Мигранты захватывают мир

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

Количество международных мигрантов достигло 3,5% от всего населения планеты, и оно растет быстрее, чем общее число жителей Земли. По данным ООН, с 2010 года в мире прибавилось 51 млн человек, перебравшихся за границу в поисках лучшей доли, и в общей сложности сегодня их насчитывается 272 миллиона. Больше всего «понаехавших» в Европе — 82 млн, затем идет Северная Америка (59 млн), Северная Африка и Западная Азия (49 млн).

Среди наиболее привлекательных для мигрантов стран первое место занимают США — там находится 51 млн приезжих, вторую и третью позицию делят Германия и Саудовская Аравия — по 13 млн в каждой, за ними следуют Российская Федерация (12 млн) и Великобритания (10 млн). Также пользуются спросом ОАЭ (9 млн) Франция, Канада и Австралия (по 8 млн) и Италия (6 млн).

Среди поставщиков мигрантов лидирует Индия — ее зарубежная диаспора составляет порядка 18 млн человек. На втором места Мексика (12 млн), за ней следуют Китай (11 млн), Российская Федерация (10 млн) и Сирия (8 млн).


Доля приезжих в общей численности населения наиболее высока в Океании (включая Австралию и Новую Зеландию — 21,2%) и Северной Америке (16%). Меньше всего она в Латинской Америке и Карибском бассейне (1,8%) и в Азии (Центральная и Южная — 1%, Восточная и Юго-Восточная — 0,8%).

Большинство международных мигрантов перемещаются между странами, расположенными в одном регионе. Из них 202 млн (74%) находятся в трудоспособном возрасте от 20 до 64 лет. 38 млн — моложе 20 лет. Женщин среди переселенцев чуть менее половины — 48%.

Купил билет — и полетел

© DPA/TASS

Росту международной миграции способствует изменение экономической модели мира, считает эксперт по вопросам миграции Евгений Варшавский. Механизм, построенный на перераспределении ресурсов с периферии в центральные фешенебельные страны, себя исчерпывает, поясняет он. Содержание местных элит обходится все дороже, и вывоз ресурсов перестает быть рентабельным. В результате закрываются компании, которые обслуживали данную схему, и местные жители теряют рабочие места.

Но одновременно серьезно изменилась транспортная доступность. В начале прошлого века перебраться через океан — это была целая эпопея, а сейчас — купил билет и улетел. Соответственно, возможности переместиться, например, из Северной Африки в Европу сегодня совершенно другие, даже по сравнению с тем, что было 50 лет назад.

«И когда происходит передел рынка, у людей есть возможность уехать намного дальше, чем в соседнюю провинцию. Они этим пользуются», — констатирует эксперт.

При этом миграция, как любой достаточно большой социальный процесс, хорошо управляема и в значительной мере носит не только стихийный характер, но и вполне себе структурированный, считает он. Серьезные миграционные потоки после двух мировых войн прошлого века привели к созданию Международной конвенции по правам беженцев, которая четко поделила всю миграцию на политическую и экономическую.

Россия, похоже, единственная страна, которая принимает и поставляет примерно одинаковое количество международных мигрантов. Проблема в том, что качество этих потоков заметно отличается. Уезжают в основном люди образованные, с хорошим культурным багажом, которые относительно легко встраиваются в западное общество. А в обратном направлении движутся не слишком квалифицированные трудовые ресурсы из стран с более низким среднем уровнем образования.

Мигрантофобия наступает?

В последнее время приток мигрантов снова начал раздражать россиян, свидетельствует данные «Левада-центра». Его специалисты второй год подряд фиксируют рост ксенофобских настроений, которые до этого снижались с 2014 года. Доля тех, кто хотел бы ограничить проживание в России какой-то этнической группы взлетела с 2017 года с 54 до 71%. При этом за ограничение проживания цыган выступают 40%, китайцев — 39%, выходцев из Средней Азии — 32%, уроженцев Кавказа — 31%, украинцев — 18%, евреев — 17%.

© Михаил Почуев/ТАСС

Тема мигрантов все чаще фигурирует среди проблем, которые больше всего тревожат россиян, констатируют социологи. Если в 2015—2017 гг. об этом говорили суммарно 17−18% опрошенных, то в 2019 году — уже 23%. Доля выступающих за ограничение трудовой миграции выросла за два года с 58 до 72%. При этом 64% респондентов считают, что их родственники и знакомые могли бы делать работу, которую выполняют мигранты.

По словам Варшавского, в Москве официально зарегистрировано порядка 1,8 млн мигрантов. При этом во многих отраслях городского хозяйства их доля заметно превышает 50%, и коренным столичным жителям устроится туда на работу очень сложно.

«Это целенаправленная политика по замещению местной рабочей силы иностранной — она дешевле, ее легче контролировать. А долгосрочные социальные последствия бизнес не волнуют», — поясняет эксперт.

Директор проектов фонда развития международных связей «Добрососедство» Юрий Московский, в свою очередь, отмечает, что говорят о конкуренции с мигрантами, как правило, люди, которые сами вовсе не претендует на занятые иностранцами места. Но в целом желание видеть поменьше «понаехавших» в обществе действительно присутствует. Это нормально, вопрос в степени накала страстей.

Пока что подобные настроения не превалируют, и Москва — вполне безопасный и доброжелательный город для приезжих, уверяет эксперт. В частности, происходит резкое снижение уровня преступлений по отношению к иностранным гражданам на почве расовой ненависти и неприязни.

«По нашим наблюдениям, роста уровня мигрантофобии нет, но есть заказ на то, чтобы он был. Связано это с тем, что есть попытки ужесточения миграционного законодательства под предлогом кризиса, и с тем, что некоторые товарищи хотят, чтобы взятые под контроль миграционные потоки приносили прибыль — им конкретно», — говорит Московский.

Теоретически, современная Россия вполне может вообще обойтись без мигрантов (да и без половины коренного населения), невесело шутит он, но недаром власти уже несколько раз объявляли миграционную амнистию: это говорит о том, что мигранты в российской экономике все-таки нужны.

С российской диаспорой за рубежом тоже не все гладко. Она практически не структурирована, сетует Варшавский, тогда как, например, Китай осуществляет государственную программу поддержки китайцев за рубежом. Даже термин специальный есть — хуацяо. Это лицо китайской национальности, проживающее за пределами страны, и имеющее иное гражданство. И это особый статус, который дает человеку ощущение, что у него прочная связь с родиной, и четкое понимание, что за его спиной в случае чего всегда встанет китайский консул.

Многие государства осуществляют финансовую поддержку людей, которые уезжают в другую страну, — выплачивают им подъемные. Потому что потом, когда человек устраивается на новом месте и начинает получать зарплату, он присылает на родину намного больше. Сумма денежных переводов мигрантов на родину в три раза превышает объем средств, выделяемых на оказание официальной помощи в целях развития. При том, что это всего 15% их заработка. Остальные 85% оседают на местных рынках, говорится в докладе ООН. В России подобных программ нет.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)