Почему нельзя было договориться с террористами в Беслане

© ТАСС/ Сергей Узаков

Первого сентября исполняется пятнадцать лет со дня теракта в школе № 1 в Беслане, который унес жизни, по официальным данным 334 человек — в основном, детей. Террористы два с половиной дня держали в заложниках учителей, детей и их родственников, среди которых были пожилые люди и младенцы. Близкие погибших до сих пор пытаются понять, как могла произойти эта тщательно спланированная атака и был ли шанс на спасение их родных.

Глава Союза «Офицеры группы Альфа» Алексей Филатов рассказал «Ридусу» о той операции и о том, как изменилась подготовка спецназа с тех пор.


Почему не было команды «штурм»: особенности операции

© ТАСС/Сергей Узаков

«Операцию в Беслане правильнее назвать операцией по спасению заложников, потому что команды спецназу «штурм», принятой при операциях по освобождению заложников, как таковой не было. И это одна из главных отличительных особенностей операции в Беслане», — сообщил он.

Как отметил Филатов, операция началась после внезапных взрывов в здании школы и начала там стрельбы.

«В результате подразделения спецназа входили в бой, что называется „с колес“. И разные подразделения вошли в здание школы лишь спустя двадцать, тридцать, а некоторые даже через сорок минут после взрывов в школе и начала расстрела заложников, пытающихся покинуть местами горящее здание школы», — поделился эксперт.

Алексей Филатов назвал и другие особенности проведения операции — это и огромное количество заложников, и большое число очень хорошо вооруженных и имеющих боевой опыт террористов, и постоянный контакт спецназа с местными жителями во время подготовки операции.

«Удалить их на безопасное расстояние от школы было практически невозможно. Они очень переживали за судьбу захваченных детей и были готовы стрелять по спецназу в случае начала штурма», — уточнил он.

Почему не выполнили требования террористов

© Антон Подгайко/ТАСС

Корреспондент «Ридуса» также спросил у главы Союза «Офицеры группы Альфа», возможно ли было выполнить часть требований террористов и отправить к ним тех, кого они хотели на переговоры.

«Переговоры с террористами вести всегда необходимо. Даже если нет уверенности в том, что они приведут к каким-то результатам. Прежде всего, это нужно для проведения разведки и принятия дальнейшего решения либо по штурму, либо по каким-либо другим мероприятиям. Это всегда выигрыш времени, который дает возможность принять правильное решение. В ситуации в Беслане было понятно, что договориться с террористами будет практически невозможно, что было, прежде всего обусловлено тем, что в заложниках находились маленькие дети в нечеловеческих условиях. Поэтому время для переговоров было очень ограничено», — ответил Филатов.

Как он считает, в планы террористов мирное решение ситуации не входило.

«То есть, по сути повторялась ситуация 1995-го года в Буденовске, после которой был подписан, я считаю, унизительный для Российской Федерации Хасавюртовский мир. В конечном итоге, как мы помним, это Хасавюртовское соглашение окрылило террористов, и все это привело ко второй чеченской войне. В той войне погибли десятки тысяч как мирных жителей, так и военнослужащих российской армии. Это были огромные жертвы. Поэтому нахождение консенсуса в переговорах с террористами в Беслане по уже известному сценарию могло привести к еще большим жертвам. Таким образом, с учетом того, что в истории России такая ситуация уже была, я считаю, что найти решение переговорным путем в Беслане не представлялось возможным», — сказал он.

«Их можно понять»: как мирные жители пытались помочь спецназу

© ТАСС/Сергей Узаков

Алексей Филатов рассказал, как мирные жители пытались помочь спецназу справиться с террористами и спасти заложников. Он напомнил, что, хотя намерения людей были благими, иногда они создавали помехи спецназу.

«Огромное количество мирных жителей — в том числе, вооруженных мирных жителей, — участвовали в этой операции. К сожалению, можно понять состояние отцов, старших братьев, чьи дети и родственники находились в это время в заложниках. Были даже такие случаи до начала проведения мероприятий по спасению заложников, когда к спецназовцам подходили мирные жители и говорили, что если вы пойдете на штурм, то мы будем стрелять вам в спину, поскольку во время штурма могут погибнуть наши дети. То есть, эмоциональный фон при подготовке данной операции был очень тяжелый, сложный. Но объективно, по-человечески, можно понять состояние отца, чей маленький ребенок находится в заложниках… И вся эта атмосфера осложнилась тем, что, как я уже говорил, операция началась не по команде „штурм“, когда при подготовке можно было локализовать присутствие местных жителей в окрестностях школы, а после неожиданных взрывов в здании школы», — сообщил собеседник «Ридуса».

По словам главы Союза «Офицеры группы „Альфа“», поэтому произошло так, что некоторые мирные жители начали бой даже раньше, чем основные силы спецназа.

«В этой обстановке спецназу уже по факту приходилось действовать рука об руку с местными жителями. Хотя, конечно, это вносило огромную сумятицу. Понятно, что спецназу невозможно было осуществлять согласованные действия по ведению огня с местными жителями. Кроме того, вооруженных мирных местных жителей было сложно отличать от тех людей, которые могли быть террористами. Но местное население очень здорово помогло при оказании первой помощи, при эвакуации заложников, пострадавших с места трагедии», — поделился он.

Как изменилась подготовка спецназа

© nac.gov.ru

Филатов сообщил, что подготовка бойцов спецназа меняется всегда — после любых событиях, в которых они участвуют.

«К сожалению, в конце ХХ века — начале XXI века в Российской Федерации были проведены очень серьезные теракты, которые внесли очень существенные изменения и в подготовку спецназа, и в тактику, и в стратегию ведения борьбы с терроризмом. Были сделаны достаточно серьезные выводы. И подтверждением тому является тот факт, что после упомянутых событий 2004 года такого страшного и масштабного теракта на территории страны больше не было. Основная задача, которая была поставлена, и сейчас она, я считаю, решена — это то, что в борьбе с терроризмом был перенесен акцент с работы по факту проведения терактов на их профилактику и пресечение в процессе подготовки. И работа эта стала вестись в районах нахождения террористов. Мы стремимся их нейтрализовать в тех местах, где они проводят подготовку, где они планируют эти теракты, не давая им времени на подготовку к реализации задуманного», — рассказал он.

Со слов Филатова, террористов постоянно преследуют в зоне их дислокации, не дают им времени прийти в себя, продумать план действий и отдышаться.

«Таким образом, ведя эти действия в „логове“ террористов, мы добились того, что количество терактов после 2004 года уменьшилось на порядок», — сказал эксперт.

Как со временем меняются требования террористов

© twitter.com

Алексей Филатов сообщил, что с годами наблюдается мало изменений в требованиях членов террористических группировок.

«Требования террористов со временем меняются очень мало. Это, прежде всего, освобождение из тюрем их подельников. Это финансовые требования (и понятно, что эти деньги пойдут на финансирование будущей террористической деятельности). И другие подобные вещи, которые с годами практически не меняются», — сообщил он.

Филатов отметил, что террористы сменили тактику — на сегодняшний день захваты заложников стали совершаться гораздо реже.

«То, что мы сегодня видим, например, в Европе — это использование автомобилей для наезда на людей, это использование огнестрельного или даже холодного оружия. Приемы, используемые террористами, во многом определяется тем, на что делается упор при противодействии терроризму на тех или иных территориях. Террористы подстраиваются под местную специфику. Если на территории какого-то государства установлен жесткий контроль за взрывчатыми веществами, провезти или пронести которые крайне сложно, то террористы используют огнестрельное оружие. Если в стране есть серьезные ограничения по обороту огнестрельного оружия, террористы берут в аренду большегрузный автомобиль и направляют его в топу людей в местах их массового скопления. Могут использовать беспилотные летательные аппараты», — рассказал он.

Глава Союза «Офицеры группы Альфа» подытожил, что террористы активно используют все современные достижения науки и техники и при этом обычно не действуют по шаблону.

«Их действия меняются в зависимости от того, в какую среду противодействия силовых структур они попадают», — заключил он.

Ранее с «Ридусом» также пообщалась Анета Гадиева — заложница из бесланской школы, потерявшая дочь. Она рассказала, как живет сейчас ее семья и другие матери, на которых обрушилось это горе.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)