Будет ли в России 4-дневная рабочая неделя

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Госдума РФ уже в сентябре может подключиться к разработке законопроекта о сокращении рабочей недели до четырех дней, заявил первый замруководителя думской фракции «Единая Россия», член комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов Андрей Исаев. По его мнению, такой переход даст людям больше времени на отдых с семьей и самообразование. При этом парламентарий подчеркнул, что необходимое условие — сохранение существующего уровня зарплаты и ее индексация «по мере возможностей предприятий и государственного бюджета».

В начале прошлого века многим казалась фантастической идея сократить рабочий день до восьми часов, напомнил депутат. Переход на четырехдневную рабочую неделю при сохранении заработной платы также вполне осуществим, уверен он. Исаев считает, что сокращение рабочей недели поможет затормозить рост безработицы, но внедрять новое расписание нужно постепенно (например, ежегодно «отрезать» по часу у пятницы), чтобы не шокировать экономику.


С инициативой о сокращении рабочей недели выступила Федерация независимых профсоюзов России. Аналогичную идею ранее озвучил глава российского правительства Дмитрий Медведев, мотивировав ее развитием экономики, информатизацией и роботизацией производства. Такой график станет «новой основой социально-трудового контракта», полагает премьер-министр.

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Минтруд, в свою очередь, предлагает вынести этот вопрос на обсуждение всех заинтересованных сторон. При этом в ведомстве подчеркивают, что и нынешнее законодательство не мешает работодателям сокращать количество рабочих дней по своему усмотрению. Трудовой кодекс ограничивает максимальную продолжительность рабочей недели (не более 40 часов), а нижней границы не существует.

Простые граждане такую заботу восприняли настороженно. По данным ВЦИОМ, почти половина россиян (48%) идею перехода на новый график не поддерживают, опасаясь потерять в деньгах. И, что бы там ни говорили депутаты, опасения отнюдь не напрасны.

Благими намерениями…

Подобная инициатива очень хороша для развитых экономик, где кризис перепроизводства и дефицит рабочих мест, отмечает профессор кафедры финансового менеджмента РЭУ имени Г. В. Плеханова Констанин Ордов. В России же, напротив, дефицит рабочих рук: по итогам одного только первого квартала 2019 года их убавилось примерно на 800 тысяч, и с учетом демографической ситуации негативная динамика продолжится.

Впрочем, в текущих условиях предприятия вряд ли начнут набирать дополнительный персонал, чтобы было кем заполнить выпадающие дни. Скорее, им придется сократить объемы производства, отказаться от планов развития и кого-то уволить, чтобы оставшимся платить ту же зарплату за меньшее количество работы. Зато у государства появится возможность отчитаться о росте производительности труда (если, конечно, при всем при этом удастся сохранить хоть какой-то рост ВВП).

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

Еще один весьма вероятный вариант — игра с переменной частью денежного довольствия сотрудников. То есть формально фиксированный оклад сохранится, но реальный доход уменьшится за счет урезания премий, бонусов, различных доплат. Нечто похожее уже происходит в рамках исполнения указов президента в бюджетных сферах (образование, медицина и т. д.), где идет перевод бонусов и премий в основную часть зарплаты. И это дает возможность отчитаться, что зарплаты растут, хотя реально на руки граждане порой получают даже меньше, чем раньше.

В текущих экономических условиях у российского частного бизнеса банально нет денег, чтобы профинансировать такой маневр, а государственные компании, конечно, все исполнят, вопрос только в том, как и за чей счет.

Чудес не бывает. Мы хотим последствия и всю тягость этого решения переложить на плечи предпринимателей. Но бизнес сейчас находится не в лучшей форме, особенно с учетом того, что покупательная способность россиян сокращается, а санкции против России резко ограничивают конкурентоспособность российских компаний и востребованность наших товаров на внешних рынках. Эта мера способна существенно перекроить экономику, изменить приоритеты и интересы в различных секторах, — предупреждает эксперт.

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

Интересно, но преждевременно

Четырехдневная неделя — это шаг навстречу эволюции Трудового кодекса, однако в данный момент переход на такую систему работы экономически нецелесообразен, соглашается первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал.

Формально к такому переходу не готовы в данный момент практически любые предприятия, особенно это касается отраслей и предприятий со слабой взаимозаменяемостью сотрудников или ограниченным их количеством — школы, детские сады, система здравоохранения, социальные службы. Особенно ярко проблема прослеживается в регионах, — поясняет он.

К тому же, по словам эксперта, на данный момент экономические выгоды от такого перехода также представляются весьма туманными. Никто не захочет отдыхать на четыре дня больше и терять при этом большую долю дохода. Предприятиям же будет невыгодно ради четырех дней нанимать дополнительных сотрудников, а без этого 32 часа работы в месяц будут пропадать.

Однако с проникновением прогресса в производство, приходом искусственного интеллекта и машин производительность труда будет планомерно увеличиваться, в том числе и количество выпускаемых товаров, прогнозирует аналитик. В то же время спрос не будет успевать расти так же стремительно, и оптимизация работы в виде четырехдневной недели станет мерой жизненно необходимой.

Инициатива интересная, прорывная, но преждевременная, стоит к ней вернуться ближе к 2024—2025 году, — заключает он.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)