Миллионы на бездомных кошках: как наживаются на любви к животным

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

Насколько мошенничество зоозащитников может быть выгодным?

Даже без всяких сборов на сложные операции обычная черная передержка может принести владельцу достаточно денег, чтобы снимать по три квартиры в Москве и жить безбедно.


В воскресенье, 2 июня, в социальных сетях зоозащитники начали бить тревогу: срочно требуются переноски, передержки, пеленки и умелые руки.

Причиной послужил очередной «зооосвенцим». На Дмитровском шоссе в обычной квартире обнаружили около семи десятков кошек: мертвые вперемешку с живыми.

Особой пикантности этой ситуации добавляют два факта.

Во-первых, эта квартира была арендована у известного московского художника Юрия Миракова.

Во-вторых, помимо этой квартиры хозяйка черной передержки арендовала еще две ровно для тех же целей. Если считать даже по минимальным столичным ценам, хозяйке «кошкиных домов» приходилось платить за арендованную недвижимость не менее 80 тысяч в месяц.

Схемы «зоозащиты»

Сколько же надо зарабатывать, чтобы покрывать эти расходы? Эксперты говорят, что в среднем кураторы животных платят за передержку от 3 до 7 тысяч в месяц.

Таким образом, на 70 кошках можно заработать не менее 200 тысяч рублей, тем более что на корм и прочие причиндалы можно и не тратиться: иной раз добрые люди даром отдадут, а нет — так и без корма потерпят, ничего страшного.

Другая схема заработка — отправка животных из приютов за рубеж — весьма цинична.

В Сети открывают сборы на достаточно скромные суммы в районе тысячи евро. Дескать, на эти деньги оформят все необходимые документы и отвезут несчастного Барсика или Бобика почтенному немцу, который так любит животных, что обязательно хочет завести себе питомца из России.

В отдельных очень редких случаях так и происходит. Действительно, за границей находится по-хорошему сумасшедший человек, который держит у себя в доме всякой твари по паре. Другое дело, что таких историй с последующими фотоотчетами — раз-два и обчелся. В остальных случаях животные после пересечения границы исчезают без следа.

«Было расследование самих же зоозащитников, которые докопались до того, что эти люди отправляют животных на опыты», — говорит инструктор-дрессировщик Людмила Рытикова.

© youtube.com

Чаще всего в таких историях фигурируют Германия и Швейцария.

«По законодательству этих стран есть мощные запреты по опытам над животными в косметологии и медицине. Компании, работающие в указанных странах, не могут использовать в опытах животных этой страны, но могут использовать существ с неизвестным происхождением. Косметологические, медицинские и фармкомпании платят по 300 евро за животное, а наши „зооспасалки“ проводят сбор, объявляют, что животное едет в семью, и зарабатывают таким образом дважды. Потом никаких отчетов, никаких фото из семьи, животное просто исчезает», — объясняет Рытикова.

Всемирный обман ОСВ

Однако мошенничество от зоозащиты лишь полбеды. От действий таких индивидуумов страдают только несчастные животные и кошельки сердобольных людей. Проблема в том, что рука об руку с мошенниками идут зоорадикалы, а от их действий может физически пострадать практически любой из нас.

Во-первых, благодаря их усилиям во многих регионах нашей страны была запущена программа ОСВ (отлов — стерилизация — выпуск). Сторонники этой программы утверждают, что кастрированные животные становятся не агрессивными, эвтаназия — это не гуманно, и призывают брать пример с Европы.

Увы, все эти утверждения неправда практически по каждому пункту.

Начнем с того, что в Европе методика ОСВ практически нигде не использовалась. Опыты были только в балканских странах, в Румынии, Греции и отдельных районах южной Италии. Везде эта методика была признана безуспешной.

Так, в Румынии ОСВ стали внедрять в начале девяностых. В результате численность бездомных собак в стране только выросла, увеличилось и количество нападений бездомных животных на людей.

© Лев Федосеев/ТАСС

Чтобы программа хоть как-то заработала, надо одномоментно изъять 80% животных с улицы и их стерилизовать, но это просто невозможно. Ни одна страна этого сделать не смогла, — говорит Людмила Рытикова.

По словам собеседницы «Ридуса», во всех развитых странах, где была принята эта программа, она со скандалом провалилась, вплоть до того, что в Румынии выпущенные «оэсвэшные» собаки загрызли ребенка, и народ вышел на митинги, после чего эту программу отменили.

«В Москве эту методику отменили в 2008-м, когда на нее уже были списаны десятки миллионов, когда „оэсвэшные“ собаки загрызли программиста в парке во время пробежки», — утверждает Рытикова.

Мифом зоорадикалов является и то, что в развитых странах бездомных собак не уничтожают.

На самом деле эвтаназия бездомных животных разрешена везде, кроме трех стран: Германии, Италии и Греции. В первых двух проблема бездомных животных решалась десятилетиями с помощью комплексных подходов, в Греции же действует программа ОСВ.

Во всех остальных странах агрессивных, больных и невостребованных животных усыпляют. На фотографии ниже — животные, усыпленные 2 июня в американском приюте. Подобные изображения американские зоозащитники используют для пропаганды стерилизации домашних животных.

Наконец, в эффективности методики ОСВ не заинтересованы и те люди, которые непосредственно занимаются бездомными животными.

«Это же не выгодно убирать собак с улицы, если на них ежегодно выделяются миллионы бюджетных денег. Проверить же их освоение невозможно, черная дыра настоящая», — говорит Рытикова.

Удар рублем по охотникам

Впрочем, ОСВ — это далеко не единственная проблема. Под удар зоорадикалов отдельно попали около пяти миллионов россиян. Это число официально зарегистрированных охотников.

«Это началось в конце 2017 года, когда принимали закон о притравочных станциях, чтобы закрыть их. А притравочные станции — это места, где собака учится работать по зверю», — горячо, на эмоциях говорит кинолог-дрессировщик.

По словам собеседника, охотник не может позволить себе взять не обученную собаку, чтобы выйти в лес охотиться на того же медведя.

Тот же медведь — очень опасный зверь, и если собака должным образом не работает со зверем (она его удерживает, не дает подойти к охотнику, она отвлекает его), то просто погибнет человек. И наши законодатели сказали, что плевать на охотников, это не люди вообще, пусть идут с не обученными собаками, а если погибнут — то туда им и дорога, потому что живодеры все, — сетует кинолог.

«Когда из уст законодателей прозвучали такие слова, что собак обучать не надо, это ерунда, выйдут в лес и сами поймут, что делать, это меня возмутило до глубины души. Как дрессировщик я знаю, насколько долго надо с собакой работать на обычное послушание, как тяжело обучить собаку специфическим навыкам работы по зверю. Плюс не каждая собака на то способна, а посмотреть эти способности можно только в контакте с этим зверем. Трезво мыслящие люди поняли, что это плохо и опасно, и решили этому противостоять. Вышли на митинги по всей стране. Законодатели пошли на попятную», — рассказывает Рытикова.

© pixabay.com

С слов собеседницы «Ридуса» выходит, что законодатели постоянно идут на поводу у зоорадикалов.

Так, например, было во время принятия закона об ответственном отношении с животными.

Власти поначалу даже не удосужились пригласить на обсуждение законопроекта представителей профессионального сообщества. Лишь после многочисленных митингов и материалов в СМИ депутаты позвали на обсуждение кинологов, фелинологов и дрессировщиков, но и то, по словам Людмилы Рытиковой, лишь в качестве «свадебных генералов».

Почему властям выгодна такая ситуация и какова роль несистемной оппозиции в решении этого вопроса — тема отдельного материала.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (1)

  • Small b502c29f0e
    Елена Васильева25 июня, 11:51

    Я всеми руками ЗА введение строгих правил содержания животных: от обязательной стерилизации до огромных штрафов за разведение без лицензии и продажу котят/щенят в магазинах. И уж тем более ЗА строгие наказание за выбросы питомцев на улицу. Хотя тут уже очень нужная социальная реклама по необходимости стерилизации в первую очередь для тех хозяев, кто считает, что стерилизовать животных это грех, "нельзя идти против природы" и тому подобная фигня