«Шляются тут»: как случайные прохожие могут стать экстремистами

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Гулять по центру Москвы с некоторых пор стало опасно — можно совершенно неожиданно попасть под раздачу бесплатной экскурсии на автозаке по маршруту до местного ОВД.

Субботним вечером редактор телеканала «360» Екатерина Максимова вместе с подругой Зинаидой Гилязовой весело шагали по улице Большая Лубянка в сторону Мясницкой, 38, в бар, отпраздновать день рождения тату-салона, что находится неподалеку.


Афиша дня рождения тату-салона

Афиша дня рождения тату-салона

Навигатор почему-то не работал, проблемы со связью возникли, вероятно, в связи с субботним митингом на Сахарова, поэтому девушки немного заблудились и двигались по наитию, решая, куда свернуть. На пересечении Рождественского бульвара и Большой Лубянки наткнулись на толпу людей в черной форме, балаклавах и без опознавательных знаков.

Дальше им пройти не дали. Двое мужчин остановили девчонок, не представляясь, попросили досмотреть вещи. Катя и Зина не стали сопротивляться, спокойно открыли сумки.

— Мы повернули за угол, и тут видим: куча людей в черной форме с закрытыми лицами стоит. Полупустая Лубянка, и их целая толпа. Несколько человек подошли к нам и говорят: «Девушки, давайте досмотрим ваши вещи». Ну, нам чего бояться-то? Мы открыли сумки, говорим, может документы показать, паспорта, например. На что нам ответили, нет не надо, все в порядке. Но подождите, сейчас подойдет товарищ полковник и проверит ваши данные.

Между силовиками и подругами завязался непринужденный разговор. Постепенно девушек стали выводить на разговор о митингах. На вопрос, что они тут делают, девушки объяснили, что идут на мероприятие, просто заблудились и думали куда свернуть.

Здесь девушек задержали около 18:00 в субботу

Здесь девушек задержали около 18:00 в субботу

Увидев кольцо на пальце Зинаиды, один из сотрудников силовых структур начал читать нотации о том, что, мол, она девушка замужняя, ходит по всяким митингам (!), ее муж должен за это ей дать ремня. На это хамское замечание Зина не знала, что ответить. Она, собственно как и Катя, прибывала в легком шоке, но вариантов у них не было, надо было дождаться главного, чтобы ситуация наконец прояснилась и они пошли по своим делам.

По словам Екатерины, атмосфера разговора накалялась и им уже открыто стали говорить, что они поддерживают оппозицию и лучше бы пожары ехали в Сибирь тушить:

— Один говорит мне: вот вы шляетесь тут, поддерживаете оппозицию, лучше бы в Сибирь ехали пожары тушить! С чего он взял, что я поддерживаю оппозицию, и почему я должна тушить пожары, непонятно. Мы шли, никого не трогали. И до нас наконец-то начало доходить, что просто так нас не отпустят.

Затем приехал автозак, и девушек без объяснения и оформления протокола затолкали в машину.

— Я первая зашла, — продолжает Катя, — никто протокол не составлял, его составили уже в час ночи, когда нас отпускали из ОВД, а сели мы в автозак где-то в 18:00. Затем у нас отобрали все вещи, сумки, телефоны и куда-то повезли. Куда повезли — никто не отвечал, что происходит — тоже не объяснили.

Буквально через минут пять к ним присоединились еще несколько человек, из них две девушки в желтых дождевиках. По их словам, раз у них одинаковые дождевики, то, наверное, их приняли за участников какой-то акции.

А дальше, как рассказала Екатерина, они стали кататься по Москве, периодически где-то останавливаясь:

— Мы начали нарезать круги по Москве, где-то останавливались, к нам подсаживали людей, и мы ехали дальше, пока не забили полностью. Под конец нас было уже 20 человек.

Еще один случайный «участник акции» Дилмурат приехал из Кыргызстана месяц назад по приглашению строительной фирмы. Он занимается реставрацией здания Политехнического музея на Китай-городе. Он шел с работы и уже собирался спуститься в метро, как к нему подошли трое мужчин в черной форме. Без объяснения взяли под руки и повели:

Я шел с работы, уже заходил в метро, и тут ко мне подошли трое. Я говорил им, что я гражданин другой страны, мне надо позвонить в посольство. А они мне ответили, что все будет, но позже. Когда посадили в автозак, то отобрали все вещи. Куда везут — не сказали. В автозаке было много людей, душно, воду не давали. Окна не разрешали открывать. Какой-то девушке там стало плохо. В ОВД мы приехали поздно, в часов 9 вечера.

Тимура Уразбарахтина также забрали недалеко от станции метро «Китай-город». Он стоял с друзьями, они часто собираются там — гуляют и общаются:

Я стоял у метро и наблюдал за происходящим вокруг, когда ко мне подошли двое представителей правоохранительных органов, молча взяли под руки и повели. Поскольку я не сопротивлялся, рук не заламывали, но причин задержания не объяснили, на вопросы не отвечали. Перед тем как посадить в автозак, забрали вещи и прошлись по карманам.

На просьбу Тимура открыть окно — отказали, объяснив, что они будут кричать в окно. От духоты людям становилось плохо, воды не было. И только когда люди практически падали в обморок, кинули две бутылки воды на всех.

Когда остановились на Чистых прудах, в машину буквально внесли девушку, которая отчаянно сопротивлялась. Она не отдавала свои вещи, ее скрутили, вещи отобрали.

В отличие от остальных, она не боялась силовиков, качала свои права и говорила всем, как себя вести. Поэтому у присутствующих сложилось впечатление, что она в такой ситуации оказывается не в первый раз. Но благодаря ей задержанные узнали, что их везут в ОВД «Котловка». Девушка открыла окно и кричала прохожим, чтобы те сфотографировали номер автозака и сообщили в «ОВД-Инфо».

В ОВД автозак прибыл уже после 21:00 в составе 20 человек. Задержанных привели в какую-то небольшую комнату, в туалет отпускали по одному. В полиции также никто не представился и протокола не составлял. Люди стали нервничать — у кого-то самолет был через пару часов, одному мужчине надо было принимать лекарство строго по часам. Но на просьбу все же объяснить причину задержания так и не ответили, только уводили по одному на допрос.

— Меня привели на допрос и стали задавать странные вопросы, — рассказал Дилмурат. — Есть ли у меня в Москве знакомые террористы, которые отправлялись в Сирию. И кто меня заставляет соблюдать традиции ислама — сам или родители. Затем сказали, что я им не интересен, что меня не должны были задержать, но раз задержали, суд все равно будет, и тут они ничем помочь не могут. А протокол надо подписать, что с задержанием не согласен. Я так и подписал. А вот в посольство они так и не дозвонились. В понедельник буду сам звонить, просить помощи.

Как пишут полицейские, задержали они девушек не в 18:00, а почти на три часа позже, да еще и не вдвоем, а в составе группы в пару сотен человек

Как пишут полицейские, задержали они девушек не в 18:00, а почти на три часа позже, да еще и не вдвоем, а в составе группы в пару сотен человек

Когда Катю с Зиной отпустили после допроса, а было это примерно в час ночи, их догнала сотрудница ОВД и попросила задержаться для разговора с представителями «Агоры» (правозащитной организации, которая помогает политзаключенным).

Их попросили подождать, а потом проводили в помещение, где сидели люди в штатском. Что это не правозащитники, Екатерина поняла только в середине беседы, когда ей предложили снять отпечатки пальцев:

— Когда нас привели в помещение, мы сначала не поняли, кто это. Нас участливо спрашивали, что случилось, они играли роль таких добрых полицейских, зачем-то сфотографировали все мои татуировки, спросили о моем гражданском супруге Николае и записали все данные. Они выдавали себя за сотрудников «Агоры», но я предполагаю, что они совершенно из других структур.

Кстати, любопытная деталь: все участники этой истории подтверждают, что люди в штатском задавали странные вопросы. Например, Тимура они спрашивали, с кем он живет и с кем он спит. Один ли он был на митинге и кричал лозунги против президента и России, или с ним были соратники? Катю о политике не спрашивали, но зато много задавали вопросов по работе. Она — начальник международного отдела телеканала «360 Подмосковье»:

— Они меня спросили, много ли у меня контактов иностранных журналистов, работающих в Москве. И кто из них может написать, что Путин хороший или, наоборот, плохой. Я ответила, что все мои контакты за рубежом. Я же международник.

Кто эти ребята в штатском — можно только догадываться. К слову, по информации того самого портала «ОВД-Инфо», в тот день в ОВД «Котловка» работали сотрудники СК.

Девушки в протоколах указали, что абсолютно не согласны с той ложью, что пытаются впарить судьям полицейские. Но многие задержанные испугались выражать несогласие, и не верят, что можно добиться справедливости.

Девушки в протоколах указали, что абсолютно не согласны с той ложью, что пытаются впарить судьям полицейские. Но многие задержанные испугались выражать несогласие и не верят, что можно добиться справедливости

Кстати, все ребята, с кем общался корреспондент «Ридуса», в один голос говорят, что хоть психологическое давление и было колоссальным, силу к ними не применяли. Но людей заставляли нервничать, на вопросы не отвечали, не представлялись и причин задержания не объясняли. Не давали позвонить близким, не говоря уже об адвокатах.

Протоколы задержания выдали после часа ночи с одним и тем же текстом. Говорилось о том, что всех задержали за участие в несанкционированной акции в составе двухсот человек, а также за лозунги и плакаты против Владимира Путина и России. 

К слову, в протоколе стоит время пребывания на акции — 21:00, хотя в это время автозак находился уже на территории ОВД «Котловка». 

Суд состоится 22 августа. Все задержанные собираются подавать коллективное заявление в прокуратуру, а пока ищут хороших адвокатов.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (2)

В Москве ветеран труда не может зайти в магазины из-за кардиостимулятора

© facebook.com

© facebook.com

Жительница Москвы пожаловалась на дискриминацию в столичных магазинах. Она утверждает, что ее 80-летняя мама с кардиостимулятором не может войти во многие торговые заведения, так как там установлены рамки металлодетекторов.


Моя мама не может войти в эти магазины, а также в большую часть магазинов города Москвы, из-за рамок металлодетекторов, которые в последние месяцы устанавливают повсеместно. У моей мамы — кардиостимулятор, и ей категорически нельзя проходить через рамки во избежание сбоя настроек ЭКС, что может привести к угрозе здоровья и жизни, — написала Тина Георгиевская на своей странице в Facebook.

С ее слов, администраторы магазинов говорят, что с такими вопросами к ним обращаются не в первый раз, но ни они, ни охранники ничем помочь не могут, так как не имеют полномочий отключать рамки.

© facebook.com

Как пишет Тина, в микрорайоне Митино, где она живет со своей мамой, ветераном труда Надеждой Полетаевой, есть только один магазин без рамок. Она опасается, что в дальнейшем таких магазинов не останется вовсе, и люди с кардиостимуляторами лишатся возможности покупать продукты без риска для жизни. По ее словам, миновать металлодетекторы нельзя, так как они установлены и на входах, и на выходах.

Недавно мы ездили с мамой покупать ей туфли в ТЦ «Калейдоскоп». Чтобы туфли померить, я должна была их выбрать по маминому описанию, попросить у продавца разрешения вынести их за рамки, чтобы моя 80-летняя мама (прыгая на одной ножке) их надела, — сокрушается москвичка.

Она добавила, что считает это дискриминацией людей «по признаку нездоровья».

Интернет-пользователи отреагировали на ее пост множеством комментариев. Многие поддержали женщину.

Некоторые из пользователей Сети в комментариях утверждают, что магазинные металлодетекторы для людей с кардиостимуляторами не опасны — в отличие от тех, что установлены на вокзалах и в аэропортах. Однако доказательств своих слов пока из никто не привел.

Ранее «Ридус» рассказывал про инцидент в Башкирии, где сотрудники торгового центра запретили больному ДЦП посещать магазин.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)