Российская промышленность пробила очередное «дно»

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

Индекс деловой активности в российской промышленности, который рассчитывает IHS Markit, в сентябре резко снизился — с 49,1 до 46,3 пункта. Это минимальный показатель с мая 2009 года. По итогам всего третьего квартала PMI составил 48,2 пункта — худшее значение с пика кризиса 2014−15 года.

Индикатор учитывает объемы производства, количество заказов, запасы продукции, цены на сырье и занятость. Значение ниже 50 пунктов сигнализирует о рецессии. По всем параметрам динамика оставлять желать лучшего. Экспортные заказы на российскую продукцию сократились максимально за три года: предприятия столкнулись с потерей старых клиентов и сложностями с привлечением новых. На фоне сжатия спроса, не только внешнего, но и внутреннего, объемы выпуска и инвестиции в новое производство обвалились до минимального за 10 лет уровня.

Деградация операционной среды для производителей товаров в России стала самой резкой более чем за десятилетие, говорится в пресс-релизе IHS Markit. В результате промышленники начали урезать закупки сырья для производства, распродавать запасы готовой продукции и второй месяц подряд сокращают штат. Причем темпы падения занятости в секторе — рекордные с мая.


Субъективные ожидания

© pixabay.com

Аббревиатура индикатора PMI полностью расшифровывается как «индекс менеджеров по продажам». И рассчитывается он по результатам опросов в производственном секторе руководящих сотрудников персонала, занимающихся непосредственно поставками, напоминает руководитель департамента образования Института трейдинга и инвестиций «Феникс» Евгений Удилов.

«Поэтому отражает данный индекс не столько реальные масштабы роста или угасания промышленной активности, сколько переменчивые настроения в деловой среде», — отмечает он.

Сотрудники и даже владельцы многих предприятий всерьёз напуганы бесконечными разговорами в прессе и статьями экономистов о рисках рецессии. Но теоретически спад мировой экономики и вправду может наступить, признает эксперт. Потребительский спрос в среднем в мире в последнее время не растет (хотя и не падает), и на этом фоне усугубляются торговые споры между государствами.

Но очевидных признаков спада валовых показателей в ведущих экономиках мира аналитик пока не видит. По его словам, есть только длительное замедление темпов роста и некоторая вынужденная инвестиционная вялость (во многом вызванная этими же предсказаниями).

«Проще говоря, капитаны бизнеса не спешат вкладываться в расширение, когда так много людей вокруг ждут спада. В итоге мрачные прогнозы становятся как бы „самоисполняющимися“, сомнения в умах приводят в действие торможение уже и экономических рычагов», — рассуждает Удилов.

Для оценки ситуации требуется широкий срез более объективных показателей, считает он. Также нужно отслеживать более полный набор данных об экономике других стран, торговых партнёров России, чтобы иметь возможность нормально оценить внешние для ее экономики текущие риски.

Мировая тенденция

© pixabay.com

Стремительное и сильное падение производственной активности — не уникальная ситуация, отмечает главный аналитик ООО «ЦАФТ» (Центр аналитики и финансовых технологий) Антон Быков. Аналогичное замедление сейчас фиксируется по всему миру, особенно в странах с развитой экономикой — в Германии (41,7), Японии (48,9), Италии (47,8), Швейцарии (44,6), Великобритании (48,3). В Китае (49,8) и США (47,8) производственная активность немногим выше, но также находится под отметкой в 50 пунктов, что говорит о сжатии сектора.

По мнению эксперта, такая тенденция — результат сразу нескольких факторов. С одной стороны, это завершение макроэкономического цикла, с другой, еще и последствия торговых войн.

«Стоит вспомнить, что наиболее серьезные удары США и Китай нанесли друг по другу в мае-июне этого года, так что с лагом в 2−3 месяца пришли первые последствия», — констатирует эксперт.

Но учитывая и без того низкие темпы экономического роста в России, такие цифры для производственных предприятий должны стать поводом для того, чтобы в срочном порядке готовиться к ухудшению ситуации, полагает он. А для государства, это повод продумать комплекс мер поддержки сектора.

«Очень вероятно, что, если к концу года текущие тренды сохранятся, в состоянии рецессии может оказать не только российская экономика, но и ряд наших соседей, а также ряд европейских стран», — прогнозирует аналитик.

Поводов для оптимизма он не видит. Текущие показатели — результат торговых войн, а реальных положительных изменений на данном направлении пока не видно. Можно, конечно еще надеяться на сезонные факторы (осенью экономическая активность обычно подрастает), но учитывая еще и циклическое замедление, скорее всего экономическая ситуация до конца 2019 года будет ухудшаться, предупреждает Быков.

Не только торговые войны

© pixabay.com

Ухудшение внешнего фона, безусловно, играет роль, поскольку прямо влияет на главную статью экспортных доходов России — энергоресурсы. Но и собственных проблем в стране тоже хватает. В этом году ее экономический рост сокращается почти вдвое, главным образом из-за снижения спроса на внутреннем рынке, налоговой политики, общей неопределенности экономической ситуации, а также неустойчивого частного потребления, перечисляет эксперт «Международного финансового центра» Гайдар Гасанов.

Вместе с тем, он полагает, что ожидать скорейшую рецессию в России все же не стоит. ЦБ РФ взял курс на количественное смягчение, который поможет поддерживать экономику в период влияния геополитических факторов, в том числе связанных и с торговыми войнами. Дальнейшее смягчение денежно-кредитной политики должно несколько смягчить замедление, в то время как налогово-бюджетное стимулирование должно подстегнуть экономический рост в 2020 и 2021 годах.

«При этом рост на уровне 1,2%, скорее всего, сохранится до конца 2019 года. В 2020 году ВВП может увеличиться на 1,8%», — заключает аналитик.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)