«Бросили умирать»: в Москве родных бабушки-ветерана не пустили в реанимацию

© youtube.com

© youtube.com

В Москве родные 92-летней женщины, ветерана ВОВ, заявили, что их три дня не пускали к ней в реанимацию, пока бабушка не умерла. О том, что родственница скончалась, медики сообщили им, когда те приехали в полицию с жалобами на самоуправство врачей. 


Как рассказал «Ридусу» внук ветерана войны Розы Иосифовны Светницкой Егор Гутенберг, несколько дней назад из-за плохого самочувствия она была госпитализирована в столичную больницу № 17. У пожилой женщины были отеки, медики диагностировали у нее почечную недостаточность.

Бабушка была, в принципе, уже при смерти. Мы ко всему были готовы, все понимали. На следующий день ее перевели в реанимационное отделение. Там нас пускали, все было в порядке. У бабушки была сиделка круглосуточная, — рассказал Егор.

Он сообщил, что потом состояние бабушки ухудшилось, ей поставили предварительный диагноз — инфаркт. Медики вызвали бригаду кардиореаниматологов и перевели пациентку в больницу № 51, так как нужна была коронарография. 6 октября бабушку туда перевезли, и с этого момента родные Розы Иосифовны не видели ее.

Со слов Егора, когда его отец Александр Гутенберг приехал в первый день и попытался зайти в реанимацию, медики ему сказали: «Лучше не сегодня, лучше завтра приезжайте».

На следующий день приезжает. С пяти до семи у них приемные часы вроде как. Но его отказывались пускать в реанимацию без объяснения причин.

По словам Егора, затем начался конфликт: его отец сказал девушке-доктору: «Солнышко, мне бы к маме», и неформальное обращение очень не понравилось ей.

„Какое я вам солнышко?“ — ответила она. И понеслось. Вот с этого весь конфликт начался — со слова „солнышко“, — поделился своим мнением Егор.

Собеседник «Ридуса» рассказал, что тогда его отец пошел к заведующей, и она сказала: «Ну извинитесь, и вас пустят».

Ну что это такое? Это же разные вещи — неприязнь друг к другу и не пустить ближайшего родственника к человеку, тем более умирающему. Мы понимали, что она умрет, но как-то это не по-христиански — не пустить сына к умирающей маме.

предоставлено «Ридусу» Егором Гутенбергом

Со слов Егора, на третий день, 8 октября, они с отцом приехали вместе, но бригада из реанимационного отделения им сказала: «Вам запрещено сюда заходить».

С этого момента я начал записывать видео. Потом без объяснения причин нас развернули, отправили к дежурному администратору. Мы поднялись к ней, она на десять минут зашла в реанимацию, вышла оттуда. Ехидно улыбаясь, говорит, что там врачи производят реанимационные действия, — сказал Егор.

Внук Розы Иосифовны уверен, что не пускали только их, а остальные посетители «свободно входили и выходили». По его словам, после этого они с отцом объявили врачам, что едут в полицию писать заявление:

Через 15 минут мы уже были в отделе. А через 5 минут нам звонят (из больницы. — Прим „Ридуса“) — сказали, что она скончалась. То есть вообще какая-то мутная история.

Егор подозревает, что медики что-то скрывали от родных.

У нас есть подозрения, что ее либо уронили, потому что она грузная. То ли они покрывали друг друга, то ли еще что-то. Либо они не производили никаких реанимационных действий, а просто оставили ее умирать. Либо… там было достаточное количество молодых людей-интернов, есть вероятность того, что ее исследовали как подопытную. Либо просто для статистики перенесли день смерти на другое число, но уже когда была безвыходная ситуация у них, они нам сказали, что она умерла. Мы хотим разобраться в этой проблеме, — заключил внук пациентки.

«Парадоксальная ситуация»: мнение юриста

Адвокат Александр Бенхин в комментарии «Ридусу» назвал эту ситуацию парадоксальной, так как еще летом был принят федеральный закон № 119 (о доступе родственников в реанимацию), согласно которому родным пациентов разрешается посещать их в реанимации.

Он полностью отменяет все ограничения на посещение родственниками больных в реанимации. В том-то и парадокс, что он еще в июне вступил в силу. Де-факто Минздрав должен издать некие инструкции, подзаконные акты, которые должны регламентировать эти посещения. Но все это еще тянут. Подзаконных актов и подробных инструкций, как это делать, как родственники должны посещать, на каких условиях и в какие часы, — их, по сути, еще нет, — отметил юрист.

По его словам, по этой причине все происходит на усмотрение врачей.

На местах, соответственно, беспредел. Каждый делает то, что хочет, — подытожил Бенхин.

«Ридус» будет продолжать следить за ситуацией. В больницу № 51 отправлен запрос с просьбой прокомментировать рассказ семьи пожилой пациентки.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)