втором, подсчитали в Институте экономики роста им. П. А. Столыпина.

Особенно нелегко пришлось торговле — здесь фискальные сборы увеличились в четыре раза. Не удивительно, что и число торговых предприятий сократилось почти на 30% (в несырьевом секторе в целом — на 12%).

«Все это время в правительстве говорили о необходимости снизить зависимость России от экспорта нефти и газа, перейти к новой несырьевой модели развития экономики. Но на практике видно, что этого не происходит, в том числе из-за повышения налогов, которые мешают развиваться предприятиям и частным предпринимателям», — цитируют «Вести.Экономика» директора института Анастасию Алехнович.

По оценкам института, доля сырьевого сектора в структуре национального ВВП в 2018 году резко выросла — до 15,4%, тогда как еще в 2017-м она составляла 12,9%, в 2016-м — 11,4%, и в целом за последнее десятилетие не превышала 12,9%.

Дальнейшие намерения повышать налоги для бизнеса и предоставлять льготы для нефтегазовых компаний грозят еще большим сокращением валового продукта, который могут принести компании, не связанные с добычей и переработкой полезных ископаемых, предупреждают столыпинцы.


Бессмысленные инвестиции

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

Налоговая нагрузка на нефтяную отрасль растет медленнее из-за льгот на разработку труднодоступных запасов, отмечает шеф-аналитик ГК TeleTrade Петр Пушкарев. А рост доли сырьевого сектора в структуре ВВП он объясняет столь же заметным повышением цен на нефть, которые с апреля по октябрь 2018 года уверенно держались выше отметки в 70 долларов за баррель, а в какой-то момент поднимались и к 85 долларам. Эксперт уверен, что в 2019 году эта доля снова уменьшится.

Однако все это нисколько не отменяет необходимости и „поприжать“ аппетиты сектора нефтепереработки, вводя как можно жестче регулирование цен на бензин, с целью уменьшить нагрузку на себестоимость в остальной экономике, и плюс одновременно резко снижать налоговую нагрузку на несырьевые отрасли, если только мы действительно хотим, чтобы они развивались, — добавляет он.

Пока бизнес просто не видит большого смысла или боится инвестировать что-то дополнительно в развитие, поясняет аналитик. Зачем вкладывать деньги, если чем больше твой бизнес, тем меньше он защищен в правовом поле от «наездов» при посредничестве сотрудников правоохранительных органов, а платежеспособный спрос населения и партнеров в единицах закупаемой продукции (а не в рублях) снижается?

Безусловно, можно только приветствовать долгожданное смягчение монетарной политики. В минувшую пятницу ЦБ в очередной раз снизил ключевую ставку — до 6,5%, сделав доступнее и дешевле для бизнеса кредитные линии. Вместе с тем государство по-прежнему одной рукой, через Минфин и налоги, забирает с успешного бизнеса все больше денег, а потом другой рукой через ЦБ раздает их на докапитализацию банков. В результате те же деньги возвращаются уже другому бизнесу в виде кредитов, а на всей схеме навариваются за счет государства только банки.

Тогда как опыт большинства стран показывает: если бы налоги были поменьше, то сами предприятия могли бы распорядиться этими деньгами намного эффективнее, минуя эту схему и направляя деньги в развитие действительно перспективных и работающих проектов, — рассуждает Пушкарев.

Все больше тени

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

На повышение налогов бизнес (и, кстати, население тоже) отвечает бегством в тень, развивает тему руководитель аналитического департамента «Международного финансового центра» Роман Блинов.

У нас в стране сложилась крайне парадоксальная ситуация, когда законопослушные налогоплательщики практически демотивированны к нормальному перечислению налогов от своей основной деятельности. Это приводит к сокрытию и выводу части или основной массы прибыли от основной деятельности предприятий, — замечает он.

Если же налоги в стране не уплачиваются в полном объеме, а казна недополучает прибыль от своей деятельности по развитию инвестиционной привлекательности, о какой диверсификации экономики можно вести речь, риторически интересуется эксперт. В результате и многие государственные институты приходят к мнению, что и развивать экономику нет смысла. Такая ситуация приводит к формированию антагонизма между бизнесом и властью — одни не хотят и не могут создать условия, а другие не хотят и не могут платить налоги вне «серой или теневой экономики».

Чтобы исправить эту тупиковую ситуацию, по мнению эксперта, необходимо прийти к новому пониманию каждой из сторон своих первостепенных функций. Одни должны осознать, что их основная задача — создавать условия и принимать для этого законы и вести систематическую работу по поддержанию действительно комфортных условий для бизнеса и частной собственности. А бизнесу необходимо принять тот факт, что он существует не только для обогащения своих владельцев, но и для создания в стране условий для развития и полной безоговорочной уплаты налогов и платежей в рамках действующего законодательства на данной территории.

Вот тогда что-то куда-то, может быть, и сдвинется с места, и возможно, от этого будет положительный итог для всех. Сейчас же мы просто всё глубже и глубже загоняем в себя тот нефтегазовый кол, на который мы сами и присели. В стране снова расширяется теневая экономика, ее масштабы и оборот. Именно поэтому мы видим растущую нагрузку на тех, кто платит налоги. Но так правительство рискует просто отучить всех платить налоги, в силу непомерности своих аппетитов, — заключает аналитик.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)