Почему РПЦ и Минздрав не смогут договориться о запрете абортов

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

Межсоборное присутствие Русской Православной Церкви разработало проект документа «О неприкосновенности жизни человека с момента зачатия», в котором утверждается, что ребенок с первых мгновений своей биологической жизни является «не просто оплодотворенной яйцеклеткой, а уникальным развивающимся человеческим существом», права которого предлагается закрепить законом. Если предложение РПЦ будет принято государством, аборты и некоторые распространенные медицинские процедуры фактически окажутся под запретом.

Разговор о запрете абортов часто начинается со статистики. Например, патриарх Кирилл недавно заявил, что решительные меры против абортов позволят России выйти из демографического кризиса и всего за 20 лет нарастить население до 166 миллионов человек. Парадокс заключается в том, что ни священнослужители, ни чиновники точно не знают, сколько абортов делается в стране на самом деле. Еще более сложен ответ на вопрос — из-за чего женщины делают аборты.

«Ридус» погрузился в тему и поговорил с представителями Церкви и врачами-гинекологами, чтобы разобраться, почему Церковь борется против абортов и к чему может привести эта борьба.


Что говорит статистика

Росстат и Минздрав приводят на своих официальных сайтах существенно отличающиеся данные — 779 848 и 627 127 абортов за 2017 год соответственно, более свежая статистика пока не опубликована. Эти цифры означают, что на каждые сто россиянок фертильного возраста каждый год приходится в среднем по два аборта.

Эти показатели сильно отличаются в меньшую сторону от неофициальных данных, которые основаны на опыте Советского Союза: в РСФСР в последние 30 лет существования советской власти число абортов колебалось от четырех до пяти миллионов ежегодно, а в современной России отчего-то стремительно пошло на убыль. Этот тренд непросто объяснить, учитывая все пережитые россиянами после распада СССР трудности. Разве что резким ростом духовности и массовым распространением представлений об аборте как тяжком грехе, либо столь же резким падением качества сбора статистики.

По данным Росстата, аборты у девочек в возрасте до 14 лет включительно составляют лишь 0,04% от общего числа прерванных беременностей — в 2017 году зафиксировано 350 случаев на всю страну.

Подростковая беременность, судя по числу сделанных в возрасте 15−17 лет абортов, распространена шире, но все равно измеряется долями процента — 0,7% или 5530 за год. Росстат свидетельствует, что 98% всех абортов делают совершеннолетние женщины в расцвете сил — от 18 до 44 лет.

На этом вопросы к статистике не заканчиваются, а только начинаются. По данным Минздрава, самый распространенный в России аборт — самопроизвольный (выкидыш), на его долю приходится 17,9% от всех учтенных абортов — более 112 тысяч в абсолютных цифрах. В статистику абортов включены вообще все прерванные беременности, причины которых подпадают под разделы О02-О07 Международной классификации болезней. Впору бить тревогу о катастрофическом состоянии репродуктивного здоровья россиянок. И подозревать приписки.

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

Главный камень преткновения в спорах о запрете абортов — аборты по медицинским показаниям — в Минздраве оценивают в 2,8% или 17 677 случаев за 2017 год. Это притом, что глава социального комитета Совфеда Валерий Рязанский недавно публично заявил, что по медицинским показаниям совершается до 50% абортов, и потому, по словам сенатора, «их никому нельзя запрещать».

Аборты по социальным показаниям, перечень которых утвержден Приложением к приказу Минздрава от 3 декабря 2007 года, в России, если верить статистике, теперь стали исчезающе редки — лишь 22 случая на всю страну (0,003%). Криминальных абортов, по мнению чиновников от медицины, в России тоже почти не стало — за 2017 год зафиксировано 355 случаев (0,06%).

Что говорит РПЦ

Из текста разработанного Церковью проекта документа «О неприкосновенности жизни человека с момента зачатия» для любого православного христианина со всей убедительностью и множеством ссылок на священные тексты следует, что совершение аборта совершенно недопустимо, кроме случаев, когда жизни матери угрожает серьезная опасность. «В случаях, когда существует прямая угроза жизни матери при продолжении беременности, особенно при наличии у нее других детей, в пастырской практике рекомендуется проявить снисхождение», — гласит специальная оговорка.

Отдельно в документе оговорен вопрос использования контрацептивов с абортивным эффектом, действие которых приводит к гибели эмбриона. Такие ситуации фактически приравниваются к покушению на убийство. В Церкви предупреждают, что к аборту на самой ранней стадии развития эмбриона может привести и прием гормональных препаратов с целью лечения женских болезней. «Использование таких лекарственных средств может быть оправданным с нравственной точки зрения только в случае воздержания от супружеских отношений на протяжении всего периода лечения заболевания», — подчеркивают авторы документа.

Все это осталось бы вопросом внутрицерковной дисциплины, если бы не стремление РПЦ обеспечить защиту прав детей до рождения на государственном, читай общеобязательном, уровне. В проекте документа об этом сказано прямо: «Православная Церковь подчеркивает, что фундаментальные права эмбриона как человеческой личности должны быть закреплены в законодательстве». Даже в условиях, когда подавляющее большинство населения во время социологических опросов объявляет себя верующим, остается неверующее меньшинство, право которого не руководствоваться религиозными установлениями гарантирует Конституция.

Чтобы прояснить позицию Церкви по вопросу абортов, «Ридус» побеседовал с богословом, кандидатом философских наук, доцентом Тобольской духовной семинарии протоиереем Димитрием Кирьяновым, который входит в комиссию Межсоборного присутствия по богословию и богословскому образованию.

Отец Димитрий пояснил, что опубликованная Межсоборным присутствием версия документа не является окончательной и предлагается к обсуждению. Вопросам биоэтики в РПЦ планируют посвятить еще несколько новых документов, в том числе отдельный — теме экстракорпорального оплодотворения (ЭКО).

Священнослужитель прокомментировал ряд дискуссионных вопросов, касающихся абортов и их возможного запрета. «Церковь исходит из понимания достоинства человека как человека с момента зачатия, именно поэтому в документе подчеркивается право каждого эмбриона на жизнь. Документ не является сам по себе законодательной инициативой, он выражает взгляд Церкви на достоинство человека, который, если законодатель прислушается к этой позиции, может быть и закреплен на законодательном уровне», — сказал отец Димитрий.

Противоречия между церковными антиабортными инициативами и светским характером государства в России Димитрий Кирьянов не признал. «Все церковные документы основывают свою позицию на Священном Писании и Священном Предании. Данный документ никак не входит в противоречие с законодательством. Документ не добивается утверждения законов на основании религиозных текстов. Святейший патриарх Кирилл поддерживает законодательную инициативу вывести аборты из системы ОМС, поскольку сейчас получается, что государство и общество финансируют свое собственное исчезновение», — подчеркнул он.

© pixabay.com

«Достоинство человека не должно рассматриваться исключительно по каким-то внешним „ситуативным“ признакам: родился, не родился, жизнеспособен, не жизнеспособен и так далее. Как только понимание достоинства человека становится ситуативным — исчезает сам человек. Исходя из такого „ситуативного“ понимания достоинства человека возникают современные практики, такие как аборты, эвтаназия и тому подобное. Тот факт, что в документе достоинство человеческого эмбриона обосновывается священными текстами, никоим образом не отменяет самой по себе необходимости признания человеческого достоинства за эмбрионом и на других основаниях», — указал священник.

Отверг протоиерей Димитрий Кирьянов и аргумент сторонников абортов о праве женщины распоряжаться собственной жизнью, сославшись на то, что право матери на аборт должно быть ограничено правом на жизнь ее будущего ребенка. «Наличие детей в семье также лишает женщину и ее супруга права распоряжаться собственной жизнью, поскольку они естественным образом обязаны воспитывать своих детей. Такая этическая позиция разрушительна для семьи — если каждая мать и отец будут решать вопрос о том, надо ли им воспитывать своих детей, или все-таки лучше осуществить „иной свободный выбор“», — заявил он.

«Церковь призывает супругов к взаимной ответственности за будущее своих детей с момента зачатия, призывает их к заботе и любви к будущему ребенку, а не к произвольному осуществлению „свободного выбора“. К сожалению, примеров такого „свободного выбора“ в криминальной хронике предостаточно», — заметил отец Димитрий.

Не разделяет представитель Церкви и опасений насчет резкого роста числа криминальных абортов и женской смертности. «Инициатива Церкви не приведет к росту смертности. В документе нет речи о законодательном запрете абортов. Церковь и в „Основах социальной концепции“ и в данном документе призывает матерей и отцов не избавляться от своих детей, а любить их и воспитывать. Церковь призывает общество и государство создавать условия для поддержания института семьи и брака, способствовать укреплению семейных отношений и ответственному родительству», — разъяснил священнослужитель.

Помимо ограничения абортов у Церкви есть и другие предложения, профилактического характера. «Сегодня в стране нет запрета на аборты, но многие матери рожают детей и бросают их в роддомах, на лавочках на улице, в мусорных ящиках — и такое встречается. Это не имеет никакого отношения к проблеме абортов, однако имеет непосредственное отношение к тому воспитанию, которое получают сегодня будущие мамы и папы в школах и семье. Церковь готова помочь государству в воспитании ответственного отношения к семье и рождению детей в общеобразовательной школе, чтобы таких ситуаций становилось меньше», — предложил протоиерей Димитрий Кирьянов.

Что говорят врачи

На самый животрепещущий в бытовом плане вопрос — о неабортивной контрацепции — «Ридусу» помогли найти ответ акушеры-гинекологи Нона Овсепян и Роман Гетманов. По словам Ноны Овсепян, на 100% гарантировать отсутствие абортивного эффекта могут только контрацептивы барьерного типа, чаще всего в этом качестве используются мужские и женские презервативы. Остальные популярные среди населения методы контрацепции либо прямо направлены на умерщвление эмбриона (считай убийство ребенка с религиозной точки зрения), либо могут предусматривать такую опцию на случай, если не сработают механизмы предотвращения оплодотворения яйцеклетки.

Роман Гетманов согласился с мнением коллеги, и в качестве альтернативного или дополняющего барьерные контрацептивы метода предложил женщинам учиться рассчитывать время своей ежемесячной овуляции и прекращать половую жизнь на этот небольшой период времени. Врач подчеркнул, что «весь цивилизованный мир» отказывается от оральных контрацептивов из-за возможных негативных последствий для здоровья.

© Светлана Холявчук/Интерпресс/ТАСС

Против запрета на аборты в беседе с «Ридусом» высказался заслуженный деятель науки РФ, академик РАН, президент Российского общества акушеров-гинекологов, доктор медицинских наук, профессор Владимир Серов, четверть века занимавший должность главного акушера-гинеколога Министерства здравоохранения РФ.

Касаясь странностей в статистике Росстата и Минздрава, профессор подтвердил, что по медицинским показаниям аборты делают примерно в 3% случаев, а никак не в 50%, как утверждает сенатор Рязанский. «По медицинским показаниям аборты делаются, конечно, редко. Либо ребенок имеет пороки развития нежизнеспособного свойства, заболевания, которые вылечить после рождения нельзя, либо когда состояние женщины очень тяжелое. Все остальные аборты делаются по желанию женщины», — пояснил Серов.

Расхождения в данных Росстата и Минздрава он объяснил сосуществованием государственных и частных клиник, и оценил погрешность статистики в 10−12% от общего числа абортов. По его словам, частные учреждения неохотно публикуют данные о заболеваниях своих клиентов, еще меньше желания делать достоянием общественности свой аборт и его причины у самих женщин. Скрывают аборты в том числе от самых близких людей, поэтому и врачам, и пациентам зачастую бывает проще списывать все в графу «выкидыш». «Даже по материнской смертности имеются некоторые расхождения между данными Росстата и данными министерства, к сожалению, такая практика существует», — отметил профессор.

В то же время, Владимир Серов опроверг домыслы о том, что в России производится несколько миллионов абортов ежегодно. «Это, конечно, неправда. Статистика в конечном итоге дает примерно точные данные. Когда Россия входила в Советский Союз, то в России проводилось 4 миллиона абортов, примерно так. Всего в Союзе было около 5 миллионов абортов. В азиатских республиках абортов было значительно меньше чем в РСФСР, а в Прибалтике значительно больше, но прибалтийские станы небольшие. А сейчас, как вы слышали, меньше миллиона. Вот за эти годы количество абортов резко уменьшилось», — добавил профессор.

В случае запрета абортов Россия по женской смертности быстро догонит Африку, считает академик.

«Общество настроено на уменьшение количества абортов, но люди, которые говорят о запрещении — они не правы, потому что надо работать систематически. Пройдет некоторое время, и количество абортов в России снизится. Оно не исчезнет, конечно, ни в одной стране мира нет такого, чтобы абортов совсем не было. Будет где-то примерно 200−300 тысяч в год. Считать, что если сегодня запретить аборты, то сразу на 600 тысяч повысится рождаемость — это фантазия. Были опыты и в России, когда запрещались аборты, на рождаемость это не влияет. А вот на материнскую смертность влияет, женщины начинают чаще умирать, потому что криминальное вмешательство появляется», — объяснил свою позицию Серов.

«Материнская смертность в России сейчас примерно как в Европе. Если аборты запретить, она резко возрастет. Опыт такой был, аборты запрещались в Советском Союзе, так материнская смертность была, ну я не знаю какое подобрать слово, она была умопомрачительная. Сейчас в России материнская смертность примерно 9 на 100 тысяч живорождений — это очень маленький процент. А с запретами и криминальными абортами станет примерно 50 на 100 тысяч живорождений, будет такая африканская республика примерно», — предупредил он.

Первый заместитель министра здравоохранения Татьяна Яковлева недавно подтвердила позитивную статистику по абортам в России за последние 5 лет. По ее словам, если в 2013 году количество абортов составляло более 881 тысячи, то в 2018 году — 567 тысяч.

«Дело в том, что разрешение аборта ведет к его снижению, аборт должен быть разрешен по желанию женщины, она имеет право желать, она имеет право собой распоряжаться. Если она несовершеннолетняя, то тогда, конечно, должны в этом деле участвовать родители», — заключил Владимир Серов.

8 июня 2019 года заместитель министра здравоохранения РФ Дмитрий Костенников заявил, что Минздрав не поддерживает исключение абортов из обязательного медицинского страхования (ОМС), так как эта мера «приведет к дискриминации женщин» и росту числа криминальных абортов.

Ранее на антиабортные инициативы православных резко отреагировал телеведущий Владимир Познер, заявивший что РПЦ «занимает наиболее реакционную, темную и на самом деле античеловеческую позицию». Публичный ответ Владимиру Познеру на страницах «Рудуса» дал пресс-секретарь Синодального отдела по благотворительности РПЦ Василий Рулинский. Он сослался на ратифицированную Россией Конвенцию ООН о правах ребенка и подчеркнул научный характер представления о том, что аборт — это убийство человека, а также призвал перестать навязывать обществу «ложный либерализм, понимаемый как права одних убивать других».

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (1)