Нужна ли Россия «Большой семерке» и наоборот

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Неожиданная новость о возможном возвращении России в международный клуб G7 вызвала немалый общественный резонанс. 

Почему вдруг наши западные партнеры заговорили о том, чтобы возродить формат «Большой Восьмерки»?


© Michael Kappeler / dpa/picture-alliance / ТАСС

В целом, собрания «Группы семи» несут в себе исключительно имиджевую составляющую. Участие или неучастие в G7 не привносит никаких изменений в политику или экономику стран. Намного полезнее — формат «Большой двадцатки», членами которой являются ведущие мировые экономики.

«Большая семерка» — это клуб для западных государств, и на саммитах G7 затрагиваются преимущественно локальные, а не глобальные интересы. Таким образом, данный мини-формат давно себя изжил, и мир, в частности Россия, в нем не нуждаются.

Восьмым будешь?

© AP Photo/Francois Mori/ТАСС

20 августа американский телеканал CNN со ссылкой на информатора в Белом доме сообщил, что глава Франции Эммануэль Макрон во время телефонного разговора с Дональдом Трампом выдвинул идею пригласить Россию на саммит G7 в 2020 году, и американский лидер смелое предложение одобрил. Тем не менее, Макрон заявил, что возвращение России напрямую зависит от исхода переговоров по украинскому вопросу.

Президент США в ответ сделал публичное заявление о вероятном включении России в G8. «Определённо, я считаю, что „Большая семёрка“ может вновь стать „Большой восьмеркой“. Если бы кто-то выступил с подобным предложением, я бы отнесся к этому весьма благосклонно. Я полагаю, в свое время президент Обама считал нахождение России в составе G8 неприемлемым и хотел, чтобы Россию исключили, потому что Путин его переиграл», — заявил Трамп журналистам.

G7: начало

© ТАСС/ Роман Сапоньков

Наши европейские «друзья» часто акцентируют внимание на том, что Москву из «Большой восьмерки» исключили. Однако, если разобраться, что конкретно из себя представляет формат G7/G8, то становится понятно, что утверждение это не совсем корректно.

«Группа семи» — это неофициальный клуб, объединяющий Великобританию, Германию, Италию, Канаду, США, Францию и Японию. Важно отметить, что G7 не является международной организацией, она не основана на международном договоре и не имеет устава и секретариата. В ходе саммита лидеры стран-участниц совместно принимают политические решения, которые, однако, не являются обязательными — они необходимы лишь для выражения позиции государства по ключевым вопросам.

Формат «Большой четвёрки» возник в 1973 году, туда вошли Франция, Германия, США и Великобритания, а к 1976 году группа расширилась до семи участников. Понятие «Большая семёрка» возникло в российской публицистике в начале 1990-х годов из-за неверной расшифровки английского сокращения G7 как «Great Seven» («Большая семёрка»), за которым на самом деле кроется «Group of Seven» («Группа семи»).

Впервые Россия присутствовала на саммите G7 в 1991-м, а в 1997 году стала полноценным участником клуба. Интересно, что первый саммит G8 проходил в Соединённых Штатах. В 2020 году члены международной группы также соберутся в США, возможно, уже при участии российской делегации. Россия принимала G8 в Сочи в 2014 году, но из-за ситуации в Украине лидеры семи стран бойкотировали саммит. Исключить Россию из G8 не представлялось возможным, поскольку для данного процесса нет официально закреплённой процедуры. В итоге, «Группа восьми» банально поменяла название и трансформировалась в «Группу семи».

Во время своего недавнего визита во Францию Президент РФ Владимир Путин отметил, что «Восьмёрки» не существует. Россия не может вернуться в организацию, которой нет. Что касается возможного формата в рамках восьми государств — Москва никогда ни от чего не отказывается и в любое время ждёт в гости западных партнёров, уже в рамках «семёрки».

Мнения разделились

© PA Wire/PA Images

Саммит «Большой семерки», который планируется провести в 2020 году в США, может состояться уже при участии России, но для этого необходимо согласие всех семи входящих в клуб стран. Какова же вероятность подобного исхода?

США

Дональд Трамп ещё в прошлом году в преддверии саммита в Канаде упорствовал, что присутствие России на форуме пойдет всем на пользу. Поддержка американского лидера объясняется тем, что налаживать контакты с Москвой он может только в рамках международных форматов: любые связи президента США с русскими в Штатах воспринимаются крайне враждебно. Тем более, через год в Америке вновь грядут выборы президента, и рисковать ради Москвы своими шансами на победу Трамп не намерен.

Канада

Страна не только негативно относится к возвращению России в G7, но и усиленно лоббирует введение нового пакета антироссийских санкции. Это не удивительно, ведь в канадских политических кругах много украинских эмигрантов, то же относится и к электорату. Согласиться на возвращение России в «семерку» — значит потерять голоса украинских избирателей, и делать этого канадское правительство, конечно, не собирается.

Великобритания

Инцидент с отравлением бывшего военного разведчика Сергея Скрипаля еще больше ухудшил и так натянутые отношения между Лондоном и Москвой. Голословно обвинив Кремль в покушении на убийство шпиона и его дочери, Соединенное Королевство ясно дало понять — Россия и Великобритания скорее враги, чем друзья. Новый премьер-министр Великобритании Борис Джонсон, несмотря на русские корни, симпатий к России не питает и потому вряд ли проголосует за воскрешение G8.

© PA Wire/PA Images

Германия

Берлин свою позицию по возвращению России пока четко не озвучил. Канцлер ФРГ Ангела Меркель умышленно уходит от прямого ответа. В июне 2018 года политик осторожно уточнила, что, в принципе, видит Россию на саммите «восьмерки», но только при условии выполнения Минских соглашений. 

Будучи наравне с Россией и Францией гарантом этого документа, Германия может непосредственно повлиять на ход развития событий.

Франция

Хозяин Елисейского дворца Эммануэль Макрон всеми силами пытается сместить Ангелу Меркель с позиции негласного главы Евросоюза. 19 августа во время переговоров с Владимиром Путиным французский лидер уверенно говорил о налаживании связей с Москвой. Более того, Макрон написал в «Facebook» пост о «глубоко европейской России», причем на русском языке, тем самым вызвав недовольство украинских политиков. На данный момент президент Франции агитирует своих коллег по «Группе семи» вернуться к G8, хотя всего год назад Париж был откровенно против данной инициативы. Времена меняются.

Италия

Правительство Италии всячески приветствует любые дипломатические контакты с Москвой. Вице-премьер страны Маттео Сальвини, которого прочат в премьер-министры Италии, не раз заявлял, что, по его мнению, Владимир Путин — великий человек. Следовательно, в случае голосования за включение России в состав «восьмерки», Рим, несомненно, проголосует «за».

Япония

Москва и Токио не находятся в открытой конфронтации, но дружественными их отношения можно назвать с натяжкой. Руководитель МИД РФ Сергей Лавров подчеркивает, что Япония отчитывается о каждом своем шаге перед США, выступает за продление антироссийских санкций, а в ООН всегда принимает сторону Вашингтона. Еще один ключевой момент — Япония и Россия с 1945 года формально находятся в состоянии войны. Токио не желает заключать мирный договор, пока Россия не передаст Японии часть Курил, а это вряд ли когда-нибудь произойдет.

А что Москва?

© Валерий Шарифулин/ТАСС

Российская сторона не особо переживает по поводу ликвидации формата G8, ведь вести диалог можно и на полях более масштабных международных саммитов, к примеру, G20. Данный формат является более удобным и выгодным для Москвы с геополитической точки зрения, так как он подразумевает присутствие таких влиятельных игроков, как Индия и Китай.

Как отмечает российский лидер Владимир Путин, «более полноформатные площадки сегодня играют заметную роль. Помимо G20, Россия активно работает во многих региональных организациях, включая ШОС и БРИКС». Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков также обозначил, что возвращение России в G8 — это не самоцель. Тем более, обсуждение глобальных проблем без таких стран, как Индия и Китай, «является малоэффективным».

Глава внешнеполитического ведомства Сергей Лавров заявил, что Москва «не видит большой беды» в прекращении формата G8 и не будет за него «цепляться». По словам дипломата, «большая двадцатка» более приспособлена как площадка для рассмотрения экономических и финансовых вопросов. «Группа восьми» имела смысл только в качестве переговорного пункта для России и Запада.

На практике, уход России из «Большой восьмёрки» не обернулся для страны международной изоляцией. На саммите G20 в Осаке Владимир Путин провёл переговоры с лидерами многих государств, включая стран-участниц G7: Дональдом Трампом, Ангелой Меркель, экс-премьером Великобритании Терезой Мэй, Эммануэлем Макроном и главой правительства Японии Синдзо Абэ.

По сути, Россия с блеском приспособилась к новым геополитическим условиям и активно включилась в международный диалог уже в рамках более крупных форматов. Еще один плюс «исключения из клуба» для России — это отсутствие лишних трат на организацию саммитов. Возвращаться в G8 или нет — для Москвы эта тема теперь не особо актуальна. Членство России в «восьмерке», как и в ПАСЕ, больше заботит западные страны, для которых это единственная возможность повлиять на политику Кремля.

В целом, собрания «Группы семи» несут в себе исключительно имиджевую составляющую. Участие или неучастие в G7 не привносит никаких изменений в политику или экономику стран. Намного полезнее — формат «Большой двадцатки», членами которой являются ведущие мировые экономики. «Большая семерка» — это клуб для западных государств, и на саммитах G7 затрагиваются преимущественно локальные, а не глобальные интересы. Таким образом, данный мини-формат давно себя изжил, и мир, в частности Россия, в нем не нуждаются.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)