Шойгу увидел угрозу России с Востока

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

Стремление США нарастить свое влияние в Азиатско-Тихоокеанском регионе создает для России угрозу с Востока, заявил министр обороны РФ Сергей Шойгу в среду на коллегии ведомства. По его словам, Вашингтон старается ослабить позиций России и Китая в Юго-Восточной Азии и на этом стратегическом направлении сохраняется тенденция к осложнению военно-политической обстановки.

В качестве «адекватной реакции» Минобороны наращивает число контрактников в воинских частях округа, планирует 62 организационных мероприятия и более 120 штабных и межвидовых учений. До конца года округ также получит 1743 единицы вооружения и военной техники.


Сбалансировать возможности

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

В военном отношении Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе, безусловно, уязвима, и наращивать там вооруженные силы необходимо, соглашается с министром президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов. Причем не только из-за США, но и региональных игроков. Военное могущество того же Китая и его растущие амбиции должны быть сбалансированы военными возможностями России в регионе. Но с учетом глубоких партнерских отношений РФ и КНР на данном этапе дипломатически гораздо правильнее и удобнее делать это со ссылкой на американскую угрозу.

Угроза большой войны с крупными, серьезными, великими военными державами на сегодня невелика, хотя полностью ее нельзя сбрасывать со счетов никогда. Но, как говорил Бисмарк, „меня не интересуют ваши намерения, меня интересуют ваши возможности“. Если, допустим, возникнет вооруженный конфликт той или иной степени интенсивности, безусловно, Дальний Восток может оказаться одним из его театров, — отмечает эксперт.

Реальной угрозы со стороны США или региональных игроков сегодня нет, поддерживает коллегу эксперт международной организации CIS-EMO Станислав Бышок. Главная восточная страна, с которой граничит Россия, — Китай. С ним отношения достаточно ровные. Остальные государства (Япония, Северная и Южная Корея, Филиппины) не являются противниками для РФ.

Что же касается США, сегодня это единственная глобальная держава, которая действует так, будто в ее обязанности входит поддержание мира в той конфигурации, которую она считает правильной. И в этом смысле Вашингтон не собирается слишком сильно сокращать свое военное, политическое и экономическое присутствие во всех частях мира. Однако ни в каких заявлениях и документах в США не наблюдается территориальных амбиций в отношении России.

Но сама логика международных отношений диктует необходимость зеркальности в вопросе вооружений, тем более когда это касается великих держав, к которым относится и Россия.

Если ваши соседи, тоже великие или глобальные державы, наращивают военный потенциал где-то у вас на границах относительно близко, вы просто обязаны тут же его наращивать со своей стороны. Но это не говорит о том, что вы верите, что в какой-то момент это оружие будет использовано против вас. И это не означает наличия реальной угрозы. Никто ни на кого нападать не собирается, — уверен аналитик.

Он также напоминает, что должностная обязанность любого министра обороны любой страны мира — искать угрозы. А в нынешней геополитической обстановке угроза для России действительно исходит откуда угодно, кроме Севера, потому что там у нас Арктика.

Какая угроза страшнее

© Коллаж/Ridus

Главная восточная угроза для России и Китая, как это ни парадоксально, исходит не столько от США, сколько от Северной Кореи, полагают эксперты. С учетом ее ядерной программы неуправляемый конфликт на Корейском полуострове может оказаться опасным для соседних стран с точки зрения экологических последствий. Плюс в случае каких-то серьезных катаклизмов в КНДР на их территорию хлынут потоки беженцев.

Здесь риск не вовлечения нашей страны в конфликт, а в том, что может задеть рикошетом. Конечно, Россия как держава АТР абсолютно не заинтересована, чтобы у ее границ полыхал какой-то конфликт. И, напротив, сближение Северной и Южной Кореи открыло бы для нас новые возможности, связанные с развитием транзита и приграничного сотрудничества, — рассуждает Ремизов.

А вот территориальные споры в Южно-Китайском море, которые могут иногда перерастать в острую фазу, России в определенной степени даже на руку. Они оттягивают на себя стратегическое внимание и военные приоритеты Китая, также как Тайвань и опасения по поводу того, что США могут в случае чего использовать свою океанскую мощь, чтобы ограничить глобальные возможности китайской торговли.

Для России, конечно, плюс, что военные приоритеты Китая сегодня преимущественно ориентированы в эту сторону, — отмечает Ремизов.

Сами по себе территориальные споры в Южно-Китайском море вовсе не страшны, как может показаться. Просто в современном гиперинформационном мире каждая локальная стычка воспринимается как преддверие большой войны, добавляет Бышок. На самом же деле речь идет о нескольких островах, на которых даже никто не живет, и весь вопрос в том, чей флаг будет развиваться над ними — японский или китайский.

Это сопоставимо с вопросом о том, кому принадлежат Южные Курилы. Из-за кучки островов, где японцев нет и куда они не планируют переселяться, Япония и Россия никак не могут подписать мирный договор по итогам Второй мировой войны, но явно не считают это поводом затевать новую битву.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)