Даниил Эпштейн

Политический обозреватель «Ридуса»

Все статьи автора
автор

Навальный и Соболь слили протест: арестованные в суд, остальные — на выборы

-30830

Есть две причины, по которым Алексей Навальный и Любовь Соболь отказались от продолжения протестной волны и откровенно слили митинговую активность в Москве. Одна из этих причин очевидна, вторая — скорее повод задуматься. Начнем с контекста.


Первое пришествие

Как известно, митинги в Москве начались до того, как Мосгоризбирком и ЦИК окончательно отказали в регистрации ряду кандидатов на выборах в Мосгордуму. Но еще в июле Любовь Соболь, Илья Яшин, Дмитрий Гудков, Иван Жданов и другие поняли, что с такими подписными листами, где и мертвые души, и просто выдуманные избиратели, участвовать в выборах они не смогут. Как и почему эти нарушения были допущены — другой вопрос. Кто-то считает, что это было сделано специально — и не какими-то провокаторами, а самими кандидатами. Кто-то, например председатель ЦИК Элла Памфилова, ссылается на недостаточный опыт этих политиков. Отсылка странная, потому что, например, оба Гудковых участвовали и в кампаниях более высокого уровня, Юлия Галямина и Яшин — действующие муниципальные депутаты. То есть сбор подписей все они точно проходили и либо нарушения допускали и тогда тоже, либо зачем-то сделали это только сейчас.

В любом случае 12 апостолов были найдены. Мантры про «недопуск по фальсифицированным причинам» выучены, вместо «Отче наш» — «Допускай». Можно идти проповедовать. Куда идти? Конечно, на митинги. Что же до мессии, то им, само собой разумеется, стал Навальный. Благополучно «закрытый» еще до начала ежесубботних бдений на площадях и улицах Москвы, его голос в виде постов в ЖЖ и соцсетях доносился до толпы страждущих откуда-то сверху. Он был над ними. А история с отравлением, которого, как выяснилось, не было, лишь закрепляла его на самовоздвигнутом страдальческом кресте.

Чего не хватало в этой истории — так это «гонений на христиан». А какие могут быть гонения, если первый митинг был согласован властями, полиция никого не трогала, да и трогать не собиралась? Значит, надо нарушать, — и вот уже правая рука мессии Соболь ведет толпу к Мосгоризбиркому разбивать палатки и требовать «справедливости», уже тогда, как юрист, прекрасно понимая, что и эти, и последующие требования невыполнимы — ни одна избирательная комиссия не может зарегистрировать кандидата без учета подписей и проверки таковых. Но шум удался.

Стояния на Трубной, устроенные Соболь «на волне успеха», провалились, но вовсе не из-за дождливой погоды, установившейся в те дни в Москве. Просто злые римляне никого не трогали — полиция лишь наблюдала за происходящим. Картинка была скучной и не вдохновляла ни СМИ, ни идеологов. Не было в ней ничего святого, ибо не было страданий. И даже объявленная Соболь «голодовка» не помогала, в нее мало кто верил — один съел что-то не то, другая решила не есть ничего вообще, периодически забывая, что голодный человек должен худеть и падать в обмороки, а не кататься на диване по избиркому и задорно вещать в отключенный микрофон на трибуне ЦИКа.

В поисках жертв

Навальный и Ко понимали: если они хотят заявить о себе, а они заявить о себе очень даже хотели, нужно действовать вне рамок закона, то есть — отказываться от согласованных акций. Сделать это можно двумя путями — нарушать сроки подачи уведомления или заявлять в качестве площадки место, которое априори не будет согласовано. Например, Тверскую — там ты точно помешаешь пешеходам, там ты точно помешаешь транспорту, а значит, там тебе точно ничего никогда не согласуют. Так и случилось 27 июля. «Допускай!» — доносилось откуда-то сверху, и как Святой Дух являлся голубем людям, так и слово Навальново спускалось щебечущей птичкой Twitter.

27 июля казалось безусловной удачей. Но это не было удачей Навального. Это не было удачей Соболь и других «апостолов», которых на митинг попросту не пустили, задержав за призывы к незаконной акции. В тот момент они еще и сами толком не понимали, что это начало конца, что уже через неделю с икон в руках молодежи будут смотреть лики совсем других «святых».

Явление нового мессии

Митинг 27 июля вывел «на сцену» 12 новых апостолов — арестованных по уголовному делу о массовых беспорядках. Частично они действительно координировались через группы «Команды Навального», частично — через структуры «Открытой России». А частично — совсем новыми лицами, прошедшими хорошие школы гражданского лидерства и прочих активностей. Кто-то, конечно, действовал ситуативно. Но ничего не поделаешь — все это зафиксировано, все это есть на видео и в Сети, и в СК: вот Евгений Коваленко кидает тяжелую урну в омоновца, вот Кирилл Жуков пытается схватить другого омоновца за шлем, вот в рюкзаке Ивана Подкопаева находят нож и газовый баллончик, вот Данила Беглец толкает полицейского, вот Валерий Костенок кидается в сотрудников бутылками, а вот Даниил Конон и Владислав Барабанов руководят толпой. И Егор Жуков — новое «лицо протеста». Новый мессия.

Кто провозгласил его таковым, остается только догадываться. Но этот выбор, безусловно, удачен. Он молод и красив, он умен и красноречив. Он гораздо органичнее, чем Навальный, смотрится на иконах-плакатах в руках таких же молодых. Он — студент одного из самых думающих вузов, а студенческий протест обкатан десятилетиями и героизирован множеством фильмов. Он — один из «Мечтателей» Бертолуччи.

Столь долгая история необходима, чтобы понять очевидность одного из мотивов Навального, про которого после 27 июля словно забыли и московские активисты, и западные СМИ. Начиная с 3 августа герой — Жуков. Митинг-концерт 10 августа — уже не про «Допускай Соболь», а про «Отпускай Жукова». И это о нем, о Жукове, а не о Навальном и Соболь, говорит Оксимирон и пишут блогеры, это его имя звучит со сцены перед 20 000 зрителей концерта, это о его защите пытаются договориться крупные лоббистские компании США с членами СПЧ, о нем пишут американские профессора руководству российских вузов.

Второго не будет?

Ревность Навального уже проявлялась в истории с Иваном Голуновым, ради которого на улицы вышло гораздо больше, чем когда-либо — ради Навального. Терпеть второго такого Голунова он не станет, а имя Жукова произнесет лишь всуе — чтобы сознательно слить протест. «Слит Навальным, потому что он на самом деле был крайне разочарован тем, что, как ему показалось, из его рук уплывает руль оппозиции. Он перестает быть фронтменом», — справедливо пишет политолог Павел Данилин.

Слить протест — единственная возможность сделать так, чтобы о Жукове и новых «апостолах» перестали говорить на площадях. И вот уже Навальный внезапно меняет тактику, удивительным образом повторяя тезисы из видеообращения Сергея Фомина, сдавшегося полиции: будем освобождать, а не митинговать. «С точки зрения „немедленно отпускай“ такие митинги не подходят», — пишет Навальный. Как всегда, просит денег — якобы на защиту, но идти призывает уже не на улицу, а на избирательные участки.

Идею «Умного голосования» тут же подхватывает и Соболь, чей нимб великомученицы стал растворяться на глазах после появления тех, кто спит не дома, а на нарах. Она, еще недавно заявлявшая о незаконности текущих выборов в Мосгордуму как таковых, теперь призывает взять в руки не плакат, а бюллетень. Проголосовать за кого угодно, кроме кандидатов мэрии, советует она, противореча вчерашней самой себе — той Соболь, которая говорила, что нет никаких независимых кандидатов на этих выборах. А те, что есть, — согласованы с московскими властями. За них-то она и зовет голосовать.

А что Яшин, Гудков и прочие? Разводят руками, получая новые сроки по административке. Их обыграли со всех сторон: им не дали стать лицами митингов, их не спросили про «Умное голосование». Их слили так же, как и весь протест.

Бенефициары

И вот тут-то самое время поразмыслить о неочевидных причинах слива. Самое время задать себе вопросы и предложить ответы.

Кто больше всех выигрывает от «Умного голосования»? Конечно, мэрия Москвы. Потому что оно в любом случае повышает явку, а кандидаты в любом случае согласованы. По большому счету столичным властям все равно, кто выиграет. К тому же близкий Навальному профсоюз «Учитель» заявил, что его члены не будут работать на участках. А значит, и нарушения не смогут остановить.

И это единственная цель «Умного голосования»? Конечно нет, потому что заодно Навальный создаст полную базу — с именами, фамилиями и домашними адресами — всех оппозиционно настроенных москвичей. Очень удобно для последующей передачи куда следует.

Повысили ли митинги интерес к выборам? Безусловно, хотя еще в июне все предсказывали, что кампания будет тихой, а значит и явка — низкой.

Зачем нужна высокая явка? Для того чтобы придать выборам статус легитимных.

А что, так и было задумано изначально? Ваш вариант.

А что, это сговор? Вы сказали. Но Навальному не впервой помогать тем, против кого он якобы борется. На президентских выборах в 2018 году он придумал «бойкот голосования», то есть сначала собрал, а затем сознательно увел с избирательных участков всех тех, кто мог бы проголосовать против Путина. Результат известен.

Так что же будет с Егором Жуковым и другими? «Пишите письма», как сказал сам Навальный. Они будут сидеть в тюрьме, пока он на собранные деньги поедет отдыхать, а Соболь — поправлять лицо в косметическом салоне. Для новых шоу.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)