Как охотятся на китов на Чукотке

© gelio.livejournal.com

© gelio.livejournal.com

Коренной народ Чукотки — один из немногих, кому официально разрешено охотиться на китов. Для жителей отдалённых деревень, расположенных в вечной мерзлоте, поход на опасный промысел — это способ выжить и прокормить семью.

На берегу Берингова моря, в самом большом национальном селе Лорино, за год по квоте добывают 140 китов. Как это происходит — в фоторепортаже ниже.


Чукотка — один из самых отдалённых районов Крайнего Севера. Чтобы долететь из Москвы до Анадыря, столицы региона, понадобится 9 часов. Чтобы увидеть, как живут и работают чукотские китобои, нужно на винтовом самолёте добраться до села Лаврентия, а из него — в прибрежный посёлок Лорино.

Лорино — самое большое национальное село на Чукотке, расположенное на берегу Берингова моря. До ближайшего американского штата — Аляски — здесь всего 150 километров. Здесь живёт около тысячи человек. В основном местные жители занимаются китобойным промыслом, рыболовством, а также выращивают ездовых собак.

В советское время охоту на китов вели китобойные флотилии, на долю СССР приходилось более 40% всех добытых в мире китов. В конце 70-х численность животных сильно сократилась и условия промысла ухудшились. В 1982 году, чтобы сохранить численность китов, Международная китобойная комиссия приняла мораторий на китовый промысел. Он начал действовать с 1986 года, и большинство стран, за исключением Японии, Норвегии, Исландии, СССР и Фарерских островов, поддержали эту инициативу. Однако фактически СССР прекратил охоту на китов в 1987 году. Из-за убыточности китобойные флотилии постепенно расформировывались и продавались за границу.

За время активного коммерческого промысла народы Чукотки почти разучились охотиться традиционными способами. В основном местные жители занимались лишь разделкой туш, которые привозили советские флотилии. В 90-е годы на Чукотку перестали завозить продукты, и, чтобы выжить, местным жителям пришлось заново учиться традиционному промыслу, с которым на тот момент были знакомы только некоторые старики.

Сейчас Чукотка — один из немногих регионов, где разрешена некоммерческая охота на китов и моржей. Чукчи, как и другие коренные народы Севера, могут добывать 140 серых китов в год по квотам китобойной комиссии.

Охота на китов начинается в апреле. С добычей первого кита в чукотских посёлках впервые за долгое время появляется свежее мясо.

Если в каком-то населённом пункте не успевают выработать китовые квоты, осенью их перераспределяют. Добыть дополнительных китов могут самые густонаселенные деревни. Однако воспользоваться этим успевают не все: бывает, что у китобоев не хватает топлива, чтобы выйти в море.

Охота на китов некоммерческая, но китобои получают зарплату: около 25−27 тысяч рублей. Работа очень опасная: испуганный кит может напасть на людей и перевернуть судно, поэтому на промысел всегда выходит не менее трёх лодок, так есть больше шансов спасти товарищей, которые оказались в ледяной воде.

Обычно китобои вооружены огнестрельными и гарпунными ружьями. Раньше чукотские охотники использовали ручные американские гранатометы даттенганы. Но доставать боеприпасы с Аляски оказалось тяжело.

После выхода в море китобои внимательно всматриваются вдаль и ищут фонтаны китов.

Как только кто-то замечает кита, все лодки несутся к нему и ждут, пока животное вынырнет. Кит уходит под воду на 5−8 минут.

В основном чукотские охотники добывают серых или калифорнийских китов. Длина взрослой самки не превышает 15 метров, а самца — 14,6 метра. Масса животного — 20−35 тонн. Они гораздо меньше гренландских китов. Средняя длина «гренландца» — 21 метр, а его масса может доходить до 150 тонн.

Охотник, вооруженный гарпуном, приготовился к нападению.

Из воды показалось дыхало кита.

Китобой бросает первый гарпун.

Охотник попал в цель. Его гарпун состоит из наконечника и древка. После броска наконечник гарпуна остаётся в теле кита, а древко отстёгивается и падает в море. Его тут же подбирают, чтобы в следующий раз использовать снова.

К наконечнику привязана верёвка (линь), на конце которой ярко-красный буй. Чукотские китобои называют его «пых-пых». Поплавки нужны для того чтобы вымотать кита и заставить его как можно чаще подниматься на поверхность. Кроме того поплавки — отличные маркеры местонахождения кита.

Хвост кита.

Одного попадания недостаточно, поэтому остальные лодки продолжают метать гарпуны и ставить новые поплавки.

Раньше в качестве «пых-пыхов» использовали наполненные воздухом шкуры тюленей или желудки моржей.

Обычно, чтобы кит потерял скорость и больше не смог уйти под воду, нужно 4−5 гарпунов с буями.

Иногда киты подныривают под лодки и носом выбивают людей их из воды. Для китобоев это особенно опасно: многие из них не умеют плавать, так как из-за сурового климата им просто негде учиться.

В кита летят последние гарпуны. Вырвать их наконечники из тела животного почти невозможно. Позже, на берегу, их вырежут с куском шкуры.

Раненый кит становится очень агрессивным. Он может резко уйти под воду вместе с буями и утонуть. Тогда охотники останутся без добычи.

Когда кит выбивается из сил, его добивают из карабина.

Тушу буксируют на берег. По традиции голова кита достается тому, кто вонзил первый гарпун. Охотники отрезают куски китового мяса первыми. Самой вкусной частью считается кожа (мантак). Её едят сырой, с солью и перцем, или варят. Так как китовый промысел на Чукотке некоммерческий, продавать мясо и кости нельзя. Каждый житель может прийти на берег и отрезать столько мяса и сала, сколько ему нужно.

Охота на китов и моржей запрещена практически во всём мире. Коммерческим промыслом сейчас занимаются только в Норвегии, Исландии и Японии, которая возобновила охоту в этом году.

Природоохранные организации часто осуждают и коммерческих, и аборигенных китобоев, считая охоту на китов слишком жестокой. Многие экологи пытаются убедить коренные народы прекратить охоту и направляют для них гуманитарную помощь.

Источник

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)