Трамп на тропе войны: каким будет блицкриг против Ирана

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

На минувшей неделе, 14 сентября, в результате атаки беспилотников на заводы саудовской национальной нефтяной компании «Saudi Aramco» пострадала крупнейшая в мире установка для переработки нефти. Ответственность за нападение взяла на себя дружественная Ирану вооруженная группировка йеменских повстанцев-хуситов.

По прогнозам аналитиков, после данного инцидента цена на нефть может взлететь до 70 долларов за баррель. Озвучивалась и внушительная цифра в 80 долларов. Весть о возможном росте цен на «черное золото» для России, с одной стороны, благоприятная, но есть в этой бочке меда и пара ложечек дегтя.


Давление глубинного государства

© flickr.com

Во-первых, атака иранских беспилотников на саудовские НПЗ, спровоцировавшая потерю половины саудовской нефтедобычи, ухудшила и так напряженные отношения между Вашингтоном и Тегераном. Несмотря на недавнее увольнение экс-советника президента США по нацбезопасности Джона Болтона, ратовавшего за войну с Ираном, вооруженный конфликт между государствами все еще на повестке дня в Белом доме. Вероятность мирного разрешения конфликта посредством заключения обоюдно выгодной сделки тает на глазах, уступая первенство силовому варианту развития событий.

Иран уже позиционируется американскими властями как виновник всех бед — Госсекретарь Помпео заявил, что нападение дронов было спланировано иранским правительством, а Линдси Грэм, старший сенатор от штата Южная Каролина и один из лидеров Республиканской партии, требует «сломать хребет иранскому режиму», призывая к жестким мерам — бомбардировкам Исламской Республики. 

«Другие способы уже не работают. Настало время для США на полном серьезе рассмотреть вариант налета на иранские нефтеперерабатывающие заводы, если Тегеран не прекратит свои провокации или обогащение ядерных материалов. Иран и дальше будет вести себя дерзко, если не пригрозить ему реальными последствиями», — неистовствует ярый республиканец.

Ясно одно — заявление Линдси Грэма адресовано не только Ирану, но и американскому лидеру Дональду Трампу, который может отдать приказ бомбардировщикам ВВС США совершить налет на иранские нефтяные вышки. Призыв к началу военных действий собирался осуществить и Джон Болтон, но был предусмотрительно уволен из президентской администрации. Тем не менее, дело его живет — все ждут от Трампа решительных шагов, и заключаются они в отнюдь не дипломатическом разрешении опасной ситуации.

Борьба за электорат

© flickr.com

Очевидно, что Дональд Трамп всеми силами пытается избежать очередной потасовки на Ближнем Востоке. Сирийский конфликт президент США постепенно свел на нет, ограничившись одной показательной ракетной атакой и «позабыв» раздутые медийные истории про применение сирийскими властями запрещенного химоружия. Инцидент в Керченском проливе тоже вовремя канул в Лету, хотя воинствующее антироссийское лобби в США требовало эскалации конфликта с Москвой, а также молниеносного введения натовских военных кораблей в Черное море, о чем авторитетные американские чиновники безуспешно пытались договориться с канцлером ФРГ Ангелой Меркель.

Однако иранский кризис более глубок и запутан. Американскому лидеру придется изрядно попотеть, чтобы вырваться из политической западни, в которую его загнало «глубинное государство». Дело осложняется тем, что избирательная программа самого Трампа строилась на противостоянии с Ираном и поддержке шиитских политических движений на Ближнем Востоке, а также отмене «ядерной сделки» и лишении Ирана ядерного оружия. Но в качестве одного из своих предвыборных обещаний войну с Исламской Республикой, Трамп, судя по всему, не рассматривал.

Внушительная часть электоральной базы нынешнего американского президента крайне отрицательно относится к призывам развязать еще одну войну на Ближнем Востоке. Избиратели прекрасно осознают, что такие «демократические» войны высасывают из государственной казны триллионы долларов, которые благоразумнее потратить на выплату пособий или налоговые льготы. 

Выборы нового американского президента состоятся уже осенью 2020 года, и голоса избирателей — ресурс весьма ценный. Блицкриг с Ираном — легкая и быстрая война без потерь и усилий — перспектива туманная и, несмотря на заверения Пентагона, мало осуществимая на практике, и потому в своих решениях по иранскому вопросу Трамп временно ориентируется на предпочтения народа, а не радикально настроенной политической элиты.

Ссора со Старым Светом

© flickr.com

Камень преткновения таится не только во внутриполитическом, но и в международном контексте. С одной стороны, Израиль не скрывает своей неприязни к Ирану и требует оказать максимальное давление на иранское правительство. 

Крепкие дружеские связи Дональда Трампа и его ближайшего окружения с израильским руководством, а также сильное еврейское лобби усугубляют сложившуюся ситуацию. 

С другой стороны, внезапный выход США из «ядерной сделки» и антииранские санкции подпортили дипломатические отношения США с Евросоюзом. Ключевые европейские державы подобное состояние вещей не устраивает — им даже пришлось запустить свой механизм обхода санкций через систему платежей «Instex», в которую, по информации иранских источников, уже до конца 2019 года будут зачислены средства в размере 15 млрд. долларов.

Политические эксперты уверяют, что ЕС не поддержит, а раскритикует Трампа в случае вооруженного нападения на Иран.

Более того, бомбардировка Штатами иранских нефтеперерабатывающих заводов спровоцирует европейские государства на развитие параллельной финансовой инфраструктуры и создание «евросоюзной армии» для отстаивания собственных геополитических интересов. Желание получить независимость от диктатора в лице США и вмешаться в войну для дальнейшего раздела сфер влияния подтолкнет европейских лидеров к «предательству». 

После грандиозного фиаско с сирийской кампанией американскому правительству вряд ли удастся вновь сформировать в Старом Свете «коалицию союзников» для удовлетворения своих внешнеполитических амбиций.

Нефтяная дилемма

© flickr.com

Помимо всего прочего, американо-иранский вопрос следует рассматривать и с экономической точки зрения. С одной стороны, итогом любой военной операции против Ирана станет повышение цен на нефть из-за сокращения иранского экспорта.

В зоне риска окажется также навигация в Персидском заливе и ключевые элементы нефтяной инфраструктуры Саудовской Аравии. Таким образом, рост цен на петролеум неизбежен, а Трамп, как известно, не планирует вызывать недовольство у своих избирателей, вынужденных переплачивать за бензин из-за очередной военной авантюры.

Если взглянуть на ситуацию под другим углом, американские нефтедобывающие компании, которые вносят существенный вклад в развитие американской экономики, в случае роста цен на нефть только выиграют. На данный момент стоимость барреля нефти в США составляет около 60 долларов, что исключает возможность для прибыльной добычи и приводит к многочисленным банкротствам в сфере нефтяной промышленности. Недавняя атака на саудовскую нефтяную инфраструктуру на руку американским нефтяным магнатам.

Дональд Трамп вынужден лавировать между Сциллой и Харибдой. С одной стороны — навязываемая ему война с Ираном, которой выгоднее избежать, с другой стороны — близящееся возвращение Ирана на мировой нефтяной рынок, что станет тяжелым ударом для нестабильной американской экономики.

Москва снимает сливки

© flickr.com

Согласно последним данным, Белый дом намерен в рамках недели высокого уровня Генассамблеи ООН в Нью-Йорке инициировать создание международной коалиции с целью оказания давления на Иран. 

По словам информаторов из администрации американского президента, Дональд Трамп не поддерживает план прямого военного воздействия в отношении Ирана, однако готов оказать поддержку Саудовской Аравии, если она развяжет войну против Тегерана. Помимо этого, Вашингтон планирует ввести против Ирана новые ограничения.

Складывается впечатление, что власти США мечутся от одной опции к другой, не в силах выбрать между войной и миром. Любое колебание в сторону дипломатического урегулирования проблемы сменяется в Белом доме воинственными настроениями. Недавние взрывы на аравийских НПЗ косвенно затрагивают национальные интересы США, и Вашингтону с каждым днем все сложнее сохранять нейтралитет.

Каким бы ни был исход трамповской дилеммы, для России в американо-иранском противостоянии больше плюсов, чем минусов: и в геополитической расстановке сил на Ближнем Востоке, и в резком росте цен на нефтяное сырье, и в натянутых отношениях Брюсселя и Вашингтона. 

Еще одна заметная выгода для Москвы от патовой для США ситуации кроется в росте популярности российских комплексов ПВО среди зарубежных покупателей. 

Подготовка Пентагона к бомбежкам Ирана, агрессивная внешняя политика США, а также паника Вашингтона в связи с размещением российских С-300 в Венесуэле послужили для российского ОПК отличной рекламой на мировом рынке вооружений.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)