«Если не ты, будут лежать»: как волонтеры помогают отказникам в больницах

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Я лежала со своей старшей дочерью в больнице, а в соседней палате был ребенок, весь искусанный комарами. Он лежал один в палате и при этом даже не плакал. К нему подходили только, чтобы дать бутылочку и поменять штаны. Медсестры никому не разрешали к нему входить, говорили: „Вы зайдете и ребенка приучите к рукам, приучите к общению. Он потом нам не даст спокойно жить — будет требовать внимания“. Мы не смогли быть безразличны к малышу и старались всем отделением помочь: стали заходить к нему, стали его баловать, с рук на руки передавать, — вспоминает председатель совета Межрегиональной общественной организации социальной помощи детям (МООСПД) «Наши дети» Наталья Аликина.

После этого, в 2009 году, эколог из Санкт-Петербурга организовала проект «Помощь детям в больницах». Волонтеры проекта ухаживают за детьми, которые по разным причинам остаются в медучреждении без присмотра родителей. Они переодевают, кормят и моют их, детям постарше организовывают досуг, гуляют с разрешения медперсонала, а также следят за приемом лекарств, — то есть всячески способствуют выздоровлению ребенка.

«Приезжают, как правило, голые»

Как рассказала «Ридусу» Наталья Аликина, медики сами связываются с организацией, когда к ним в больницу поступает ребенок, нуждающийся в сопровождении.


«У нас нет постоянных стационарных постов, есть запрос от медиков. То есть поступил ребенок, после этого, как правило, старшие медсестры звонят Карине, просят выйти волонтеров или дать няню», — пояснила она.

Карина Тимонина — руководитель этого проекта. Она координирует работу почти 200 волонтеров, которые ухаживают за детьми примерно из десяти детских больниц Петербурга.

Я стараюсь приехать одной из первых, чтобы ребеночка посмотреть, выяснить, какие нужды есть у него. Потому что дети мало того что приезжают без сопровождения, так они еще и приезжают, как правило, голые: без памперсов, без смеси необходимой, без одежды, — все это мы собираем сами, — говорит собеседница издания.

По ее словам, иногда не получается приехать «сию секунду», но каждого ребенка обязательно посещает координатор и сам дежурит, чтобы понять особенности ухода за ним — «чтобы самому все это прочувствовать, посмотреть и чтобы общаться на одной волне с остальными волонтерами, которые в дальнейшем будут этого ребенка навещать, иначе тяжело будет координировать, не зная, о чем идет речь».

Карина Тимонина

© vk.com

Как признается Карина, она хотела помогать детям еще со школы: «В интернете искала очень долго, где можно было бы помогать, но раньше это все ограничивалось только лишь материальной помощью. Прийти в детский дом и посидеть с ребенком было нереально. Многие учреждения были вообще закрыты для сотрудничества и принимали только материальную помощь. Про больницы я тогда даже подумать не могла, что такая ситуация вообще в мире происходит, что дети остаются одни на лечении. Но как-то постепенно стала искать, даже хотела устроиться работать нянечкой в детдом по ночам, но тогда не получилось, так как я работала и училась одновременно. Потом я все-таки вышла на нашу организацию, которой тогда был примерно год. Меня приняли в волонтеры, и достаточно быстро я стала координатором областной больницы. С этого началась такая активная деятельность. В этом сентябре будет уже десять лет. Последние три года это профессиональная деятельность — это моя работа».

Карина говорит, что помнит всех детей, с которыми она работала в больницах:

Всех обязательно [помню], и первого особенно. Потому что этот мальчик буквально через несколько месяцев умер. Ему было всего три месяца. И как раз первое мое дежурство было у него в областной больнице. Но смерть — это такой момент… Мы в принципе должны быть готовы к этому, потому что это больница — дети поступают по причине какой-то болезни, часто тяжелой. Потому что отказываются, как правило, от тяжелобольных детей. Мы где-то в уме у себя должны иметь такой момент, что все может быть.

Карина воспитывает дочь. Ей шесть лет. Глядя на маму, девочка говорит, что в будущем хочет стать волонтером.

«Я вижу и чувствую, что ей тоже тяжеловато, когда мама постоянно на телефоне или в интернете. Или вот мы идем в пятницу, я говорю: всё, Полиночка, я отработала, теперь идем гуляем. И тут бац, звонок — новый ребенок. Значит, мы прогулку раньше заканчиваем, я прихожу домой и должна составить график ребенка. То есть я не могу сказать: ребята, ждем до понедельника, у меня выходные. Любое мое промедление — минута, час — это значит, что ребенок один лежит в больнице. Это не отложить никуда в долгий ящик. И ни на кого другого не перекинуть тоже».

© vk.com

«Помогать — это на самом деле тяжело»

Все волонтеры, которые хотят ухаживать за детьми в больницах, должны пройти обязательный трехчасовой тренинг. «Всем тонкостям мы учим на этом тренинге. Они не только узнают теорию, но и учатся, как правильно надевать подгузники, как правильно кормить, как правильно держать, мыть, немного затрагивается тема особенных детей. Затем волонтер идет на совместное дежурство с кем-то из опытных, и не один раз. После этого наставник дает обратную связь о том, что он думает: справляется волонтер или нет. Потому что, даже пройдя собеседование и обучение, не все волонтеры могут подойти для этой работы. Все-таки это и морально и физически тяжело».

По словам Карины, люди, которые хотят стать волонтерами, отсеиваются на каждом этапе.

На собеседовании я рассказываю про больницы, что помогать — это на самом деле тяжело, а не легко, как пишут часто в рекламе. Уже на этом этапе отсеивается часть волонтеров, которые иногда приходят в розовых очках, с какими-то возвышенными ожиданиями, — говорит она.

Психолог МООСПД Дмитрий Пильников выделил несколько мотивов людей, желающих стать волонтерами: одни приходят ради «геройства» — желания покрасоваться. Другие, таким образом, хотят создать определенный имидж. «Сейчас у девушек входит в «комплект невесты», что она еще и добрая», — поясняет специалист.

Есть те, кто считает, что коллективное волонтерство — это весело: «Могут ожидать чего-то большего, но с тобой в пару могут встать волонтеры, не всегда тебе симпатичные». Некоторые уверены, что ребенок, за которым он станет ухаживать, будет его любить. «[Думает] мне будет с ним всегда легко и приятно, однако это далеко не всегда так», — отметил Пильников.

Одним из мотивом, по словам психолога, также становится потеря близких людей: «Не смог помочь одному — помогай другим».

«Мне попадались статьи по этому поводу, что иногда человек не может разобраться со своим чувством вины, начинает потом жить на износ, для того, чтобы загладить свою вину», — подчеркнул он.

© vk.com

«Я получаю удовлетворение от этого»

Наталья Пуха стала волонтером проекта в прошлом году: 7 октября прошла собеседование, утром 14 октября приняла участие в тренинге, а после обеда того же дня уже приехала в больницу.

Много лет назад у Натальи умер сын.

Я всегда знала, что есть такие дети, что они нуждаются в любви и уходе. И им уделять внимание медперсонал просто не имеет возможности… В 1990-м году у меня умер сын маленький, ему было шесть месяцев. Лежали мы в клиниках с муковисцидозом. Поэтому я это все видела, — поделилась собеседница издания.

Сейчас Наталье 51 год. Помогать другим раньше у нее не было возможности.

У меня есть семья, есть дочь, есть внучка. Они нуждались в нашей помощи. Сейчас у них все устаканилось, они живут отдельно, переехали в другой город. У меня просто появилась возможность заняться тем, что я хотела. <...> Я давно этого хотела, для меня это не сложно. Я получаю какое-то удовлетворение от этого. Не от того, что я сама себе нравлюсь, а от того, что им хорошо. Вот они улыбаются, такие пушистенькие волосики, когда их моешь. Могу устать физически, но так я могу устать на любой работе, и всё, — рассказала она.

Наталья Пуха

© vk.com

«Переосмыслила ценности»

Волонтер Мария Родченкова тоже пришла в «Помощь детям в больницах» после потери близкого человека — у нее умерла сестра, которая очень тяжело болела.

Поэтому в какой-то период времени я ушла с работы. Переосмыслила жизненные ценности. Решила, что время — оно не безгранично, не бесконечно. Поэтому нужно не только брать, но и отдавать. Решила оказывать помощь, — поделилась она.
Мария Родченкова

Мария Родченкова

© vk.com

В проекте Мария чуть больше года. Как и остальные волонтеры, она никогда не забудет свое первое дежурство:

Это был маленький мальчик, кормление у него было через зонд. Первое впечатление: такой маленький ребенок… если не ты, то он будет просто лежать.

Сейчас волонтер также организовывает мастер-классы в больнице: дети делают аппликации из бумаги, рисуют, валяют игрушки из шерсти, лепят из пластилина. Недавно девушки проводили мастер-класс по мультипликации — сначала дети все лепили, а потом благодаря компьютерной программе все пластилиновые игрушки и домики оживали.

© vk.com

Мария признаётся, что самое сложное для нее — это видеть детские слезы: «В том отделении, где я работаю, дети без родителей. Иногда посещают родители, и, когда мама уходит, ребенок кричит. Либо дети на карантине, они из палаты не выходят, ты пришел помочь, а когда уходишь, ребенок не хочет тебя отпускать. В такие моменты, конечно, тяжело».

МООСПД «Наши дети» помогает не только детям в больницах. В организации также есть программа «Гостевая семья», программы «Помощь семьям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации» и «Комплексная помощь семьям с детьми-инвалидами». Спонсорами организации в основном являются физические лица.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)