«Он боролся с такой нечистью, как ты»: почему музей Летова нажил врагов

© facebook.com

© facebook.com

Главным событием текущего года в отечественной рок-музыке должно было стать 35-летие культовой группы «Гражданская оборона». Но памятную дату омрачила череда скандальных событий, связанных с идеей создать народный музей лидера «ГрОб» в его родной омской квартире.


Идея создания народного музея в Омске принадлежала брату знаменитого рокера, авангардному музыканту Сергею Летову. Он — нынешний владелец половины трехкомнатной квартиры на улице Петра Осминина, где располагалась знаковая студия «ГрОб-Records», в которой были записаны практически все альбомы «Гражданской обороны», «Коммунизма», а также сольники Летова, Янки Дягилевой, Черного Лукича и других представителей сибирского андеграунда.

Идею подхватили активисты Общероссийского народного фронта, среди которых нашлось немало поклонников музыкального творчества Летова: член центрального штаба ОНФ, писатель и публицист Захар Прилепин и созданная им рабочая группа «Добровольцы культуры» активно осуждали с омичами нюансы мемориального объекта.

Сергей Летов на круглом столе ОНФ

Сергей Летов на круглом столе ОНФ

© onf.ru

План был таков: Сергей Летов продает квартиру фонду «Сияние» по рыночной цене, после чего «фронтовики» добиваются перевода недвижимости в нежилой фонд, договариваются с местной властью о бюрократических деталях вроде предпроектных, проектных и строительных работ, благоустройства двора и его окрестностей. После всего этого в России должен был появиться новый объект культурного наследия, обреченный на статус культового среди многомиллионной армии фанатов «ГрОб».

В качестве посредника между добровольцами, музейными специалистами и местными властями готов был выступить член ОНФ Прилепин — и в этом заключалась первая проблема музея Летова. Нашлись почитатели таланта Летова, которых не устроил ни патриотический бэкграунд общественной организации, созданной Владимиром Путиным, ни бэкграунд писателя с его непосредственным отношением к событиям на юго-востоке Украины.

Найти более подходящую медийную фигуру для продвижения музея лидера «Гражданской обороны» на самом деле сложно. Летов в середине 90-х поддерживал ныне запрещенную Национал-большевистскую партию и имел партбилет с № 4. Прилепин с 1996 года и до воссоединения Крыма с Россией был преданным национал-большевиком, близким с экс-председателем партии, писателем Эдуардом Лимоновым, был автором нашумевшей «Лимонки», составителем антологии военных воспоминаний нацболов «Лимонка в войну», автором «Саньки», в конце концов. Тем не менее скандал вокруг этой ситуации выдался знатный.

В адрес Прилепина в течение пары месяцев приходят гневные сообщения от представителей неравнодушной общественности с максимальной концентрацией гнева. Одним из таких посланий писатель поделился в Facebook.

На бесконтрольно развивающееся безумие вокруг еще не существующего музея Летова отреагировал музыкант Бранимир Паршиков, которого с Прилепиным, к слову, роднит участие в записи музыкального альбома «Охотник».

Нешуточные баталии идут в Сети по поводу музея Летова. У людей полыхает прям. Только от одного упоминания имени Захара. А с чего они взяли, что Захар не может понимать Летова? И откуда в них такая уверенность, что они вообще врубаются в то, что пел Егор? С чего они вообще взяли, что Летов — только для их секты? Они считают себя счастливыми обладателями какого-то тайного знания, избранными? А всякая челядь не должна слушать Летова — для них есть Розенбаум. Каков главный аргумент у людей, кто хочет сказать нет музею? — вопрошает Бранимир.

«Что плохого в самой идее музея? Я бы сходил в него с удовольствием. И не только я», — резюмирует Бранимир.

В идее создания музея Летова есть еще одно «плохо»: ее категорически не поддерживает вдова рок-героя, Наталья Чумакова.

В резонансной колонке «Летов неприрученный» для «Новой газеты» бас-гитаристка «Гражданской обороны» и вдова Летова обрушилась с критикой на мемориальную инициативу и ее авторов:

Был недавно дикий эпизод с „народным“ музеем в нашей квартире на окраине Омска, к которому хотели приложить руку Прилепин и ОНФ. Якобы город при их участии выкупит квартиру, получит согласие всех жителей дома, сделает отдельный вход, соберет экспонаты и возьмет музей на баланс. Можно себе представить, что это было бы за жалкое зрелище. Думаю, их не интересовали всерьез ни музей, ни Летов. Это просто пиар-ход: прокричали, а потом тихо слились. И слава богу на самом деле.
Наталья Чумакова и Егор Летов

Наталья Чумакова и Егор Летов

© facebook.com

«Летов действительно несколько раз позволял вовлекать себя в какие-то политические истории, но быстро чувствовал фальшь и отказывался. А в итоге страшно разочаровался в политике и политиках, причем любого толка. <...> Единственный урок, который можно извлечь из всего этого, — это урок независимости. И вот сейчас, посмертно, то те, то другие пытаются присвоить его. Это говорит о том, что Егор до сих пор опасен. Люди боятся того, чего не понимают, и им страшно, что это так сильно действует на массовую аудиторию. Давайте поэтому возьмем его под свое крыло и подадим массам, как нам удобно, представим в выгодном безопасном виде. Как подадим, так и будут воспринимать», — писала Чумакова.

Неизвестно, насколько на мнение вдовы Летова влияет тот факт, что ей самой принадлежит четверть родной омской квартиры музыканта. Зато известно, что такая позиция Чумаковой раздражает и злит многих ценителей наследия Летова.

Писатель и публицист Роман Богословский выступил с публичным обращением к вдове Летова на страницах «Литературной газеты».

Чумакова ни в какую не желает уступить свою ¼ от общей площади квартиры ради создания музея того, чью память она вроде бы чтить и уважать обязана по определению. <...> Почему это вдруг приличные люди не могут договориться по вопросу, который даже обсуждению подлежать не должен. Как так вышло, что родной брат Егора, его поклонники, общественники и государство в лице властей Омска выступают за и лишь одна Наталья Чумакова выступает против?

«Люди объединились ради важного для страны дела, а вы требуете у них партбилет? Чем же вы тогда отличаетесь от тех, кто запрещал Егора в молодости? Вы, противясь созданию музея, встаете с ними в один ряд. Это наводит только на одну мысль — кто-то исподволь заставляет вас это делать. А поскольку вы не политик, то можете ничего даже не замечать. Но — включите осознанность, как вас Егор учил», — обращается к Чумаковой Богословский.

Музей — это не просто квартира. Это часть большого культурного контекста. Именно в нем должно и может созревать что-то новое на ниве музыки, литературы, истории, живописи. Актуализация Летова развяжет руки и умы людям, которые сегодня боятся своеобразия своего творческого высказывания. И либо подгоняют свою оригинальность под шаблоны, либо просто гибнут в вареве непонимания и осмеяния. Вспомните, как тяжело Егору было в самом начале. Сегодня вы можете сделать так, чтобы новым поколениям независимых и свободных молодых людей было легче.

По мнению писателя, в том факте, что ценность творческого наследия Летова признали уже и на государственном уровне, заключается «подлинная революция, а не фикция и позерство».

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)